18+
  1. Нефть и газ в обмен на сливочное масло

Нефть и газ в обмен на сливочное масло

Нефть и газ в обмен на сливочное масло
В условиях угрозы новых экономических санкций со стороны США и ЕС, отечественная дипломатия начала, что называется, «перетряхивать сундуки». Минэкономики готовится форсировать создание зоны свободной торговли с Вьетнамом. А в дальнейшем наш геоэкономический анклав может пополниться за счет Таиланда, Монголии и Северной Кореи.

Западные санкции в отношении России сегодня одна из самых обсуждаемых тем на различных уровнях. И хотя чиновники заверяют, что реальной угрозы для роста экономики нет - работа в недрах правительства, министерств и ведомств кипит. Ежедневно обновляется информация о создании собственной платежной системы, национального рейтингового агентства, а также - поисках новых сырьевых рынков сбыта. На прошлой неделе замглавы министерства экономического развития России Алексей Лихачев заявил, что уже до конца года МЭР намерено заключить соглашение с Вьетнамом о создании зоны свободной торговли. Есть быть точным, замминистра сказал, что с Ханоем есть серьезные положительные подвижки. А на уточняющий вопрос, будет ли соглашение подписано до конца года, ответил утвердительно: «...по крайней мере, рассчитываем выйти на текст соглашения».

Ранее планировалось подписать данное соглашение не раньше 2015 года, но, видимо, время не ждет. Да и зачем затягивать — отношения с Вьетнамом у нас почти дружеские. Во время недавней встречи господина Лихачева с замминистра промышленности Вьетнама Ле Зыонг Куангом коллеги вспомнили 12 уже реализованных проектов и обсудили новые, объем инвестиций в которые оценивается в 20 миллиардов долларов. Речь, в частности, идет о продвижении на вьетнамский рынок пассажирских самолетов марки Sukhoi Superejet-100, строительстве тепловых электростанций, развитии гостинично-туристического бизнеса.

Есть у России и более высокий интерес — сырьевой. В марте этого года глава «Роснефти» Игорь Сечин во время визита в страну обсуждал на высшем уровне проекты, связанные с поставами топлива и совместную добычу на шельфе. Ранее соглашение на поставки во Вьетнам сжиженного природного газа подписал и «Газпром». Собственно, российский холдинг уже ведет совместно с Petrovietnam добычу «голубого топлива» на двух лицензионных блоках вьетнамского шельфа.

В российском правительстве рассчитывают, что в случае создания ЗСТ, товарооборот между Россией и Вьетнамом к 2015 году может выйти на отметку в 7 миллиардов долларов, а к 2020-му должен достичь 10 млрд долларов. Еще в конце прошлого года именно такие цифры озвучил президент Путин.

Если учитывать, что за прошлый год товарооборот с Вьетнамом вырос на 20% - до 3,66 миллиардов долларов, то эффект от ЗСТ должен произвести практически экономическое чудо.

Эксперты не сомневаются, что такие результаты могут быть достигнуты. Другой вопрос, насколько это будет полезно для отечественной экономики. Как пояснил «Веку» старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Илья Усов, Россия в очередной раз жертвует экономическими интересами в угоду политических. «Вьетнаму это выгодно: он может нарастить экспорт компьютерных чипов, телефонов, рыбы, в частности, пангасиуса. Россия все это легко переварит. Что же касается нашего экспорта, то его основа на протяжении многих лет остается неизменной: прокат, нефтепродукты, сельхозудобрения и вооружение», - говорит эксперт.

Кстати, Москва решила ускорить передачу двух сторожевых кораблей «Гепард 3.9» с установленными на них зенитным ракетно-артиллерийским комплексом ближнего рубежа обороны «Пальма». О том, что фрегаты уже в ближайшее время будут отправлены Вьетнаму буквально накануне заявил «ИТАР-ТАСС» директор по внешнеэкономической деятельности ОАО «КБ Точмаш» им. Нудельмана» Сергей Игнатов. Ранее назывался конец 2017 года.

Но настоящий подарок Россия преподнесет Ханою, восполнив растущие потребности страны в нефти и газе. По некоторым прогнозам, к 2015 году потребность Вьетнама в газе составит 3 миллиарда кубометров в год, в 2020 году – 6 миллиардов, а к 2025 году – 15 миллиардов.

Россия не может терять такой перспективный рынок, возражает доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Вениамин Вутянов. «Причины, побудившие Россию ускорить создание ЗСТ с Вьетнамом сугубо политические, но вариантов у нас не много: если что-то не заладилось с европейскими партнерами, то мы обращаем свой взгляд на Восток. Здесь основные наши экономические партнеры – это Китай, Вьетнам, Монголия и Северная Корея», - пояснил Вутянов «Веку», добавив, что с Вьетнамом по нефтегазовым проектам Россия начала взаимодействовать еще в 60-годы XX века.

По словам эксперта, если рассматривать геоэкономические связи, то у России более тесное взаимодействие со странами европейского сообщества, но перспективнее все-таки страны из блока БРИКС и Юго-Восточной Азии. И здесь, кроме Вьетнама можно назвать Таиланд, Малайзию, Сингапур. Сюда же можно отнести Японию, которая сегодня испытывает острую нехватку энергоресурсов. Вместе с тем, японцы более ориентированы на экономическую эффективность.

Впрочем, сегодняшние интересы России простираются дальше Азии. До недавнего времени Россия вела переговоры о создании свободных экономических зон с Израилем и Новой Зеландией. Правда, в Минэкономразвития заверяют, что события на Украине не оказали существенного влияния на переговоры с этими странами. «Формально они чуть-чуть повлияли на новозеландскую часть переговоров, а на Израиль совсем нет», — заявил все тот же Алексей Лихачев.

Эксперты полагают, что и здесь сотрудничество носит больше политический характер, поскольку та же Новая Зеландия, имея с Россией минимальный объем двусторонней торговли, ничего кроме сливочного масла экспортировать не сможет.

Впрочем, так думают не все: «Помимо Закавказья и крупных стран Азии, есть целый ряд направлений внешней торговли, потенциал которых используется не полностью, - заявил «Веку» директор аналитического департамента компании United Traders Михаил Крылов. – Можно развивать сотрудничество с Ираном, на который приходится всего около 100 млн долларов российской торговли, достаточно близкой нам Малайзией, торговля с которой достигает 200 млн долларов в год. С Таиландом оборот торговли всего в 2,4 раза меньше оборота с США и достигает около 2,5 млрд долларов в год». По его словам, наряду с итальянским Parmalat, Новая Зеландия также является мировым лидером по поставкам сухих молочных продуктов. «Сухие сливки, сухой кефир, сычужный казеин продаются тоннами на еженедельном аукционе компании Fonterra. Недавно разразившийся скандал с отравленным молоком Новой Зеландии в КНР повысил интерес Fonterra к сотрудничеству с нашим «Союзмолоко». В результате, молоко вместо или параллельно с поставками в Китай будет ввозиться в Россию», - резюмировал Крылов.

Как бы там ни было, но угроза санкций заставила вспомнить забытый термин «геоэкономика». От мировой экономики он отличается тем, что связи между странами здесь складываются на основе четкого расчета эффективности и перспективности. А коль уж Россия начала играть в эту игру, ей придется жертвовать экономическими интересами, отдавая ценное и покупая часто не нужное и не востребованное.