18+
  1. Невероятная слышимость

Невероятная слышимость

Невероятная слышимость
Игорь Данилкин — директор Департамента экономической безопасности ОАО «Московская объединенная электросетвая компания» (МОЭСК) — 19 апреля 2011 года нашел в своем рабочем кабинете прослушивающее устройство.

Бывшего следователя прокуратуры (руководил отделом по борьбе с преступными сообществами), которого пригласили в госкомпанию ловить внедрившихся туда коррупционеров, подобный факт, если и удивил, то уж не озадачил: что делать в таких случаях, он знал.

«После того как обнаружил «прослушку», я оформил ее изъятие и написал заявление на возбуждение уголовного дела, — рассказал «Новой» Игорь Данилкин. — Думаю, все это связано с моей деятельностью в департаменте: я начал наводить порядок и наладил выявление коррупционных схем, с помощью которых сотрудники компании, возможно, могли пополнять свой личный кошелек довольно крупными суммами».

Чтобы было понятно, о чем идет речь, несколько официальных данных. ОАО «МОЭСК» — главный поставщик электроэнергии для Москвы и Подмосковья. Это фактически госсобственность (51% акций принадлежит «Холдингу МРСК», крупнейшей российской энергетической компании, которая принадлежит государству на 100%; 22% — ЗАО «Лидер», чьи главные акционеры — «Согаз» и «Газпром»; а 5% — правительству Москвы).

Таким образом, если бывший следователь Данилкин прав и из компании могли выводиться средства, то деньги эти — государственные. И потому, кому как не государству, было бы интересно выяснить, кто пытался шпионить за директором департамента экономической безопасности предприятия с миллиардным оборотом.

Уголовное дело № 700835 по ч. 1 ст. 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни) было возбуждено 8 сентября 2011 года следователем Симоновского следственного отдела ГСУ СК РФ по Москве Станиславом Платоновым и тут же передано другому следователю — Сергею Широкову. По словам Данилкина, никаких следственных действий (уж Данилкин-то точно знает, что это такое) проведено не было, а спустя некоторое время Широков дело приостановил по любимому для многих следователей основанию: в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к ответственности в качестве обвиняемого. Ну не нашли злоумышленников…

«Я вел много резонансных дел. Знаю по своему опыту: расследование этого дела абсолютно не представляет никакой сложности. Лица, подозреваемые в совершении преступления, следователю известны. Имеется множество вполне очевидных доказательств их вины, которые требуют простой обработки и процессуального закрепления, — уверяет Данилкин. — Но в телефонном разговоре следователь вообще сообщил мне, что не видит состава преступления в данном деле. Получается, что без санкции суда можно спокойно следить за человеком? Это абсолютно незаконно».

По поводу доказательств…

Данилкину удалось выяснить, что звонки на SIM-карту, встроенную в прослушивающее устройство, шли с двух номеров: корпоративного номера 8 985 782****, который числится за заместителем генерального директора МОЭСК по безопасности Юрием Маракиным (непосредственным начальником Данилкина), и корпоративного номера подчиненного Данилкина — Егора Кутумова (8 967 005****).

Да и хозяина прослушивающего устройства было установить не трудно — оно вообще оказалось номерным.

«У меня состоялась беседа с Кутумовым, — продолжает Данилкин. — Он рассказал, что якобы по поручению Маракина следил за моими разговорами, чтобы, во-первых, найти на меня компромат, а во-вторых, знать о моих дальнейших планах, так как им не понравилась моя активность в поиске людей, ворующих деньги компании. Прослушивающее устройство, со слов Кутумова, было передано его коллегами — Денисом Марковым и Алексеем Лещуком — которые, в свою очередь, якобы одолжили его в Управлении собственной безопасности Следственного комитета РФ. А так как устройство номерное, а «прослушка» организована без санкции суда, то аппаратуру обязательно нужно было вернуть. Однако сделать это не удалось, потому что я нашел его, и теперь оно является вещественным доказательством».

Трудно пока сказать со всей определенностью, соответствует ли все это действительности — следствие-то ведь не ведется, и принадлежность прослушивающей аппаратуры процессуально не установлена. «Новая газета», чтобы прояснить ситуацию, направила официальные запросы и в Симоновский следственный отдел, и в СКР. Никто пока не ответил. Потому продолжим выстраивать версию со слов потерпевшего, жалобы которого в Генеральную прокуратуру были спущены на районный уровень, где по-прежнему отказываются отменить постановление следователя о приостановлении дела.

«Учитывая уровень коррупции в нашей стране, легко предположить, что правоохранительные органы и руководство компании могли действовать сообща. И если в случае передачи прослушивающего устройства стоит винить отдельных сотрудников, то после того как устройство стало вещественным доказательством, заработала государственная машина по защите «своих», — делится своими умозаключениями Игорь Данилкин.

Он — человек принципиальный: чтобы довести дело до конца и наказать виновных, уволился из МОЭСК — не хотел, как говорит, подставлять руководителя компании, которого считает человеком порядочным, плюс к тому опасался, что его самого либо уволят по статье, либо подставят…

Да, кстати, Денис Марков и Алексей Лещук, которые якобы передавали Кутумову «прослушку», недавно были уволены из МОЭСК за вымогание взятки, в их отношении возбуждено уголовное дело.

Вот такие офисные страсти…

P.S. Пресс-служба МОЭСК от комментариев отказалась, ссылаясь на отсутствие информации по интересующему нас поводу, подтвердив лишь факт увольнения Дениса Маркова и Алексея Лещука».

Последние новости