18+
  1. Организованная преступная мэрия Екатеринбурга?

Организованная преступная мэрия Екатеринбурга?

Организованная преступная мэрия Екатеринбурга?
Уголовное дело вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева легло на стол прокурору, после чего будет направлено в суд. Миллионы рублей, потраченные на пропаганду невиновности Контеева, оказались выброшенными на ветер.

А участники отмывочной кампании Контеева сегодня переживают не за его судьбу, а за свою репутацию, а то и за судьбу собственную.

«Выступления защитников не стоит даже обсуждать. У Контеева руки в крови, следствие идет, и убийства будут доказаны, в этом нет сомнений», - заявляли журналистам в кулуарах силовики, и, судя по всему, они знали, что говорят.

Однако уголовное дело Контеева важно не только потому, что оказалось редким пока что случаем, когда до суда дошел процесс высокопоставленного и очень богатого чиновника. В конце концов, убийство – это не рэкет (а Контеев, судя по опубликованным материалам, оказался замешан и в том и в другом), его расследуют особенно скрупулезно и мягкость, по отношению к организатору убийства, как правило, не проявляют.

Уголовное дело вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева может оказаться тем камушком, который способен обрушить лавину. Благодаря делу об убийстве, заказчиком которого стал вице-мэр, общественности удалось заглянуть в тщательно охраняемые тайны мэрии этого крупного города. Обстоятельства, из-за которых мэрию Екатеринбурга часто называют ОПГ, прекрасно известные силовикам, достоянием общественности в таких масштабах стали, пожалуй, впервые.

Мэрия Екатеринбурга в том составе, который стоит у руля города уже 20 лет, получила название «Коллективный Чернецкий» - в честь Аркадия Чернецкого, почти все это время возглавлявшего муниципалитет.

Организационной основой «Коллективного Чернецкого», по мнению местных политологов, стала круговая порука. Несогласные с политикой мэрии жестко вычищались, для чего был задействован весь арсенал, имеющийся в распоряжении мэрии. Результатом стала сплоченная команда, не выносящая сор из избы, поддерживающая своих сторонников и карающая оппонентов. Эти принципы «Коллективного Чернецкого» постепенно перенимались всей командой.

Если возникала необходимость «сдать» кого-то из команды – например, когда он оказывался замешан в скандале, который невозможно замять – такого человека старались переместить на другую должность. Иногда новая должность была, формально, понижением, но на самом деле чиновник сохранял рычаги управления в формально покинутой им структуре. Если не получалось ограничиться такими мерами – «сдавали» фигуру более мелкого масштаба. Для этих целей в команде «Коллективного Чернецкого» имелись люди, не допущенные в основной круг, и подписывающие сомнительные документы.

В качестве примера можно рассмотреть историю с городским управлением здравоохранения. Когда ставленник «коллективного Чернецкого» на «хлебную» должность главы здравоохранения города Александр Прудков оказался в эпицентре коррупционного скандала, его переместили на должность главного врача крупнейшей городской больницы. Однако информированное свердловское агентство Ура.ру отметило, что не номинальный начальник Горздрава Александр Дорнбуш, а все тот же Александр Прудков остался реальным рулевым здравоохранения в городе.

В тюрьму, в результате коррупционного скандала в здравоохранении Екатеринбурга, на восемь лет отправился не Александр Прудков, а посторонний для «коллективного Чернецкого» заместитель Прудкова Александр Шастин.

В команде «Коллективного Чернецкого» принято не расписываться в документах, а предоставлять право подписи потенциальным «Фунтам». Таким «Фунтом» у Прудкова как раз и оказался Шастин. Примечательно, что и на новом месте работы, как сообщают источники, Прудков ввел должность заместителя главного врача больницы, который за Прудкова расписывается. Это «ноу-хау», по утверждению местных политологов, почти 10 лет назад придумал вице-мэр Екатеринбурга Владимир Тунгусов.

Разделение понятий «лицо, принимающее решения» и «человек с правом подписи» имеет смысл, вероятно, только для махинаций. Данная аномалия явно станет индикатором крупной коррупции, и будет служить основанием для проведения комплексной проверки, наряду с другими очевидными признаками криминальной деятельности. С подобным методом работы чиновника, позволяющим расхищать огромные средства, перекладывая ответственность на «шестерок», наверняка, еще предстоит разбираться правоохранительным органам и Администрации Президента. А пока этот «финт с подписями» широко применяется в екатеринбургской мэрии и подчиненных ей структурах.

Вторым элементом, который обеспечивает стабильное существование «коллективного Чернецкого» является превентивное финансирование работы по любому человеку, опасному для этой организованной группы. По информации с мест, «Коллективный Чернецкий» пытается, где на откровенно коррупционной основе, а где «по дружбе», вмешиваться в кадровые назначения потенциально опасных людей. Прежде всего, это касается назначения силовиков в регион. Давление на лиц, принимающих решения, идет еще на этапе рассмотрения кандидатур. После назначения, руководителям правоохранительных структур, как правило, поступают через посредников предложения от мэрии не лезть в ее дела, в обмен на спокойную службу. При этом правоохранителям, в зависимости от их должности, могут предлагаться баснословные суммы, доходящие до нескольких миллионов долларов.

Определить, кто из руководителей правоохранительных органов согласился на такое предложение, а кто отказался, очень просто: первые «не лезут в дела мэрии», а вторые занимаются расследованиями преступлений, связанных с деятельностью людей «коллективного Чернецкого».

А теми, кто отказался от спокойной, обеспеченной жизни, начинает заниматься пропагандистская машина мэрии. Пропагандистская машина «коллективного Чернецкого», возглавляемая еще одним вице-мэром (а как иначе?), политтехнологом Сергеем Тушиным, за 20 лет нахождения этой группы у власти отточила свое мастерство почти до совершенства. Еще во времена противостояния с губернатором Росселем, были созданы интернет-СМИ, тесно сотрудничавшие «с Городом». Те СМИ, которые появились самостоятельно, ставились и ставятся на службу мэрии на платной основе.

Аналогично обстоят дела и с блогерами, а также «не интернетными» гражданскими активистами: любой активный человек, не связанный явным образом с оппонентами мэрии, по возможности «покупается» на корню и ставится мэрии на службу.

За счет такой кадровой политики «коллективный Чернецкий» имеет возможность поднимать волны негатива в отношении любого силовика или чиновника, как в СМИ, так и в социальных сетях.

Все эти мероприятия требуют серьезного финансирования. Это финансирование обеспечивается за счет фактического обложения данью бизнеса на всех уровнях. В ход идут самые разные инструменты.

Предпринимателей помельче заставляли укладывать тротуарную плитку, выпускавшуюся на заводе, принадлежащем семье мэра. Официальные СМИ мэрии принудительно обеспечивались подписчиками, под угрозой гнева местных районных царьков. А серьезный бизнес ставился под контроль иначе: через передачу решающих долей собственности. Так, по данным следствия, Виктор Контеев отобрал у владелицы «Овощебазы №4» сначала более 51% собственности, а потом и всю собственность. Крупнейшие рекламные агентства Екатеринбурга тоже контролируются чиновниками мэрии. Ими же контролируется и ЖКХ (в доле с представителями организованной преступности).

Организованная преступность играет важную роль в обеспечении деятельности «Коллективного Чернецкого». В то время как на правоохранителей, принявших сторону мэрии, а не закона, возлагается функция подавления оппонентов мэрии в законном поле, на оргпреступность возложено обеспечение интересов «Города» (не Екатеринбурга, а его мэрии) там, где закон не работает. Т.е., прежде всего, в вопросах контроля за теневым оборотом денег.

Организованная преступность в Екатеринбурге была сильна еще с девяностых. Сильный удар по ней нанес ныне покойный Петр Латышев, в бытность его полпредом Уральского федерального округа. При Латышеве был отправлен в СИЗО руководитель ОПС Уралмаш Александр Хабаров, который затем повесился в камере.

Организованная преступная мэрия Екатеринбурга?

После смерти Хабарова ОПС Уралмаш фактически слился с остальными преступными группировками, однако сохранил в их структуре довольно большую самостоятельность. Оперативники силовых структур Екатеринбурга утверждают, что оргпреступностью, непосредственно связанной с мэрией города, руководит, по всей вероятности, Сергей Тереньев – один из близких соратников Хабарова.

Отбыв длительный срок в заключении по тяжким статьям, Терентьев вернулся в Екатеринбург и стал обеспечивать криминальное прикрытие «Коллективного Чернецкого». Терентьев настолько важен для мэрии, что вместе с вице-мэром Тунгусовым фактически забрал под себя наследство Виктора Контеева и активно подминает под себя городское ЖКХ. Местные СМИ время от времени сотрясают скандалы, связанные с очередным силовым отъемом кусков жилищно-коммунального хозяйства, по всей видимости, структурами Терентьева.

Организованная преступная мэрия Екатеринбурга?

Да и назначение видного «уралмашевца» Мямина на весьма денежное направление городского строительства настолько же красноречиво, насколько и цинично.

Выборы в Екатеринбурге всегда находились под полным контролем «Коллективного Чернецкого». В городе выстроена многоуровневая система, которая исключает прохождение на выборах кандидата, неугодного мэрии. Кандидат, не угодный «Коллективному Чернецкому», мог быть не допущен до выборов или снят с них по формальным основаниям.

Наружная реклама в городе полностью под контролем мэрии, телевидение и СМИ контролируются ей в значительной степени.

Поэтому кандидат, которого мэрия не хочет, фактически оказывался лишен возможностей агитации. А черный пиар, который легко распространяется через подконтрольные мэрии каналы, еще более уменьшает шансы кандидата на победу в честных выборах, даже если тому удалось зарегистрироваться и начать предвыборную борьбу. Избиркомы контролируются «коллективным Чернецким» практически безраздельно, что дает возможность множественных манипуляций в ходе подсчета голосов.

Дополнительные возможности для подтасовок обеспечивают городские больницы, в которых голосование проходит наиболее непрозрачно (контроль за «правильным» голосованием в больницах, наряду с «распилом» бюджета, выделенного на здравоохранение, пожалуй, наиболее вероятная причина нежной любви Владимира Тунгусова к Александру Прудкову и «непотопляемости» последнего).

Если возникает серьезная угроза потери контроля над процессом выборов, «Коллективный Чернецкий» демонстрирует выдающийся креатив. Примером может послужить история с выталкиванием губернатора Александра Мишарина из Свердловской области.

Эксперты рассказывают, что после того, как Мишарин вынудил Аркадия Чернецкого покинуть пост Главы Екатеринбурга и ввел должность сити-менеджера, вице-мэр Владимир Тунгусов реализовал иезуитский план, пожалуй, не имеющий аналогов.

Тунгусов, ставший фактическим Главой города, убедил Мишарина в своей капитуляции и предложил Мишарину взять всю свою команду на службу губернатору. То есть не разрушать систему подконтрольных Тунгусову избиркомов, а использовать ее во благо губернаторских инициатив.

Согласие дорого обошлось Мишарину: выборы в Госдуму Екатеринбург провел так, что Единая Россия потерпела в них сокрушительное поражение. ЕР даже не стала первой, уступив первое место Справедливой России. Но самое интересное – что этот результат был обеспечен на деньги самой партии власти: екатеринбургская ячейка ЕР, как предполагается, направляла получаемые ею деньги на финансирование справороссов, с которыми как раз сблизился Тунгусов.

Ближе к финалу выборов губернатор Мишарин понял, что «Город» его «развел» и попытался спасти положение, лично (уже не доверяя команде Тунгусова и не имея времени и возможности набрать новых людей) контролируя выборный процесс по всей Свердловской области. Результатом его стремительных перемещений по огромной территории стало тяжелое и довольно странное ДТП с губернаторским автомобилем и полное выключение губернатора из избирательной кампании – Мишарин чудом остался жив и надолго попал на больничную койку.

Результатом проигрыша выборов стала отставка Александра Мишарина с поста губернатора. Правда усилия «Коллективного Чернецкого» по назначению «своего» губернатора не увенчались успехом, и губернатором стал «пришлый» Евгений Куйвашев. Но попытки ими предпринимались отчаянные и дорогостоящие.

К 2013 году позиции «Коллективного Чернецкого» пошатнулись.

Аркадий Чернецкий уехал из Екатеринбурга в Совет Федерации (вероятно, он выбрал Совфед из двух альтернатив: или туда, или «на нары»).

Назначение губернатором «своего» для мэрии Екатеринбурга человека не удалось.

Пример Александра Мишарина показал, что верить посулам «Коллективного Чернецкого» нельзя, поэтому обвести Куйвашева, который учел опыт и просчеты предшественника, у «Города» не вышло. Попытка атаковать губернатора чужими руками, натравив на него Евгения Ройзмана, тесно связанного с «Городом» через «уралмашевца» Сергея Терентьева, также не дала результата.

К тому же, эта попытка последовала за атакой Ройзмана на вновь назначенного начальника свердловской полиции Михаила Бородина, который начал разбираться в том, кто и почему контролирует наркотрафик в регионе, и обнаружил, что многие ниточки, вероятно, ведут как раз к Ройзману.

В результате, к моменту атаки «Города» против губернатора, Куйвашев успел убедиться в честности Бородина, и одновременно в нечистой игре Ройзмана. Так что последовавшая затем атака Ройзмана уже на самого Куйвашева (а закулисная роль «Города» в этом процессе – секрет Полишинеля) только добавило губернатору уверенности, что он борется за правое дело и против настоящих преступников.

Еще ранее, разбираясь в информации озвученной обеими сторонами, в ходе «наезда» Ройзмана на свердловскую полицию, областной прокурор Сергей Охлопков досконально вник в аргументацию сторон. Охлопков рассмотрел доказательства, приведенные участниками конфликта и, руководствуясь законом, встал на сторону силовиков.

В итоге ситуация приняла для Ройзмана (и главное - для стоящих за ним людей «Коллективного Чернецкого») опасный характер. Потому что нет ничего опаснее для вероятных преступников, чем информированные о реальном положении вещей прокурор, полицейский и губернатор. Конечно, при условии, что никто из них не продажен и не намерен идти на поводу у криминала – но как раз Куйвашев, Охлопков и Бородин оказались непродажными и «недоговороспособными» для оргпреступности.

Повезло областным властям и правоохранителям (и не повезло «коллективному Чернецкому») в том, что на должности федерального прокурора УрФО оказался выходец из Свердловской областной прокуратуры Юрий Пономарев.

Организованная преступная мэрия Екатеринбурга?

Испытав на себе, в бытность прокурором Свердловской области, весь арсенал средств мэрии Екатеринбурга – от попыток щедрого подкупа, до попыток запугивания, и совершенно очевидно, не поддавшись на них, Пономарев смог сохранить независимость от любого участника общественной и политической жизни региона. А за 6 лет пребывания на Урале у Пономарева, несомненно, выработалось полное понимание происходящих в этом регионе процессов. И не осталось иллюзий в отношении реальных устремлений и методов работы местных политических сил, и общественников. Без неангажированного, объективного понимания ситуации прокурором Пономаревым, борьба правоохранительных органов с коррупцией и оргпреступностью в регионе – в том числе, и в Екатеринбурге, была бы невозможной.

До покушения на Куйвашева, Охлопкова или Бородина силами ОПГ Терентьева, слава богу, пока не дошло. Купить кого-то из них у «Коллективного Чернецкого», похоже, также не получилось.

У «Города» осталось два пути: черный пиар с обвинениями силовиков и губернатора в коррупции (желательно всех вместе и побольше да погромче), и попытки «договориться» с кем-нибудь из начальства в Москве, с целью оказать давление на несговорчивых руководителей.

Поймать Куйвашева, Охлопкова или Бородина на коррупции не получилось – поэтому сам факт их борьбы против преступности и был объявлен коррупцией.

Поиски представителями «Коллективного Чернецкого» в МВД, Генпрокуратуре и Администрации Президента того, кто возьмет «чемоданчик с деньгами» и приструнит силовиков или губернатора, которые всерьез взялись за борьбу с мафией, видимых результатов тоже не дали.

Ослабли позиции «Коллективного Чернецкого» и в силовых структурах. Городская полиция более не покрывает екатеринбургскую мэрию, а занимается расследованием ее деятельности. А о том, как раньше милиция покрывала «Коллективного Чернецкого», писали СМИ. Достаточно вспомнить, например, «замятое» уголовное дело о том, как вице-мэр Екатеринбурга Владимир Тунгусов, управляя автомобилем, сбил женщину.

Покалечив человека, Тунгусов избежал ответственности, т.к. городская милиция не дала хода этому делу. Самое ужасное, что женщина, ставшая инвалидом, немногим позже была убита при очень странных обстоятельствах. Она рассказывала журналистам, что ей поступали угрозы из окружения Тунгусова, и высказывала опасения, что ей подопрут дверь дома и сожгут. Так и произошло. Ветераны уголовного розыска говорят, что это очень похоже на решение вопроса «по понятиям», и кивают в сторону Тереньева, который так близок к Тунгусову. Вспоминая, что другой вице мэр Екатеринбурга, Контеев, арестован за убийства, эта страшная версия не кажется экзотической.

Сменился и руководитель регионального ФСБ. Вместо Бориса Козиненко, который, вопреки всем правилам ротации, находился на одном месте почти 20 лет, пришел новый начальник – Александр Вяткин. И тут же резко изменилась информационная картина: если о Козиненко городские СМИ никогда не говорили худого слова, то с приходом Вяткина они тут же начали сокрушаться, что, мол, ФСБ оказалась вовлечена в местные политические процессы. Так в «Городе» принято называть расследования преступлений, в которых может быть замешана мэрия. Не будет удивительным, если завтра и руководителя ФСБ Вяткина обвинят в коррупции – добавив к губернатору Куйвашеву, прокурору Охлопкову и полицейскому Бородину.

Организованная преступная мэрия Екатеринбурга?

При этом в мэрии не любят вспоминать, что ФСБ до назначения нынешнего начальника порой называли «ЧОПом Чернецкого» - как говорили, за решения скользких вопросов хозяйственного характера с предпринимателями. А также что отдельные сотрудники ФСБ оказывались замешаны в крайне сомнительных историях (вроде скандала с мэром Асбеста Владимиром Суслопаровым, которого фактически ограбили на огромную сумму, где сотрудники свердловского ФСБ сыграли очень заметную роль). И что высокопоставленные отставные «эфэсбэшники» назначались городскими властями на денежные потоки городского Водоканала, как Сергей Рахманов.

Прошли обыски и выемки документов в организациях, которые традиционно считаются «кошельками мэрии» - Водоканале, ряде районных Администраций, Екатеринбургэнерго. Некоторые высокопоставленные сотрудники этих организаций были задержаны.

Явно на основании информации силовиков, был изгнан высокопоставленный экс-сотрудник ФСБ Сергей Половнев, работавший в губернаторской резиденции советником, и поставлявший оттуда инсайдерскую информацию в мэрию Екатеринбурга.

Прокурор Свердловской области Охлопков нашел незаконное участие в бизнесе у нескольких крупных сотрудников мэрии, в том числе у неформального Главы города Владимира Тунгусова. СМИ сообщают, что чиновники мэрии сидят на чемоданах: вице-мэр Тунгусов, наверное, готов вылететь на свой «запасной аэродром» в Монако, а вице-мэр Тушин явно второпях переоформляет собственность на свою дорогостоящую недвижимость.

Чем все это закончится, не может спрогнозировать никто.

Можно только с уверенностью сказать, что вал публикаций о коррупции губернатора Куйвашева и свердловских силовиков будет нарастать. Он будет таким же голословным, как и сейчас, но более мощным. Мэрия не пожалеет на это денег, а ее возможности были ярко продемонстрированы попыткой пропагандировать невиновность Виктора Контеева. У мэрии просто нет другого выхода: ей необходимо увести разговор от собственных преступлений и злоупотреблений, чтобы представить себя в роли жертвы.

Не вызывает сомнений также, что будет попытка шантажировать власти (и областные, и федеральные) Евгением Ройзманом, который, в силу своей популярности, является «ударной информационной силой» «бригады», окопавшейся в мэрии Екатеринбурга. После того, как стала известна жуткая правда о реальной деятельности Фонда «Город без наркотиков», репутация Ройзмана сильно упала в глазах людей, и он растерял многих сторонников. Ему ни разу не удалось выполнить свои неоднократные угрозы «вывести тысячи людей на улицы».

Но пугать Ройзманом и его несуществующей «всенародной поддержкой» все равно будут – выбора у «Города» уже нет. К тому же, всегда есть возможность попросить кого-то из близких мэрии людей дать напрокат своих активистов, и ими сыграть «народную поддержку» Ройзмана.

Есть также вероятность, что кто-нибудь в МВД, Генпрокуратуре или Администрации президента все же возьмет деньги у «коллективного Чернецкого» и административно заставит правоохранительные органы или губернатора Куйвашева закрыть глаза на преступную деятельность в мэрии Екатеринбурга.

Ну и наконец, может сработать главный козырь Тунгусова – выход на выборы Главы Екатеринбурга Аркадия Чернецкого.

Подготовка к реализации этого сценария уже началась: Чернецкого в крупнейших российских СМИ усиленно представляют как человека, «выигравшего четыре раза честные выборы» и много сделавшего для Екатеринбурга.

О том, как Чернецкий фактически сбежал с денежных потоков города на синекуру в Совете Федерации под гнетом вероятных улик по уголовному «делу Глотова», пиарщики бывшего мэра и будущего кандидата в мэры, конечно, предпочитают помалкивать. Так что, может быть, Чернецкий и сможет переломить ситуацию в пользу «Коллективного себя».

В противном случае, Россия может, наконец, стать свидетелем «процесса века» о том, каких масштабов может достигать коррупция в отдельно взятом городе, и какие преступления могут творить муниципальные чиновники, если им позволить 20 лет кряду сидеть на одном месте без строгого контроля их «деятельности».