18+
  1. Профессионально деформированный

Профессионально деформированный

Профессионально деформированный
«Пикалевский синдром» не теряет своей актуальности. Сообщения о раскрытии новых громких мошеннических схем на российских предприятиях, заложниками которых оказываются рабочие, появляются с пугающей регулярностью. Из последних примеров – история ЗАО «Автомобили и моторы Урала» (АМУР).

Некогда процветавшее предприятие, созданное в 2003 году на базе Уральского автомоторного завода, к сегодняшнему дню доведено его владельцем Павлом Чернавиным до банкротства. Дела на АМУРе хуже некуда. Завод не выполнил госконтракт по ремонту автомобильных базовых шасси ЗИЛ-131 для нужд Минобороны России, задолжав 723,2 миллиона рублей. В ближайшее время суд может принять решение о расторжении контракта. На что надеяться в этой ситуации рабочим, пока не ясно. Последнее, чего им удалось добиться осенью прошлого года – выплат просроченных почти за год копеечных заработных плат. Да и то – после многочисленных забастовок и голодовок. Тогда урегулировать вопрос с зарплатами голодавшим рабочим помог экс-губернатор Свердловской области Александр Мишарин, который пожаловался на владельца предприятия премьеру Владимиру Путину, назвав АМУР «самым проблемным активом в области». Сегодня, по информации министерства промышленности Свердловской области, власти безрезультатно ищут для АМУРа инвесторов. Полиция же возбудила против Чернавина уголовное дело по статье «злоупотребление полномочиями». Следствие подозревает его в причинении ущерба собственному предприятию на сумму 1,26 млрд. АМУР – не единственный обескровленный актив Чернавина. В не менее плачевном состоянии находится и принадлежащий ему «Егоршинский радиозавод». Его долг перед кредиторами составляет 1,5 млрд. рублей.

Куда раньше смотрели аудиторы предприятий? Этот вопрос сегодня не дает покоя работникам радиозавода так же, как и сотрудникам АМУРа. Меж тем, ответ на этот вопрос может дать давний друг Чернавина, глава группы компаний «Налоги и финансовое право», Аркадий Брызгалин, специализирующейся на аудите и налоговом консалтинге. В прошлом Чернавина и Брызгалина связывали тесные деловые отношения. Брызгалин входил в число руководителей некогда крупнейшего в регионе банка «Северная казна», учрежденного Владимиром Фроловым и Павлом Чернавиным. Как рассказывал сам Брызгалин, собственно его компания «Налоги и финансовое право» создавалась под проект «Северная казна». И хотя формально она откололась от проекта еще в 1994 году, до 2002 года Брызгалин наряду с Фроловым и Чернавиным входил в число учредителей некоторых юридических лиц. Очевидно, группа Брызгалина на протяжении многих лет оказывала бывшим партерам поддержку в решении налоговых вопросов. А, как выяснилось, занимались партнеры отнюдь не развитием бизнеса, а банальным выводом активов. Формально разделив бизнес (банк достался Фролову, а промышленные активы - Чернавину), сотрудничать они не перестали. Напротив, сотрудничество это стало еще «эффективней». Банк мог щедро кредитовать заводы, а затем кредиты с них уходили в офшоры. Таким образом, за несколько лет и «Северная казна», и промышленные предприятия Чернавина, обросли долгами и дошли до состояния банкротов. «Альфа-банк», купивший в 2011 году у Фролова «Северную казну», не без удивления выяснил, что региональный банк убыточен с 2008 года. В итоге покупатель был вынужден санировать приобретенный проблемный актив.

Заводы Чернавина лихорадит до сих пор. А известный налоговый юрист Брызгалин, очевидно, немало обогатившийся, «консультируя» недобросовестных друзей-бизнесменов, вышел сухим из воды и продолжает почивать на лаврах.

Ангажированность в норме

Сегодня Аркадий Брызгалин активно выступает в качестве эксперта по вопросам налогообложения. При этом не скрывает, что представляет и отстаивает интересы налогоплательщиков, то есть своих клиентов. Даже если они идут вразрез с законом. «Аудиты» под копирку и представление в судебных спорах интересов недобросовестных налогоплательщиков - обычная практика компаний группы «Налоги и финансовое право». Понятно, что если речь заходит об интересах друзей Брызгалина, можно не сомневаться, что налоговые консультанты приложат все силы для того, чтобы закон не восторжествовал.

Конъюнктурность постоянно присутствует и в экспертных комментариях, которые Брызгалин щедро раздает в СМИ. Создается впечатление, что вместо того, чтобы, как и полагается эксперту, отстаиваться законность, он выборочно критикует то, что ему выгодно в каждый конкретный момент. Косвенно он и сам это признает. «В моей ситуации на 100 % объективным быть трудно, поэтому какая-то профессиональная деформация, наверное, и имеет место, - рассказал он в одном из своих интервью. - Поэтому я делаю то, что должен, а там «будь, что будет». В марте этого года в эфире радиостанции «Эхо Москвы - Екатеринбург» он признался, что как профессиональный представитель налогоплательщиков «поддерживает любые налоговые льготы, послабления и преференции». И тут же раскритиковал законопроект, предлагающий освободить от налога доходы физлиц от продажи акций, не превышающие одного миллиона рублей. Очевидно, владельцы относительно скромных пакетов акций не являются клиентами Брызгалина.

Один из любимых тем Брызгалина – критика монетарной политики государства. Например, он считает, что в сфере налоговой политики застой - «копятся проблемы, которые надо решать, а их не решают». Но в то же время в оценках большинства законопроектов, направленных на улучшение ситуации в налоговой сфере, он как минимум небеспристрастен. Например, в эфире той же программы на «Эхо Москвы» Брызгалин подверг жесткой критике недавно принятый Госдумой в первом чтении закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям». Еще бы, ведь он предполагает введение личной материальной ответственности владельцев и руководителей компаний за налоговые недоимки. А это уже напрямую затрагивает интересы клиентов налогового консультанта!

Консультант для богатых

О том, что клиенты компаний «Налоги и право» люди не бедные, свидетельствует благосостояние самого Брызгалина. И чем больше у них проблем, тем больше он зарабатывает. В кризисном 2008 году он получил доход в 10 раз больший, чем в 2011 году. При этом компании, входящие в группу «Налоги и финансовое право», платят минимальные налоги, работая по льготному режиму упрощенного налогообложения, предусмотренному для малого бизнеса. Налоговый консультант отлично знает, что для того, чтобы перевести бизнес на УСН, достаточно его раздробить на маленькие компании. Эффективность схемы доказана им лично: в 2011 году Центр экономических экспертиз Брызгалина принес ему 3 млн. рублей дохода, но всего за год консультант заработал гораздо больше - 18,5 млн.

В этой связи понятно, почему налоговому юристу не близка идея введения налога на роскошь. Он выступает ее противником, изо всех сил уверяя граждан, что эта мера не приведет к пополнению казны и не даст социальной справедливости.

Приверженность Аркадия Брызгалина и, как можно предположить, ряда других налоговых юристов тезису «мир – для богатых», дает понимание, почему у нас так много экономических мошенничеств. А так же является ответом на вопрос, почему основная часть россиян не верят в реально идущую в стране борьбу с коррупцией, как показал последний опрос ВЦИОМ на эту тему. Просто, столкнувшись с тем, что родной завод перестал работать из-за того, что обанкрочен владельцем при попустительстве разных «авторитетных» консультантов и экспертов, граждане убеждаются в существовании коррупции. И перестают кому-либо верить. Так, может быть, антикоррупционным органам пора обратить пристальное внимание на связку недобросовестных владельцев предприятий с такими лояльными к ним налоговыми консультантами?