Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2020) - часть 1

Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2020) - часть 1
Фото: http://russia-rating.ru/
Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при Правительстве РФ подготовили новое исследование, посвященное оценке деятельности мэров столиц регионов и крупных финансово-промышленных центров Российской Федерации за апрель-май 2020 года.

Настоящее исследование проведено ЦИК «Рейтинг» в партнерстве с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации.

Его объектами являются мэры 88 городов России. В их число входят руководители столиц всех субъектов РФ с добавлением представителей пяти крупных финансово-экономических центров: Магнитогорска, Набережных Челнов, Новокузнецка, Сочи, Тольятти. В рейтинг не включены представители Московской и Ленинградской областей в связи с отсутствием у этих регионов собственных административных центров.

Понятие «мэр» не имеет единого значения в различных субъектах России. Под «мэрами» в исследовании понимаются избранные населением главы городов либо, при их отсутствии, те из руководителей, в официальной должности которых содержится определение «мэр». Муниципалитеты, для которых не подходят оба эти варианта, в рейтинге представляют руководители городских администраций (основываясь на изначальном значении слова «мэр»).

Реклама на веке
Как разместить

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, а также заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества. Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении релевантности результатов, в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но и людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге мэров» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов различной профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав, кроме того, позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.

Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного мэра, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют выявить причины успеха или неудачи муниципальных руководителей в глазах экспертов. Именно анкеты являются основным источником, на основании которого выстраиваются таблицы исследования, формулируются тексты его аналитической части.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение о работе того или иного мэра, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой в рейтинге одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений экспертного сообщества. При этом эксперты, высказывают своё мнение в «Национальном рейтинге» не зная итоговых результатов исследования.

В таблицах рейтинга обозначены те мэры, которые находятся на своём посту на момент обнародования исследования. Если ротация мэров произошла незадолго до публикации, эксперты имеют возможность дать положительную или отрицательную оценку происшедшему событию, определить своё отношение к новому мэру, в сравнении с предыдущим и т.п.

В случае с городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) в «Национальном рейтинге мэров» делается акцент на отношении к их руководителям как к градоначальникам, а не как к главам субъектов. Хотя, безусловно, не всегда экспертам удается отделить местную и региональную повестку от федеральной.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса мэра («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Сергей БЕЛОКОНЕВ

Руководитель Департамента политологии и массовых коммуникаций Финансового университета при Правительстве РФ. Депутат Государственной Думы (2007-2011 гг.). Глава Федерального агентства по делам молодежи (2012-2014 гг.)

Российские областные центры в конце мая, в основном, вышли на «плато» распространения коронавирусной инфекции и в ближайший месяц, как сказал Владимир Путин, им предстоит пройти между молотом падения экономики и наковальней новой вспышки эпидемии – санкциями региональных и федеральных властей.

Очевидно в этих условиях тяжелее мэрам городов с развитым малым и средним бизнесом (МСБ). А также мэрам, плохо освоивших ранее современные средства коммуникации с городом. Заметно, что в условиях эпидемии мэрам таких городов, как Казань, Тюмень, Сочи, Саров, Курск, Вологда и другим, начавшим в 2018-2019 гг. осваивать цифровые технологии в управлении городом, интерактивное взаимодействие власти с горожанами, будет легче справляться с чрезвычайной ситуацией.

Отдельного внимания заслуживают областные центры, в которых пройдут выборы горсоветов в ЕДГ 2020 г. Прежде всего, речь идёт о городах-миллионниках: это Казань, Краснодар, Новосибирск, Нижний Новогород, Ростов, Воронеж. Картина в этих городах, безусловно, разная, поскольку различные политические режимы сформированы в этих регионах, но процессы, проходящие там, традиционно остры, особенно можно выделить Новосибирск, Воронеж и Нижний.

Традиционно городские выборы проходят в серьёзной политической борьбе, что связано, с одной стороны, с бизнес-интересами городских элит, а с другой – с задачей ключевых политических акторов, прежде всего, администрации глав регионов, контролировать внутреннюю политику.

Часто политизация городских выборов зависит от расторопности федеральных парламентских партий, сумевших предоставить свою трибуну для городских элитных групп, стремящихся увеличить влияние в городе. И здесь заметны две тенденции: с одной стороны, у парламентской оппозиции за год до выборов в Госдуму-2021 дополнительная мотивация активизироваться, а с другой – в условиях карантина и внезапной цифровой трансформации и политического пространства заметна их растерянность.

В этой связи появляется шанс у новых и малых партийных проектов («За правду», Партия пенсионеров, «Новые люди» и др.), которым, впрочем, они вряд ли воспользуются.

В целом всем городам с грядущими выборами предстоит пройти через дополнительную турбулентность общественно-политических настроений коронавирусного периода.

Особенно здесь под ударом окажутся мэры, которые позиционируются как хозяйственники, прежде всего, таких городов, как Воронеж, Смоленск, Чебоксары, Иваново и других. И, соответственно, более успешными и подготовленными пройдут этот период мэры с большим политическим опытом: Новосибирска, Владимира, Ижевска, Курска, Вологды и др.

В любом случае даже в условиях пандемии ключевой повесткой взаимоотношений избирателей и власти российских городов является качество жизни граждан. В связи со спецификой информационного поля наши граждане и в бедах, и в победах склонны винить федеральный центр. Но вот по состоянию городского хозяйства и благоустройству улиц, отоплению вопросы задаются чаще на местах, прежде всего, губернатору и городскому начальству. К сожалению, в последние месяцы в ряде регионов наблюдается замешательство в деятельности городских властей. Чему примером служат публичные скандалы в Липецке, Нижнем Новгороде, Орле, Охе и других городах. Прогнозирую увеличение таких информационных всплесков в ближайшие месяцы, особенно в городах, где пройдут выборы в законодательные собрания или городские советы.

Дмитрий СОСНИН

Политолог, координатор проекта Комитета гражданских инициатив «Муниципальная карта России: точки роста»

Основная повестка в апреле-мае на всех уровнях публичной власти в России, включая мэров, – борьба с распространением коронавируса и его негативными социально-экономическими последствиями. При этом, если роль губернаторов в ситуации пандемии резко повысилась, то руководители городов (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга) оказались игроками «второй линии» без своих чётко очерченных задач, важной выделенной зоны ответственности и в отсутствие ресурсов для помощи пострадавшим секторам городской экономики и жителям.

Наделение губернаторов широкими полномочиями по определению объёмов и сроков ограничительных мероприятий в отношении субъектов экономики и граждан мотивировалось тем, что они лучше владеют обстановкой на местах, и это позволит принимать более оптимальные решения, чем пытаться это делать «под одну гребёнку» из федерального центра. Несмотря на то, что, казалось бы, эта логика применима и на внутрирегиональном уровне, на практике она не была транслирована на мэров городов. Всю полноту полномочий и ответственности за ситуацию на вверенных им территориях губернаторы постарались сохранить за собой.

На фоне абсолютного большинства глав городов, чётко следовавших в заданном фарватере федеральной противоэпидемической политики, своего рода символом самостоятельности в принятии решений стал Олег Боровский, мэр Саянска Иркутской области. Он после первой же недели «каникул» разрешил городским торговым центрам, парикмахерским и другим малым предприятиям начать работу. Чуть позже прокуратура Саянска опротестовала решение Олега Боровского о возобновлении работы сферы услуг с 6 апреля. Интересно отметить, что позиция и действия Олега Боровского были широко растиражированы в медиа. Он охотно давал интервью изданиям федерального уровня, а одна из передач с его участием на сервисе Youtube набрала около 2 млн просмотров. При всей спорности действий Олега Боровского его пример демонстрирует наличие общественного запроса на сильных самостоятельных мэров, имеющих собственную позицию, не всегда совпадающую с мнением губернатора.

Стоит отметить, что вирусный кризис не привёл к «чисткам» в корпусе мэров. Самая крупная отставка среди глав городов за последние два месяца – это уход 6 мая мэра Нижнего Новгорода Владимира Панова, но она никак не связана с успешностью или неуспешностью в борьбе с COVID-19. Владимир Панов покинул пост в связи с переходом на новую работу — бывший глава города будет спецпредставителем госкорпорации «Росатом» в Арктике. Напомним, что сразу после объявления президентом РФ Владимиром Путиным первых мер по противодействию распространению инфекции в отставку подали сразу четыре губернатора: губернатор Архангельской области Игорь Орлов, глава Республики Коми Сергей Гапликов, глава Ненецкого автономного округа Александр Цыбульский (назначен и. о. губернатора Архангельской области) и губернатор Камчатки Владимир Илюхин. Таким образом корпус мэров, в отличие от губернаторского, демонстрирует в текущей сложной ситуации устойчивость. Однако к осени, когда негативные социально-экономические последствия пандемии проявятся более полно, мэры городов могут оказаться под ударом одними из первых как наиболее близкий к жителям уровень власти, к которому может быть в первую очередь адресовано недовольство граждан.

Артём КИРЬЯНОВ

Член Общественной палаты Российской Федерации, председатель Российского союза налогоплательщиков

Коронавирусная эпидемия и основная работа по противодействию распространению вируса легла на плечи губернаторов и тех оперативных штабов, которые, как правило, главы регионов и возглавляют. Учреждения здравоохранения – тоже часть истории регионального уровня. И здесь, казалось бы, муниципалитетам делать фактически нечего. Вопрос именно в том – насколько это действительно так?

Конечно, на сегодняшний день муниципалитеты чувствуют на себе очень серьёзную нагрузку.

Например, это та же дезинфекционная обработка домов, подъездов, улиц. То, что должны делать муниципалы – управляющие компании, организации ЖКХ. Это то, на что надо найти дополнительное финансирование. И мы видим, что не по всей стране это проходит гладко. Есть такие муниципалитеты, которые совсем не справляются с такой, казалось бы, понятной и не такой уж сложной задачей.

Вторая история этой весны происходит с людьми на местах, вирус вынуждает менять привычки при обращениях в муниципальные и социальные службы. Тот запрос, который есть к муниципалитетам от федерального и регионального уровней, – максимальное содействие информированию населения. И в этом направлении мы видим большую разницу от региона к региону, от муниципалитета к муниципалитету.

В последнее время мы наблюдали несколько довольно показательных примеров, когда муниципалитеты заявляли о своей самостоятельности. Например, мэр Саянска Иркутской области, напротив, заявил об отказе закрывать организации сферы услуг на период самоизоляции. Это пример того, как недостаточно координируются усилия на уровне субъекта Федерации в целом и главами муниципальных образований. Мэр в ситуации, когда на нём лежит ответственность за жителей города и городскую структуру, начинает принимать решения, которые никак не согласовываются ни с оперативным штабом, ни с Роспотребнадзором – и это факт того, что определённые противоречия между региональной и федеральной властью в период коронавирусной инфекции обострились.

Но есть и пример мэра Липецка, Евгении Уваркиной, которая как раз предприняла усилия по обеспечению масочного режима. Её инициатива обозначила необходимость средств индивидуальной защиты для всех горожан. Однако в рамках своих полномочий она не могла этот масочный режим обеспечить. Но рекомендация прозвучала вовремя и по делу, что доказывает существование в РФ муниципалитетов, где работают ответственные за ситуацию руководители, но при этом они не обладают финансово-хозяйственными рычагами: желания и предложения есть, а механизмов реализации недостаточно.

Один из важных аспектов работы муниципалитетов этого периода: в очень многих городах в рамках льгот для предпринимателей, определённых на федеральном уровне, были сделаны послабления в части налогов – на минимущество, переформатирование арендных обязательств. На это пошло подавляющее количество муниципалитетов. Вопрос в другом: это не решение в целом вопросов малого бизнеса – не так уж много предпринимателей арендуют муниципальное имущество или городскую землю. С одной стороны, был сделан максимум возможного, но с другой – это не выход для предпринимательского сообщества отдельных территорий.

В целом в части муниципалитетов реализация политики противодействия коронавирусной инфекции показала как раз те моменты, о которых давно говорилось: страдают у нас организационно-техническая координация между субъектом муниципального образования и субъектом Федерации; недостаточно мунобразования проявляют себя в части информационно-разъяснительной работы и в целом общения с гражданами. И третье, немаловажное: межбюджетные перекосы в любой критической ситуации ставят муниципалитет на грань банкротства и не позволяют оперативно принимать меры, которые могли бы решить «здесь и сейчас» какой-то конкретный вопрос.

Но есть надежда, что в плане выравнивания ответственности произойдут изменения в лучшую сторону, благодаря новой редакции Конституции РФ. Тему более чуткого взаимодействия органов государственной власти с местным самоуправлением экспертное сообщество подняло ещё до распространения коронавирусной инфекции, она обязательно получит своё развитие в рамках законодательства.

Павел САЛИН

Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

По понятным причинам активность мэрского корпуса в последние два месяца была сосредоточена вокруг эпидемиологических проблем – как чисто медицинских, так и их экономических составляющих. Поскольку внимание наблюдателей прежде всего было сосредоточено на губернаторах как центрах принятия решений, большинство глав региональных столиц либо ушли в тень, либо служили своеобразным информационным фоном, дублируя сформулированные региональными властями смыслы на местном уровне. Это во многом обусловлено тем, что в подавляющем большинстве субъектов Федерации местное самоуправление окончательно превратилось в нижний уровень региональной власти.

Однако некоторые градоначальники (примерно 15 человек) развили высокий уровень самостоятельной активности, при этом скорее не конкурируя с главой региона, а дополняя его. В частности, глава Казани Ильсур Метшин активно фигурировал в информационных потоках, работая как на медицинском, так и на социальном направлениях борьбы с последствиями эпидемии. Помимо него, также были заметны другие градоначальники в разных частях страны, например, мэр Новокузнецка Сергей Кузнецов, Перми – Дмитрий Самойлов, Калуги – Дмитрий Денисов или Ярославля – Владимир Волков. Следует отметить, что большая часть упоминаний проявивших высокий уровень активности мэров (не только пяти вышеперечисленных) была связана с помощью местному бизнесу – в виде частичного снятия ограничений или, реже, анонсирования различных мер поддержки. Это связано с тем, что местному бизнесу, имеющему ресурс прямого доступа к городским властям, проще обратить их внимание на свои проблемы, чем рядовым гражданам.

При этом в небольшом количестве регионов губернаторы подвергли критике действия мэров в условиях кризиса. Например, глава Томской области Сергей Жвачкин раскритиковал решение мэра Томска Ивана Кляйна проводить ремонтные работы на теплосетях в разгар пандемии. Речь шла об отключении в городе горячей воды. Врио главы Архангельской области Александр Цыбульский, де-факто приступив к избирательной кампании, раскритиковал за плохое состояние ЖКХ главу города Игоря Годзиша.

Некоторые мэры допустили серьёзные ошибки чисто имиджевого свойства. Например, глава Кургана Андрей Потапов отказался от предоставленной уральскими СМИ (не подконтрольными администрации города и региона) площадки для общения с жителями, хотя такой возможностью воспользовались его коллеги из Екатеринбурга, Перми и Челябинска. В кризисной ситуации способность наладить эффективную коммуникацию с населением составляет как минимум половину успеха, что показывает опыт многих губернаторов и мэров.

Однако помимо доминирующей «коронавирусной» сюжетной линии, главы региональных столиц были вовлечены и в ряд других. В обычной обстановке они занимают ведущее место в локальной повестке, однако сейчас выступают в качестве фона. В частности, речь идёт о региональных столицах, столкнувшихся с чрезвычайными ситуациями немедицинского профиля. Например, мэр Якутска Ардана Авксентьева была вынуждена бороться с последствиями паводка на реке Лена, а глава Симферополя Елена Проценко – с кризисом водоснабжения города.

При этом некоторые мэры оказались вовлечены и в чисто «политические» истории. Например, неблагоприятная ситуация в южных регионах страны, связанная с масштабными злоупотреблениями при администрировании введённых ограничений, двойными стандартами контрольно-надзорных органов и т. п., стала известна на федеральном уровне ещё в начале апреля. Однако далеко не везде это приводило к акциям протеста, как, например, в Ростове-на-Дону, где пока всё обошлось онлайн-форматом. Однако то, что город оказался одним из застрельщиков неприятной и потенциально опасной для власти практики, в Москве точно запомнили.

Наконец, новый виток политического конфликта наметился в находящемся в федеральной информационной повестке Екатеринбурге. Судя по сообщениям местных СМИ, часть городских элит намерена бросить новый публичный вызов главе города Александру Высокинскому, поводом для чего станет его отчёт перед гордумой о работе в 2019 году. Таким образом, элиты областной столицы в очередной раз вступят в конфликт с губернатором, так как их недовольство навязанным обладминистрацией мэром никуда не исчезло.

Прямо противоположная ситуация складывается в Иркутской области, где врио губернатора Игорю Кобзеву удалось договориться с местными элитами о размене и обеспечить избрание по пост главы региональной столицы своего протеже Руслана Болотова. Нового мэра получил и Нижний Новгород, где глава области Глеб Никитин обеспечил замену Владимира Панова на Юрия Шалабаева.

Александр ВАСИЛЬЕВ

Политолог, исполнительный директор «Союза городов Центра и Северо-Запада России», автор книги “Мэры городов. Всерьёз и в шутку”

Наблюдая за ежемесячным определением рейтингов руководителей городов, у меня возникает ассоциация с некоторыми не очень понятными процессами из макроэкономики. Например, нормальный человек, по-моему, никогда не поймет, как это та или иная компания вдруг за день упала в цене на несколько миллиардов! Те же площади, здания, оборудование, квалификация персонала – и куда эти миллиарды делись?

Так же с рейтингом мэров. Результаты работы (а оценивать надо именно это) зависят всего лишь от двух факторов. В каких условиях (в какие времена) довелось руководить городом, и каков ты сам управленец. И всё! А это за месяц не меняется.

В оценке людей, безусловно, есть поводы для резкого повышения или падения рейтинга. Ввёл в эксплуатацию пару долгожданных и важных социальных объектов – рейтинг вверх. Ляпнул на публике что-то не то – рейтинг вниз. Но, согласитесь, это не оценка результатов работы.

Мне интереснее наблюдать, как меняются руководители городов на более длительном отрезке времени.

В советские времена хоть и не было местного самоуправления, но руководители городов были. Это первый секретарь горкома и председатель исполкома. Полномочий у них было предостаточно. По уровню влияния они стояли запредельно выше в сравнении с современными руководителями. Шутка ли – в их руках выделение бесплатного жилья, предоставление мест в детских садах, пионерлагерях и т. д. Вспомните ещё, что это годы дефицита почти на всё, а в их руках – торговля! На заседании исполкома был и прокурор, и руководители банков, и директора градообразующих предприятий, и именно председатель исполкома ставил перед ними задачи. Каково? Нынешним про прокурора, думаю, особенно понравится.

Но самостоятельности, как у топ-менеджеров, у них не было. Всё доводилось сверху. Да и экономики, по сути, не было. Главные личные профессиональные качества – умение выбивать.

В девяностые годы по итогам первых альтернативных выборов руководить городами стали председатели горсоветов и председатели исполкомов. В дополнение к почти тем же ресурсам у них появилась еще и независимость от вышестоящих органов власти. Реально, почти полная! Ненадолго. А ещё у них добавилась такая интересная функция, как проведение приватизации.

Личные качества этих людей сильно разнились. Здесь и ученые и директора, и врачи, и инженеры… Далеко не все из них закрепились в сфере управления. Но и сегодня есть действующие министры, губернаторы и олигархи из этой среды.

Следующее десятилетие – примерно с 1993-го (роспуск представительных органов власти) до 2003 (принятие ФЗ-131 о местном самоуправлении). Руководители городов по отношению к объекту управления напоминают бизнесменов. Каждый день – доходы, расходы, изыскание резервов. Почти всё самостоятельно. А самое главное – надо выиграть реальные выборы. Как следствие – требуемые качества: нравиться населению, уметь договариваться с бизнесом, не всегда легальным. Поддерживать нормальные отношения с региональным руководством. Создавать, работать с командой, опираться на профессионалов. Мало кто из действующих сегодня мэров смог бы реализоваться в те годы.

Ну и наконец современный период. Муниципального имущества и муниципальных объектов осталось с гулькин нос. Очень многие полномочия изъяты на государственный уровень (здравоохранение, социальная защита, образование частично, распоряжение землей и многое другое). Налоговая база сократилась до безобразия. Жесточайший контроль со стороны многих государственных служб. Выборы стали почти такой же формальностью, как и в советскую эпоху. Для того, чтобы на них выйти, надо сначала, чтобы тебя выбрал губернатор.

В этих условиях опять меняются требования к личным качествам руководителя. И вновь на первое место выходит выстраивание отношений с верхами и умение выбивать.

Конечно, и сегодня много талантливых руководителей.

По-прежнему из этой среды вырастают многие депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, руководители субъектов РФ и федеральных структур.

Но и там сегодня, я бы сказал, запрос на специфические личные качества.

Оксана ЕРОХИНА

Политолог, доцент факультета «Социология и политология» Финансового университета при Правительстве РФ

Нынешней весной российские мэры столкнулись с совершенно новой ситуацией, когда им надо было оперативно принимать решения и реагировать на такие вызовы, к которым вообще никто не был готов.

Надо сказать, что в этой ситуации федеральная власть дала достаточно много полномочий, свободу маневра региональным властям и это касается, в том числе и муниципального уровня, то есть мэров городов.

Чем крупнее город, чем больше население, тем выше вероятность того, что ситуация будет сложной. Хотя во многих регионах эти эффекты только сейчас проявляются. Когда в Москве статистика показывает спад, во многих городах идёт противоположный процесс: там до конца еще не вышли на тот уровень, который позволит говорить о стабилизации.

Мэры часто выступают в информационном поле основными спикерами, озвучивают важные инициативы. И именно мэры отвечают, в том числе и за то, как общество реагирует, воспринимает информацию. И их задача — не просто решить и дать какую-то базу, принять постановление; гораздо сложнее задача — работа с общественным мнением. Для того, чтобы люди воспринимали адекватно реальность и действия властей.

Истории, когда, невзирая на запреты, люди ходят, жарят шашлыки, — это все тоже ответственность муниципального уровня, зона ответственности мэров. Их задача сложная — обеспечить обратную связь, донести до граждан, что ограничения временные, но они необходимы. Везде ситуация складывается по-разному, по-разному можно и оценивать её. В целом все старались последовать за той тактикой и стратегией, что проводится на федеральном уровне. Другое дело, что где-то, допустим в южных регионах, мы видим, как специфика местных традиций и культур внесла очень серьезные коррективы. Я имею в виду не только республики Северного Кавказа, где ситуация сложилась тяжелая, но и вполне не “национальные” регионы, такие как Краснодарский край, Ростовская область, Ставропольский край. В Ставрополе специфических межнациональных особенностей предостаточно. Это даже не этническая особенность, просто данность южного образа жизни, где люди привыкли общаться, встречаться, большими семьями проводить время. К сожалению, это очень негативно сказалось на ситуации. И местные власти этих регионов выглядят, может быть, менее эффективными, чем действия муниципальных властей могли быть более эффективными. Наиболее сложный и самый известный момент критики обычно связан с финансовой стороной. Иногда исполняющий полномочия не до конца обеспечен финансами. Это касается местного самоуправления в России в целом. Достаточно посмотреть на источники дохода, и мы увидим, что на муниципальной недвижимости, на аренде, много не заработаешь.

Но самих полномочий, на практическое отсутствие которых у местного самоуправления, бывает, сетуют некоторые наблюдатели, на мой взгляд, как раз хватает более чем.

В нынешней конкретной ситуации, если взять во внимание вопрос оснащенности больниц, которые находятся на муниципальном балансе, были ситуации, когда не хватало средств. Но это, скажем так, отдельная специфическая проблема: не все средства доходили вовремя, как я понимаю, но это не массовое явление. Существо вопроса в другом: именно в том, что у нас зачастую не очень высокое доверие к властям. Поэтому граждане не воспринимают их рекомендации, как нечто, обязательное к исполнению. Чем ниже уровень власти, тем это правильно актуальнее.

Посему и получается, если региональная власть выглядит в глазах граждан более внушительно, с большими полномочиями (ибо люди больше опасаются санкций), то при взгляде на муниципальный уровень, возникает отношение — “а что нам будет, нам ничего не сделают”. В общем-то, это очень плохо сказывается на ситуации в кризисные моменты, к которым относится и нынешняя эпидемия.

Очень многие, кстати, медицинские работники, которые в информационном поле освещают сегодняшнюю проблему, акцентируют внимание на недостатке коммуникаций между властью и обществом. На местном уровне это часто приводит к тому, что граждане игнорируют предписания, что ухудшает статистику заболеваемости, а в конечном итоге осложняет работу мэрии еще больше.

Поэтому я бы, еще раз подчеркнула, что в области взаимодействия между гражданами и властными муниципальными структурами, последним можно было бы работать эффективнее, но я понимаю, что эта проблема не решается в один день, даже за два месяца. Но сегодня она, как и многие уже хорошо известные проблемы, вышла на поверхность совершенно в новом качестве. Как и пресловутая дисциплина. Мне приходилось слышать, что в Германии ввели достаточно жесткие ограничения в связи с ковидом, и у них все быстро закончилось. Убеждена, что во многом это связано с высокой дисциплинированностью и сознательностью граждан, которые совершенно по-другому относятся к рекомендациям со стороны властей. И нет вопросов о том, что это необязательно, нет такой логики. Это “привычка, выработанная годами”, когда диалог между управляющими и управляемыми постоянен. И граждане в результате отличаются большим доверием к властям. Это не значит, что они всегда её поддерживают, но базовая категория доверия к власти и помогла не только Германии, но и Швейцарии, Австрии, наряду с другими факторами, быстрее справится с вирусной напастью, и это немаловажный момент

В России и в обычные времена граждане часто не представляют, зачем муниципальная власть нужна, не понимают ее задачи и самое главное, не понимают до конца имеющиеся у них возможности — участия в органах власти, обсуждения каких-то инициатив, для многих эти темы — абсолютно белый лист.

Поэтому решение проблем коммуникации с людьми — та область, на которой стоит сосредоточиться муниципальной власти, не только в свете пандемии, но и на долгосрочную перспективу.

Первая группа рейтинга

Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2020) - часть 1

Сергей Собянин (Москва), самостоятельно или с подачи федерального центра сформировавший в столице свою особую модель противодействия коронавирусу, опустился в «Национальном рейтинге» на 2-е место. Главное, что бросилось в глаза многим экспертам «Национального рейтинга», – раскоординация действий московской администрации и федерального центра в вопросе борьбы с эпидемией.

Проблема не только в известных накладках при обеспечении режима изоляции жителей столицы. Серьёзной аппаратной неприятностью для Сергея Семёновича явилось известие, что контролировать борьбу с коронавирусом теперь будет правительство России, а не рабочая группа Госсовета во главе с ним. После заявления Владимира Путина, наметившего смягчение существующего эпидемиологического режима, произошло изменение риторики мэра Москвы. До этого Сергей Собянин вполне уверенно себя чувствовал в роли законодателя управленческой «антикоронавирусной моды», поступательно усиливая контроль над городом и вводя всё новые ограничительные меры для населения и бизнеса. Мегаполис стал восприниматься штабом внедрения инновационных противоэпидемических решений, которые копируются регионами. Часть экспертов стали предполагать, что в дальнейшем Сергей Собянин будет всё более активно привлекаться к выработке федеральной политики и по вопросам, выходящим за рамки эпидемиологии.

Через несколько дней после выступления Владимира Путина, когда в регионах уже начались послабления, в Москве, власти которой словно доказывая свою автономность от федерального центра, запретили работать строителям (впоследствии – разрешили, из-за чего в адрес мэра раздались упреки в том, что он больше заботы проявляет о мигрантах, чем о москвичах).

В середине мая Сергей Собянин, в пику информации федеральных СМИ, начавших выражать осторожный оптимизм, спрогнозировал, что смертность среди пациентов с COVID-19 будет выше, чем в апреле. Резонанс имело и его сообщение о том, что количество заболевших составляет около 2% от общего количества жителей Москвы. Таким образом, число больных мэр определил примерно в 250 000 человек, резко расходясь с официальными данными.

Один из шагов по стабилизации ситуации в столице – отсрочка по налогам для более, чем 11 тыс. предприятий Москвы. Мэрия была вынуждена заморозить расходы на благоустройство – речь о проектах на сумму 350 млрд рублей, о чём, впрочем, практически никто из экспертов «Национального рейтинга» не пожалел. Позитивной была и реакция на решение Сергея Собянина выделить дополнительно по 25 тысяч рублей в месяц социальным работникам.

Вместе с тем ряд решений правительства Москвы вызвал протесты и неприятие. Среди них – закрытие детской поликлиники в густонаселённом микрорайоне Тропарево-Никулино, что в период пандемии выглядело особенно странно. Масса нареканий у жителей возникало к начислению штрафов за нарушение карантина: требование заплатить 4 000 рублей зачастую адресовалось людям, ничего не нарушавшим.

На майские праздники Москва, по мнению ряда экспертов, получила отложенный результат столпотворения в метро, имевшего место, когда власти задумали проверять спецпропуска у каждого пассажира. Спустя две недели был отмечен рекорд прироста числа заболевших. А требование к владельцам промпредприятий каждые 15 дней тестировать 10% персонала окрестили новым московским налогом.

Наблюдатели также негативно оценили решение московских властей продавать в метро медицинские маски по ценам, в разы превышающим закупочные, и штрафовать за их отсутствие. Даже прозвучали обвинения в стремлении мэрии хоть как-то монетизировать эпидемию.

Позиции Руслана Кухарука (Тюмень), обычно входившего в лидирующую тройку «Национального рейтинга», снижаются.

Прокуратура Тюмени внесла представления об устранении нарушений закона главе города Руслану Кухаруку по результатам проверки работы по дезинфекции многоквартирных домов. Компания (она принадлежит сыну известного в Тюмени бизнесмена), которая отвечала за указанные работы, без конкурса получила контракт на дезинфекцию 4 320 домов на сумму 38,4 млн рублей, но не выполнила своих обязательств. Причиной этого в прокуратуре сочли отсутствие у организации достаточного штата работников, материальной базы и опыта проведения столь большого объёма работ, на что муниципалитет, по странному стечению обстоятельств, почему-то не обратил должного внимания.

Также эксперты «Национального рейтинга» отметили, что тюменский штаб ОНФ обнаружил проект запланированного на текущий год строительства километра новой дороги с велодорожкой в коттеджном поселке, где купил таунхаус бывший замглавы Тюмени, а ныне – мэр Тобольска Максим Афанасьев. Это вызвало возмущение тюменце, которые считают, что муниципальным бюджетом следует распоряжаться с большей пользой для дорожной инфраструктуры города.

Как в целом эффективную расценивают эксперты работу властей Тюмени по поддержанию порядка во время вынужденных выходных и минимизации последствий пандемии. Так, нарушающих противопожарный режим во время майских праздников горожан отслеживали при помощи беспилотников. А 400 тюменских врачей, работающих с больными COVID-19, в качестве меры предосторожности изолировали на территории тюменских VIP-гостиниц («Спасская», «Ремезов», «Евразия» и др.).

Среди других значимых событий – завершение строительства противопаводковой дамбы в Заречном микрорайоне: тем самым реализован первый этап благоустройства территории Заречных микрорайонов.

Однако общий итог на этот раз был подведен экспертами «Национального рейтинга» не в пользу Руслана Кухарука.

Александр Беглов (Санкт-Петербург) демонстрирует личную включённость в организацию работы по предотвращению инфицирования населения, хотя публичные его действия, как водится, не всегда удачны. Мнения экспертов касательно этого градоначальника традиционно разделились. Эпидемическая обстановка по COVID-19 в городе на Неве оставляет желать лучшего, а Александра Беглова некоторые наблюдатели осудили за пассивную, выжидательную позицию. При этом, если сравнивать с Москвой, действия городской администрации приводят к гораздо лучшему итоговому результату. «Московские подходы» власти Санкт-Петербурга применяют порой в урезанном виде. Так, режим самоизоляции в городе на Неве носит рекомендательный характер. Однако в том, что касается, например, транспорта, в Санкт-Петербурге пошли дальше Москвы: было ограничено время его работы, уменьшено количество подвижного состава, увеличен интервал. Александр Беглов подвергся за это решение массированной критике, в том числе со стороны экспертов «Национального рейтинга».

Одновременно Александр Беглов получил одобрение в предпринимательской среде, предложив освободить киоски, павильоны и лотки от арендной платы.

Ближе к концу апреля Александр Беглов признал, что город подошёл к «красной черте», наблюдается дефицит аппаратов ИВЛ и средств защиты для медиков, медицинского оборудования для лечения. Глава Санкт-Петербурга обратился к предприятиям легкой промышленности города с предложением наладить производство средств защиты, что было оценено положительно.

Александр Беглов, потребовавший в связи с эпидемией «поднять шум на федеральном уровне», по сути, первым озвучил то, о чём думают во многих регионах и крупных городах: падение доходной части бюджета из-за сокращения поступлений становится критическим (доходы бюджета Петербурга сократились на 104 млрд рублей).

Глава города подвергся критике в связи с введением дополнительных требований к медикам, претендующим на получение единовременной выплаты за работу с коронавирусом. В федеральную повестку попало резонансное высказывание Александра Беглова о том, что в городе не будут бесплатно выдавать медицинские маски из-за большого числа приезжих. Неудачным ходом эксперты сочли также его фотографирование в «коронавирусной экипировке» рядом с не защищённой молодой матерью возле роддома, спустя два дня закрытого на карантин. Резонанс со знаком минус вызвал и пожар в больнице Святого Георгия в результате короткое замыкания одного из аппаратов ИВЛ, из-за чего погибли люди. Александр Беглов распорядился проверить оборудование во всех больницах города.

Эксперты дали позитивную оценку принятию второго пакета мер по поддержке экономики города на сумму 9 млрд рублей. Как утверждают в Смольном, эти меры дополняют федеральную поддержку, предложенную главой государства. Оценили наблюдатели и сумму в 76,4 млрд рублей, которая в текущем году, по словам Александра Беглова, будет направлена из городского бюджета на социальную поддержку петербуржцев. 13 мая глава Петербурга представил отчет Заксобранию о работе городского правительства за минувший год, сообщив о росте ВРП на 1,5 %, увеличении индекса промышленного производства и прочих достижениях. Однако эксперты обратили внимание на слова Александра Беглова о том, что необходимо не столько анализировать будущее, сколько готовиться жить в новой реальности.

Идея выразить недоверие мэру, которая исходит от некоторых депутатов – «яблочников», не имеет никаких перспектив и служит только для рекламы их партийной организации.

Сумма экспертных мнений определила некоторое ухудшение положения Александра Беглова в «Национальном рейтинге».

Иса Хаджимурадов (Грозный) занял свой пост совсем недавно. Оценивая место в чеченской элите нового руководителя республиканской столицы, многие эксперты подчеркнули, что политический и административный потенциал высокопоставленного чиновника в Чечне определяется не столько его деловыми качествами, сколько личными отношениями с главой региона. Подобное утверждение в той или иной степени касается практически любого региона РФ, но в Чечне проявляется наиболее рельефно.

Наблюдатели однозначно приходят к выводу о безусловной принадлежности мэра Грозного к самому узкому кругу приближённых чеченского лидера. Полагают весьма красноречивым тот факт, что глава Чеченской Республики в прошлом году не только побывал дома в гостях у Исы Хаджимурадова (на тот момент заместителя мэра Грозного), но и сообщил об этом на своей странице в соцсети, сказав, что ценит и уважает людей с твёрдой жизненной позицией.

Эксперты оценили первые шаги в должности нового мэра, призванные продемонстрировать приверженность Исы Хаджимурадова не к кабинетному стилю руководства, а к личному непосредственному участию в городской жизни. Мэр в мае проинспектировал стройплощадки, предметно ознакомился с объектами нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», посетил места работ по замене коммуникаций и благоустройству и т. п. Особое внимание он уделил площади «Дружбы Народов» и пересекающей её улице им. Н. Назарбаева, где планируется расширение магистрали до шести полос. Всего в Грозном в этом году ожидается ремонт 42 улиц (участков дорог) общей протяженностью 50 километров. В числе социальных объектов города под особым контролем мэрии находится школа на 720 мест, строительство которой близко к завершению. Большинство экспертов полагают, что эпидемия не слишком повлияет на реализацию задуманного, тем более, что мэру уже поручили начать либерализацию режима карантина в Грозном.

Указ президента о вхождении Вадима Кстенина (Воронеж) в состав совета по стратегическому развитию нацпроектов, а также решение премьер-министра Михаила Мишустина, включившего мэра в состав правительственной комиссии по развитию городской среды, укрепляют позиции градоначальника. Упомянутые решения вполне соответствуют стабильно высоким позициям этого градоначальника в «Национальном рейтинге».

Вадим Кстенин заверил, что в рамках новых обязанностей он не забудет о задачах по благоустройству Воронежа. Эксперты отмечают в целом позитивную реакцию горожан на масштабный ремонт дорог. В рамках нацпроекта «Безопасные и качественные дороги» запланировано полное обновление дорожного покрытия на 27 городских улицах общей протяжённостью более 30 км. В то же время в Воронеже сорвался аукцион на ремонт 12 мостов и путепроводов, расположенных в пределах городского округа. Ни одной заявки на конкурс подано не было.

В муниципалитете надеются, что реализация другого важного для города проекта стартует более успешно – мэрия объявила открытый конкурс на проектирование экспериментального образовательного центра, рассчитанного на 2 860 мест.

Перемены к лучшему ждут общественный транспорт города-миллионника. В текущем году Воронеж получит 62 новых низкопольных автобуса на газомоторном топливе, а в 2021-ом – ещё 80. Хотя заявку в Минтранс РФ подавал регион, муниципалитет внёс свой вклад в её качественное формирование. Всего в период до 2022 года Воронеж получит 955 новых автобусов. Тестом на эффективность муниципальной власти стала пандемия коронавируса. В начале апреля, подчеркивают эксперты, Воронеж лидировал по уровню самоизоляции среди городов-миллионников. Выявляемые точки вспышек коронавирусной инфекции своевременно локализовались. Ряд объектов, в частности, корпус воронежской больницы «Электроника», из-за подозрения на вспышку коронавируса изолировался.

Эксперты отмечают также шаги городских властей по поддержке населения и бизнеса. Так, по инициативе мэра в городскую думу был внесён проект решения о снижении для предпринимателей ставки ЕНВД в два раза – с 15% до 7,5%.

Роман КУЗНЕЦОВ

Руководитель Исследовательского центра «ДИСКУРС»

Предоставленные в период пандемии региональной власти полномочия, в том числе мэру Москвы, показали качества последнего не только как хозяйственника, но и как политика. Если раньше претензии к мэру лежали в большей степени в экономической и экологической плоскости, то теперь добавились политические ущемления прав москвичей.

Основные претензии горожан к мэру, как мы помним, были связаны с платными парковками, разросшимися до МКАДа, точечной застройкой, строительством автомобильных дорог в ущерб экологической ситуации в районах. Среди плюсов в деятельности Сергея Собянина называли обустройство паркового пространства, строительство метро, поддержание чистоты и ухоженности города.

С приходом эпидемии мэр Москвы решил использовать свои полномочия по максимуму, введя, в том числе, порядки, нарушающие высшие нормативно-правовые акты (Конституцию РФ). Введение жёсткого режима самоизоляции, приостановка деятельности организаций, ограничения, связанные с введением цифровых пропусков, штрафов за нарушения, продемонстрировали авторитарный стиль управления мэра, нарушающий базовые отношения власти и граждан.

Анализируя в целом ситуацию по России, можно выдвинуть гипотезу о том, что ужесточение мер и другая активная деятельность глав субъектов в этом направлении одновременно сопровождало увеличение показателей распространения инфекции. То есть статистические данные оправдывали жёсткие действия власти, но не сокращали уровень распространения инфекции. Один из показателей действия мэрии можно интерпретировать количеством смертности в апреле, которая выросла на 20% до 11 846 человек по сравнению с прошлым годом. От коронавируса/пневмонии скончалось около 900 человек, остальные примерно 900 человек умерших «сверх нормы» могут быть связаны с самоизоляцией, введением карантина в лечебных заведениях, нагнетанием страха и тревожности и т. д.

Большим минусом в деятельности мэрии было отсутствие диалога с москвичами – никто толком не объяснял, для чего вводятся такие жёсткие меры, почему можно гулять с собакой, но нельзя с детьми, почему закрывают парки и т. д. В итоге среди части населения, которая доверяет федеральным СМИ или финансово не пострадала от пандемии, осталось положительное отношение к деятельности мэра: это, в основном, пенсионеры и бюджетники. Другая часть москвичей, которая финансово пострадала от пандемии, отмечает нарушение своих базовых прав, крайне негативно оценивает деятельность мэрии. Это, в основном, молодые, самостоятельно зарабатывающие люди.

Раздражение жителей столицы вызвали высказывания мэра об открытии строек для мигрантов и слова об отсутствии работы для москвичей, постоянные упоминания про нарушения режима самоизоляции без привязки к пандемии. Если бы риторика нагнетания страха не прервалась выступлением В. В. Путина 11.05.2020, то прогнозируемые в Москве массовые волнения горожан стали бы реальностью. Это могло бы быть повторением сценария прошлого года, когда мэрия спровоцировала горожан на несанкционированные митинги, а купировать угрозу пришлось федеральным силовым структурам.

Таким образом, можно говорить, что С. С. Собянин своими действиями потерял легитимность для части москвичей. Взгляды экспертов и экономической элиты на ситуацию в Москве разделились по следующему принципу: те, чьи доходы так или иначе сопряжены с мэрией или зависят от неё, полностью московскую власть поддерживают (в том числе «Эхо Москвы», «Медуза» и т. д.); эксперты, завязанные на администрацию президента, сдержанно критикуют; независимые эксперты критикуют активнее всех.

Сергей ПОЛЯКОВ

Политолог, руководитель «Центра электоральных практик»

Главной темой политической повестки апреля-мая, безусловно, был коронавирус и всё, что с ним связано. Москва оказалась регионом, где эта зараза распространилась наиболее широко. Мэр Москвы, кроме того, возглавивший рабочую группу по противодействию коронавирусу при Госсовете, оказался не только формально, но и фактически на передовой борьбы с новой угрозой. Поэтому и внимание к деятельности Сергея Собянина на этом поприще было особенно пристальным.

Если в целом подводить итоги этой борьбы «Собянин vs covid19», то мэр понес очень серьёзные репутационные потери как в глазах федерального центра, так и в глазах москвичей.

В первую очередь негативно воспринималась непоследовательность действий. Многие московские обыватели так и не смогли уловить логику в действиях московских властей. С самого начала было понятно, что основной удар придётся на Москву как на крупный туристический, перевалочный, логистический хаб, куда обязательно привезут заразу. Но не было принято никаких мер для организации именно карантина, то есть изоляции тех людей, которые были потенциальными носителями вируса. При этом введён тотальный запрет на передвижение москвичей, а в это же время массово продолжались работы по так называемому благоустройству (перекладке плитки и бордюров), были проведены аукционы по закупке бордюров на колоссальные суммы в миллиарды рублей. Естественно, эти факты ни у федерального центра, ни у избирателей понимания не вызывали. Аукционы были отменены, по слухам, после недоумения, высказанного президентом. Необдуманное введение пропусков привело к массовым столпотворениям на входе в подземку и массовым заторам на въезде и выезде из Москвы. По всей видимости, в конце апреля – начале мая всплеск заболеваемости был связан, в том числе, и с этими просчётами властей.

Надо сказать, что, несмотря на все драконовские, но при этом хаотичные меры, затормозить распространение коронавируса в Москве не получилось. Статистика зафиксировала в апреле-мае резкий рост заболеваемости. При этом существуют сомнения в достоверности предоставляемой статистики: количество сообщений о заболеваниях резко увеличилось.

Оказалось, что «оптимизированная» медицина Москвы была совершенно не готова к такому вызову. В истории с «оптимизацией» здравоохранения Москва была в числе регионов, наиболее рьяно проводящих политику сокращения больничных коек и медицинского персонала: было закрыто рекордное количество больниц, и даже после Нового года, когда уже появились сообщения об эпидемии в других странах, больницы в Москве продолжали закрывать. При этом Сергей Семёнович представлял это как достижение, хотя и подвергался критике на отчёте перед депутатами Мосгордумы. В итоге сейчас в авральном порядке строятся «чумные бараки», под медицинские цели перепрофилируются выставочные и торговые центры. Но здания-то можно найти и построить, а где взять врачей? Углубившись в запретительные меры, каких-то мер реальных, которые могли бы способствовать нераспространению вируса, своевременной организации эффективного карантина прибывавших в Москву людей, организации нормальной медпомощи, материальной поддержки москвичей, лишившихся средств к существованию, мэрией предпринято не было. И, пожалуй, только с точки зрения штрафов Москва работает чётко. Штрафы – за передвижение на автотранспорте без пропуска, за отсутствие масок или перчаток, за не отправленное в ночи сэлфи, штрафы, штрафы штрафы…

Последствия для Собянина всей кризисной ситуации этой весны будут достаточно неприятными и долгосрочными. Стена между московской властью и москвичами заметно увеличилась, хотя столичные жители в целом с пониманием и терпением относятся ко многому, происходящему в Москве. Но теперь, судя по реакциям из Кремля, есть недовольство Собяниным и на самом высоком федеральном уровне.

После того, как в 2019 году была избрана не совсем лояльная мэру Мосгордума, сегодня неудобные вопросы всё чаще задаются и с её трибуны, формализуются на районных советах депутатов, которые просто так игнорировать нельзя. Активизировалась не только системная оппозиция – «Яблоко» и КПРФ, но и несистемная оппозиция берёт на вооружение критику в адрес столичного мэра, что находит отражение в сердцах москвичей. Горожане лично наблюдают происходящие безобразия и солидаризируются с критиками Сергея Собянина.

Анатолий КОРНЕЕВ

Политолог, председатель Краеведческого совета Ханты-Мансийска, член Союза журналистов

Нынешняя весна для всех глав муниципальных образований стала своеобразным экзаменом на их личную эффективность и эффективность работы команды в целом. Исполнительная власть Ханты-Мансийска не стала исключением. На мой взгляд, и по оценке жителей города, подготовка к празднованию 75-летия Великой Победы и пандемия коронавируса показали, насколько мэр Максим Ряшин и его команда готовы работать и в экстремальных условиях. Эти оценки положительные.

Несмотря на объявленные ограничения, город уже к началу мая был буквально вычищен, умыт и празднично украшен. Кстати, горожане отметили высокое качество праздничного оформления улиц и фасадов зданий.

В Ханты-Мансийске проживает 151 ветеран Великой Отечественной войны. По инициативе главы города с прошлого года реализуется проект «Наставничество». За каждым ветераном закреплён «наставник», среди которых сам глава и его заместители, председатель думы Ханты-Мансийска и его заместитель, а также руководители муниципальных предприятий. В рамках проекта решаются все вопросы, возникающие у ветеранов – от бытовых до административных.

Кроме того, с 1 апреля и на весь период ограничительных мер ветеранам ВОВ предоставляют бесплатные комплексные обеды, которые доставляют волонтёры бесконтактным способом.

Отмечу также, что по инициативе Максима Ряшина принята дополнительная муниципальная мера поддержки в части повышения комфортности жилищных условий ветеранов, проживающих на третьем этаже и выше в домах, не оборудованных лифтом, и в домах, в которых нет горячего либо холодного водоснабжения, и не оборудовано водоотведение.

Несмотря на ограничительные меры, в Ханты-Мансийске удалось сохранить набранные темпы строительства социальных объектов (4 школы, образовательно-молодежный центр, универсальный спортивный комплекс, общественно-жилой комплекс «Ладья»). Наращиваются и объёмы жилищного строительства. В планах этого года – ввести в строй 126 тыс. кв. м жилья. Для сравнения: в 2019 году введено 85,3 тыс. кв. м.

В окружном центре раньше установленного срока началась кампания по ремонту дорог. Планируется привести в порядок 14 участков автомобильных дорог общей площадью более 162 тыс. кв. м, в том числе в рамках национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги». На эти цели предусмотрено более 268 млн рублей из окружного и муниципального бюджетов. Для сравнения: в прошлом году отремонтировали 114 тыс. кв. м автомобильных дорог общего пользования местного значения, в 2018 году — 18 тыс. кв. м.

В городе в условиях пандемии приняты беспрецедентные меры поддержки малого и среднего предпринимательства. В частности, успешно реализуется уникальный, на мой взгляд, опыт временного трудоустройства сотрудников субъектов малого бизнеса, чья деятельность приостановлена на период пандемии, в муниципальных предприятиях коммунальной сферы. Кстати, с неплохой заработной платой.

Уже несколько лет в Ханты-Мансийске сохраняется высокая вовлечённость жителей в благоустройство города. В программу «Инициативное бюджетирование» направлены 12 проектов по благоустройству дворовых и общественных пространств. Они будут реализованы в течение года.

Нынешняя теплая и сухая весна позволила уже в апреле приступить к обустройству парковок и стояночных мест, строительству детских и спортивных площадок, благоустройству лесопарковой зоны.

Жители окружного центра высоко оценили работу организаций социальной сферы в городе. В апреле подведены итоги независимой оценки качества условий оказания услуг организациями в сфере культуры, охраны здоровья, образования, социального обслуживания автономного округа. Независимая оценка проведена в отношении 45 организаций, из них: в сфере охраны здоровья – 2, в сфере образования – 27, в том числе негосударственные поставщики услуг, в сфере социального обслуживания – 4, в сфере культуры – 12 организаций. Все государственные и муниципальные организации социальной сферы, осуществляющие деятельность в окружном центре, получили высокие баллы по установленным пяти критериям: «Открытость и доступность информации об организации», «Комфортность условий предоставления услуг, в том числе, время ожидания», «Доступность услуг для инвалидов», «Доброжелательность, вежливость работников организаций социального обслуживания», «Удовлетворенность условиями оказания услуг».

Всё, о чем я здесь пишу, можно подтвердить фотографиями и мнением многих и многих жителей Ханты-Мансийска. Наш город живет и активно развивается. Не верите? Тогда приезжайте к нам в гости после снятия всех ограничений и завершения периода «Сидим дома!», и вы убедитесь в этом сами.

Игорь ПАПУШЕВ

Политконсультант (г. Санкт-Петербург)

Апрель-май в Санкт-Петербурге, как и во всей стране, прошёл в коронавирусной повестке. Эпидемия, безусловно, стала вызовом № 1 и для федеральных, и для региональных органов власти, и для местного самоуправления.

Именно меры по профилактике и лечению ковид-19 в субъекте федерации являются в настоящее время основным критерием оценки качества управления как со стороны руководства страны, так и со стороны жителей. В любых практиках, и здесь борьба с эпидемией не стала исключением, Санкт-Петербург сравнивали и сравнивают с Москвой. Здесь сравнение пока в пользу Питера: и более низкое количество жителей на 1 млн заболевших, и более низкая смертность, и меньший уровень запретов и ограничений для

обывателей (в Санкт-Петербурге нет пропускной системы, меньше уровень проверок и штрафов). Но при этом по уровню возможностей бюджета отрыв Москвы колоссален, и поэтому не совсем понятно: более мягкое прохождение карантинообразной «самоизоляции» в Питере — это задумка отцов города или дефицит средств на камеры наблюдения, электронные пропуска и мобильные приложения типа столичного «Социального мониторинга»?

Восприятие А. Д. Беглова как руководителя города в условиях эпидемии строится на двух составляющих: с одной стороны, губернатор долгое время выстраивает образы «служаки» и «хозяйственника», человека, далекого от политики и занятого «реальной повесткой». Отсюда – стремление к протокольной съёмке, модерируемым интервью и общению с журналистами в стерильных условиях. Здесь выстраивается образ человека компетентного, знающего проблему в деталях, готового к нескольким сценариям развития событий. С другой стороны, запомнились гротескные фото губернатора в масках и защитных скафандрах на фоне слабозащищенных пациентов и медиков, что, безусловно, является критичным провалом структур, отвечающих за личный пиар градоначальника.

Политические перспективы А. Д. Беглова стабильны, и ход прохождения эпидемии в Санкт-Петербурге вряд ли может нанести по ним существенный удар. Несколько тревожным знаком для губернатора стала критика со стороны президента на совещании по коронавирусу 15 мая, где было сказано о недопустимости прикрываться «межведомственной комиссией», а также о личной ответственности за обеспечение выплат медикам, работающим с ковидными пациентами. При этом запас прочности позиций А. Д. Беглова колоссален. Об этом свидетельствует то, что он публично заявляет о серьёзном росте внебольничных пневмоний в городе с момента появления зараженных коронавирусом и о необходимости лечения всех больных пневмониями по тем же стандартам, что и ковидных пациентов.

При этом очевидны вызовы, которые стоят перед городскими властями: снижается возможность граждан к бесконечному продолжению «самоизоляции», начало дачного сезона приводит к серьёзному росту маятниковых миграций между городом и соседними регионами, городская экономика, субъекты малого и среднего бизнеса требуют всё более серьёзных мер поддержки, в том числе из регионального бюджета. Но главным вызовом остаётся способность медицинских учреждений города эффективно и с минимальными потерями лечить пациентов с COVID-19, недопущение появления внутрибольничных очагов заражения, сбережение жизней больных и медицинских работников. От этого зависят и скорость выхода Санкт-Петербурга из карантинных мер, и во многом уровень доверия к власти со стороны горожан.

Константин КУЗЬМИНЫХ

Экономист, политолог (г. Уфа)

За последнее время (апрель-май) можно отметить три шага уфимского градоначальника, которые особо повлияли на его позиционирование. Первый шаг мэра Ульфата Мустафина заслуживает особой похвалы – подписано постановление о выделении 18 гектаров земли под строительство крематория. О его необходимости много говорили и предлагали построить уже лет семь.

Второй, особо запомнившийся шаг – проявление скупости в сопоставлении с действиями главы Башкирии: если Радий Хабиров перечислил месячную зарплату в поддержку нуждающихся на фоне пандемийного кризиса, то Ульфат Мустафин «отделался» однодневным заработком на поддержку многодетных семей, воспитывающих пятерых и более детей, для покупки продуктовых наборов.

Третий шаг – это невнимательность в отношении неисполнения решений судов, обязавших власти города предоставить жилье 244 инвалидам, в том числе участникам боевых действий в Чечне, что выразилось в возбуждении уголовного дела в отношении неустановленных чиновников мэрии Уфы по статье «Халатность» (ч. 1 ст. 293 УК РФ).

Жители возлагают большие надежды на нового мэра, но пока в его повестке превалируют сообщения о трате денежных средств на неэффективное опрыскивание улиц дезинфекционным препаратом, призывами к самоизоляции и похвалой жителей за соблюдение ограниченного режима.

Тимур УЖАХОВ

Доцент международного инновационного университета г. Сочи

Этой весной Сочи живёт в состоянии повышенных мер безопасности, обусловленных пандемией. Введённый распоряжением мэра Копайгородского режим карантина в Сочи серьёзно ударил по всем основным секторам экономики главного российского города-курорта, большинство которых связано, в первую очередь, с туристической индустрией.

По улицам ходят с проверками наряды полиции, усиленные представителями казачества, на дорогах несут службу патрули ДПС, проверяющие наличие специального пропуска и защитных масок, отсутствие которых может повлечь весьма существенные штрафы, что, в свою очередь, часто вызывает недовольство граждан, которое пока не переходит в открытую форму протеста.

Регулярно в местных СМИ показывают рабочие совещания с участием Алексея Сергеевича, но о каких-либо существенных мерах поддержки населения в это непростое время говорить не приходится. В целом люди постепенно возвращаются к повседневным делам, и руководство города смотрит на этот процесс сквозь пальцы, понимая трудности выживания в условиях карантина.

Из плюсов можно отметить очень низкую интенсивность дорожного движения, что в городе с такой сложной дорожной инфраструктурой не может не радовать.

Дмитрий ЛОБОЙКО

Социолог, руководитель центра «Региональные исследования»

Положение главы Калининграда Алексея Силанова, как и любого другого мэра крупного российского города, нельзя рассматривать в отрыве от губернатора Калининградской области Антона Алиханова. У Алиханова позиции вполне прочные. Главным образом, за счёт связей его семьи с рядом влиятельных федеральных фигур, включая Игоря Шувалова, Михаила Бабича и некоторых других. И отношения мэра и губернатора выглядят благополучными.

Но свой пул связей есть и у самого Силанова. И это, как ни странно, делает его не сильнее, а потенциально более уязвимым. Личные авторитет, опыт и связи делают его в определенной ситуации вполне приемлемым кандидатом на пост губернатора. Он – местный, имеет богатый управленческий опыт, работал заместителем председателя правительства региона, был депутатом Государственной Думы и теперь два года, как мэр.

Вполне подходящий глава для региона, в котором пока ни один губернатор не просидел более одного срока. Но проблема в том, что, в отличие от своих предшественников, Антон Алиханов довольно молод, и место для его повышения может быть ещё не готово. Ему бы ещё один срок побыть губернатором… Но критика главы региона нарастает. И с онкологическим центром проблемы. И цифры по коронавирусу, которые дают Росстат и власти, не всегда совпадают. И работницы швейной фабрики протестуют… Много негатива. А у его губернаторства уже «экватор», и пора решать: уходить (куда?) или оставаться. Если оставаться, то пора начинать подготовку к выборам. В том числе, заблаговременно осаживать потенциальных кандидатов. В том числе и Алексея Силанова. Не потому, что тот уже что-то предпринимает, а чтобы даже не думал. Как говорят в узких кругах интеллигенции, «чтобы не рыпался». Так что позиции Алексея Силанова на сегодняшний день выглядят стабильными. Но предпосылок для их укрепления нет. А для ослабления появляется всё больше и больше.

Анатолий РОМАШКО

Политолог, политтехнолог, заместитель губернатора Калининградской области (2000-2001 гг.)

Нынешний глава городской администрации Калининграда Алексей Николаевич Силанов сменил на этом посту последнего из выборных мэров города Александра Ярошука, с которым у него произошла, как говорят, рокировка: Силанов, заняв место главы администрации, освободил для Ярошука думское кресло. Случилась эта замена весной 2018 года, перед самым началом чемпионата мира по футболу, который принимал у себя, в том числе, и Калининград. Обусловлена эта смена была, с одной стороны, усталостью Александра Ярошука, отработавшего на своём посту два полных избирательных цикла и ещё часть времени полномочий, предоставленных ему комиссией, принимающей решение о заключении контракта с «сити-менеджером» после отмены прямых выборов. Другой составляющей этой рокировки, безусловно, было желание молодого энергичного губернатора Алиханова пресечь даже тень неповиновения со стороны муниципальных властей.

Поэтому кандидатура Алексея Силанова была выбрана не просто так. Он – руководитель высшего регионального звена, имеющий репутацию абсолютно лояльного ко всем руководителям, с которыми он работал в качестве государственного или муниципального служащего. Александр Ярошук, будучи «человеком из народа», славился, в том числе, своей способностью что-нибудь «ляпнуть», что мгновенно могло стать мемом федерального значения, в то время как Алексей Николаевич, напротив, пришёл во власть из «образованцев», а поэтому известен своей интеллигентностью, культурой общения, мягкостью и внимательностью к людям. Тем более, что в его служебные обязанности во время работы в региональном правительстве в ранге вице-премьера входило курирование социального блока.

Но Силанов никогда не бывал в шкуре избираемого народом мэра, не проходил горнило выборов. Поэтому сегодняшние сложные времена стали на самом деле только первым испытанием, которое Силанову надо пройти самостоятельно, тут никакая лояльность не поможет: когда так трудно, о твоей мягкости и «удобности» не вспомнят – каждый сам за себя. А экономика несёт огромные потери, теряет доходы и городской бюджет, причём сумма потерь уже исчисляется десятизначным числом.

Но и это не было бы так страшно для горожан, если бы почти каждый не оказался в ситуации бюджетного провала. И, несмотря на потери бюджета, в мае своевременно закончен ремонт одной из ключевых городских магистралей, связывающей спальный район города с центром, где расположены и региональные учреждения, и магазины, и торговые центры, кафе, театры, в общем, всё то, что обеспечивает горожанам комфортную и культурную жизнь. И без оглядки на все финансовые потери эта магистраль сдана в срок.

Огромная проблема, с которой столкнулась российская экономика, не обошла стороной и столицу области – Калининград. Мелкий и средний бизнес ввиду эпидемии коронавируса лишился хотя бы каких-то доходов. Следствием чего стал, например, кризис арендных платежей. Мэром Калининграда Силановым принято решение об арендных каникулах: всем предпринимателям, арендующим муниципальные помещения или городскую землю, арендные платежи перенесены на октябрь.

Горожане и журналисты отмечают, что городской пассажирский транспорт никогда ещё не был таким чистым. Автобусы, троллейбусы, трамваи, как особо опасные с точки зрения гигиены пространства, проходят санитарную обработку не только вечером по прибытии в парк, но и на конечных пунктах маршрута в течение дня. Отсутствие транспорта во время периода самоизоляции дало возможность тщательно мыть и дезинфицировать городские магистрали. Особое внимание обращается на чистоту в местах сбора мусора.

Заработная плата, опять же, несмотря на потери бюджета, своевременно выплачивается учреждениям дополнительного образования, среди которых – спортивные и музыкальные школы, школа искусств, детские и подростковые кружки. Плюс же мэру? Да. Но это только начало трудностей, выход из сезона пандемии будет куда тяжелее, только через несколько месяцев станет понятно, к какой оценке мэру этот плюс присовокупится.

Андрей ПОЛУХИН

Политолог, историк (г. Новокузнецк)

Новокузнецк – лидер в Кузбассе по числу инфицированных коронавирусом. Областной центр Кемерово тут отстаёт в 2-3 раза. О чём это говорит? О том, что реальный центр региона, экономики, потоков миграции – Новокузнецк и Новокузнецкая агломерация, а не Кемерово. Это давно известно. Хотя я всегда насторожено отношусь к кузбасской статистике. Так, по этой статистике количество заболевших коронавирусом в Кузбассе в разы меньше, чем в соседних регионах.

Эпидемия коронавируса изменила общество. Сместились акценты и приоритеты. Обострилась проблема выживания. У людей начала меняться картина мира. В этой новой системе люди меньше обращают внимания на острые городские проблемы. Можно сказать, что муниципальный уровень, как и областной, им стал менее интересен. Поэтому негативные моменты, которые могли иметь разрушительный потенциал для мэра Новокузнецка, проходят пока бесследно и незаметно. Местные силовики даже используют это время для замены весомых фигур во властных структурах. Так, в конце марта сотрудники ФСБ провели обыск в кабинете заместителя главы Новокузнецка по социальным вопросам Григория Вержицкого. После чего он ушел в отставку. Григорий Вержицкий – мощный администратор, который закрывал весь социальный блок. Его уход образовал структурную проблему, которая непонятно, когда решится. 7 мая правоохранительные органы проводили оперативные мероприятия в управлении по транспорту и связи администрации города Новокузнецка. В феврале текущего года по уголовному делу был задержан экс-заместитель главы Новокузнецка Андрей Федорчук. В апреле произошла замены главы Куйбышевского района.

К негативным тенденциям следует отнести скандал вокруг реформы маршрутной сети городского автотранспорта. В результате чего практически исчезают привычные маршруты, а частные перевозчики могут потерять свой бизнес. Мэрия объясняет это требованием федерального законодательства, логистической и экономической целесообразностью. Реформа пока в стадии утверждения. Однако владельцы частных маршруток провели однодневную забастовку 30 апреля и продолжают отстаивать свои права.

Горожане негативно воспринимают реконструкцию проспекта Металлургов, где запланировано много асфальта и парковок. По проекту посажены будут только кустарники. Деревья на нём теперь не предусмотрены. Проект этот готовился ещё в эпоху Тулеева. Разрабатывали его кемеровские фирмы, связанные с влиятельными фигурами кемеровского истеблишмента. Поэтому проспект лишили трамвая. Формально во всем виновата новокузнецкая мэрия. Однако мы понимаем, что деньги на такие проекты дает область (даже прохождение, заказ федеральных денег идет через неё). Поэтому основанная вина тут на областных властях. Проспект Металлургов в Новокузнецке – красивейшая улица региона, апофеоз сталинской архитектуры, любимая улица актера Владимира Машкова… Там росло более полутысячи деревьев, тенистые бульвары. Основную часть уже вырубили. Проект сделан без учета исторической ценности проспекта. Почему-то преступно молчит областное министерство культуры. Ведь на проспекте много памятников культуры федерального и регионального значения с охранной зоной. Реконструкция в таком виде проспекта Металлургов, по моему мнению – это что-то ужасное. Горожане такое не простят.

Не пошел на пользу главе города скандал со спортсменом, занимавшимся в парке во время коронавируса. Формально глава города был прав, но у народа тут было иное мнение. Видео имело многомиллионные просмотры и широкое обсуждение.

В конце апреля и в мае стали проскальзывать новости, которые свидетельствуют о проблемах и даже отчаянии у неблагополучных слоев населения. Участились кражи. Два случая (Новокузнецк, Таштагол) крушения в магазине полок с алкоголем. Это всё – издержки коронавируса. Власти принимают всевозможные меры. Но насколько это эффективно, станет ясно с течением времени.

Следует отметить, что при губернаторе С. Е. Цивилеве областная власть немного ослабила предыдущую политику по удавлению и сокращению Новокузнецка. Эта политика проводилась системно где-то с 2007 года. Никогда официально не провозглашалась. Но мы все остро ощущаем её на практике. Это – политика самоликвидации Кузбасса.

В этом плане что поменялось? Стали возводиться новые объекты. Пусть не такие дорогие и основательные, как в Кемерово, но тем не менее. Здесь ремонт огромного дворца Кузнецких металлургов, возведение новых спортивных объектов на частные деньги, активизация ремонта Коммунара, онкодиспансера, достройка и ввод в эксплуатацию многострадальной 81-й школы, начало экстренного строительства на частные деньги новой инфекционной больницы (обещают быстро построить), дежурное обновление скверов и парков, обещание грандиозного обновления городского транспорта (первые трамваи уже поставлены), идёт реконструкция Бызовского шоссе и упомянутого проспекта Металлургов. Однако это всё мало для настоящего ядра региона. Совсем крохи на фоне того, что не доложили в город за 13 лет политики его уничтожения и на фоне того, что вкладывается в областной центр.

Ситуация для Сергея Кузнецова будет очевидна после отмены коронавируса и возвращения ситуации в нормальное состояние. Для него это не первый кризис. Благодаря своим коммуникационным способностям, он решал многие проблемы. Будущее покажет.

Дмитрий ЛОБОЙКО

Социолог, руководитель центра «Региональные исследования»

Евгения Уваркина уже год возглавляет Липецк и начала свою карьеру не триумфально. При голосовании из 45 присутствующих депутатов за неё проголосовали лишь 25. В современных условиях подобное голосование местного парламента выглядит скорее протестным. А взаимное непонимание между мэром и депутатом можно считать фактором негативным.

Однако осенью этого года парламент переизберут. Совершенно очевидно, он будет серьёзно обновлен, и у Уваркиной есть все шансы получить лояльное большинство. В помощь ей – замена смешанной системы выборов на мажоритарную. Одномандатников при наличии административного ресурса провести проще. В минусе оказывается парламентская оппозиция, которая, в отсутствие популярных в городе политиков и серьёзных финансовых ресурсов, рискует уменьшить своё представительство в парламенте. Или вовсе лишиться мандатов. Такая ситуация ранее могла сложиться с КПРФ. Но в последний момент не стали создавать скандал. В сегодняшней ситуации избиркому можно не проявлять творчество на этапе регистрации…

Предстоящие выборы – экзамен и для Евгении Уваркиной, и для губернатора Игоря Артамонова. Недовольство главой региона куда выше, чем мэром областной столицы. Хотя и он относительный «новичок» – чуть более полутора лет в кресле. Если бы в Липецкой области была дееспособная оппозиция, то для того, чтобы спутать карты действующей администрации города и региона им хватило бы провести от 17 до 25 депутатов, получив либо «блокирующий пакет», либо большинство в городском Совете. Учитывая размеры избирательных округов и текущую ситуацию, вся кампания стоила бы в диапазоне от 30 до 50 млн рублей. Небольшие ресурсы для влияния на региональную политику. Но в Липецке нет сил, готовых инвестировать в политические проекты стоимость одной-двух приличных московских квартир. А значит, Уваркиной и Артамонову опасаться, скорее всего, нечего.

Продолжение во второй части статьи...

Реклама на веке
Как разместить
Депутат Госдумы: российские власти не собирались кормить население в период пандемии Национальный Рейтинг Мэров (Апрель-Май, 2020) - часть 2
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются