18+
  1. Полураспад ЕдРа

Полураспад ЕдРа

Полураспад ЕдРа
Внутрипартийные распри выплеснулись наружу в начале июня, во время выборов вице-спикера Госдумы от «ЕР». Еще накануне было известно, что руководство партии считает наиболее подходящей кандидатурой на этот пост замсекретаря президиума генсовета Сергея Железняка, который в хороших отношениях со своим шефом Сергеем Неверовым.

В партии власти активизировалось соперничество между думской фракцией и руководством «Единой России».

Но перед голосованием внезапно на трибуну поднялся пожилой опытный депутат Александр Куликов и попросил спикера Госдумы Сергея Нарышкина высказаться в поддержку того или иного кандидата. Тот признался, что голосовать будет не за Железняка, а за Николая Булаева. Последнему, впрочем, поддержка не помогла, и вице-спикером стал Железняк.

Две группировки

Противостояние идет по линии «думская фракция — генсовет партии», уточняют сразу три собеседника The New Times, из которых двое являются депутатами Госдумы от «Единой России», а третий — высокопоставленным единороссом. Один из источников журнала перечислил наиболее заметные симптомы конфликта: уход людей, близких к Андрею Воробьеву, из аппарата партии после его отставки с поста главы исполкома, а также создание Воробьевым «Открытой трибуны» в Госдуме как альтернативы партийным дискуссионным площадкам.

«Воробьев и Неверов не любят друг друга исторически, потому-то Воробьев в итоге перешел на работу во фракцию, — поясняет один из собеседников журнала. — При этом сейчас у Воробьева сложились хорошие отношения с новым спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным, а у Неверова появился сильный заместитель Железняк, у которого прекрасные отношения с Вячеславом Володиным. Таким образом, можно говорить о двух альянсах, которые борются за влияние на партию и региональные отделения».

«Конкуренция между руководством партии и фракцией была всегда, но те же Борис Грызлов и Вячеслав Володин, когда первый был спикером Госдумы, а второй — секретарем президиума генсовета, всегда находили точки соприкосновения, а сейчас противостояние обострилось, — продолжает собеседник The New Times. — Можно сказать также, что Воробьев ориентируется на Медведева, а Неверов — на Володина. Теперь оба будут активно работать с однопартийцами, чтобы нарастить свое влияние». Политолог Алексей Чадаев, ранее возглавлявший политический департамент в исполкоме «Единой России», говорит, что похожая ситуация складывалась и в предыдущей Думе. «Воспроизводится модель прошлого цикла: есть исполком, намного более ориентированный на администрацию, чем фракция. И есть фракция, которая сама по себе, а с учетом того, что Нарышкин посильнее Грызлова, ситуация будет покруче», — объясняет эксперт. Вполне возможно, что исполком партии станет «оплотом олдскульного ядра (от английского old school — старая школа. — The New Times), где будет сидеть Исаев и рассказывать про социальную ответственность и рабочих», а фракция будет смотреть в сторону Медведева и говорить про iPad и модернизацию. «Сейчас фракция — это все, что осталось у ЕдРа. В прошлом цикле фракция была приложением к партии, а сейчас позиции у партии слабые и непонятно, как выборы выигрывать», — добавляет Чадаев. Собеседник The New Times, близкий к руководству партии, говорит о том, что на практике внутрипартийная конкуренция может плохо закончиться для «Единой России»: и фракция, и партия будут стараться перетянуть на свою сторону региональные отделения и контролировать ход региональных выборов. «Хаос в управлении и отсутствие согласия на федеральном уровне могут негативно отразиться на результатах партии осенью», — считает источник.

„Конкуренция между руководством партии и фракцией была всегда, но сейчас противостояние обострилось. Воробьев ориентируется на Медведева, а Неверов — на Володина”

Борьба за отделения

В самой «Единой России» наличие конфликта отрицают. «Партия — сложная структура. Генсовет и президиум генсовета — это политическое лицо партии, думская фракция — передовой партийный отряд, принимающий в парламенте законы, по которым избиратели судят о деятельности партии. Но это не два разных центра силы, а часть целого, сложно устроенного механизма, — комментирует внутрипартийную жизнь «Единой России» замсекретаря президиума генсовета партии Алексей Чеснаков. — Главное, что происходит в результате демократизации внутрипартийной жизни, это изменение самого механизма получения партийного влияния. Раньше оно приобреталось «сверху», теперь тем, кто хочет делать партийную карьеру, придется учиться работать в новых условиях».

Главный вопрос, который определит дальнейшее внутреннее развитие партии, — то, как к демократическим процедурам будут адаптироваться региональные отделения, добавляет Чеснаков. С ним соглашается другой собеседник журнала, близкий к генсовету ЕР: «Не нужно искать черную кошку во вполне прозрачных и понятных процессах. Партия и фракция — это одни и те же люди. И решения, которые ими принимаются, общие. Сегодня в «Единой России» идут процессы развития конкуренции и демократии. Естественно, они предполагают появление новых лидеров, новых идей, борьбу».

В том же ключе высказался в разговоре с журналом замсекретаря президиума генсовета Сергей Железняк. В партии, по его словам, происходят «важные изменения, связанные с развитием внутрипартийной демократии». Альтернативное выдвижение кандидатов на руководящие должности и тайное голосование позволяют сделать активных, опытных и состоявшихся людей востребованными в партии, убежден единоросс. Выборы вице-спикера в Госдуме от ЕР на альтернативной основе, с точки зрения Сергея Железняка, — и есть тот важный опыт, который «непременно будет проанализирован и использован в регионах, где скоро начнутся отчетно-выборные кампании в первичных и местных организациях».

Серьезное понятие

Андрей Воробьев и Сергей Неверов на момент сдачи номера журнала были недоступны для комментариев. В то же время опрошенные The New Times эксперты все же признают наличие внутреннего конфликта в «Единой России», хотя и расходятся в оценках его потенциальных последствий. По мнению политолога Глеба Павловского, говорить о формировании двух полноценных центров силы в партии пока преждевременно, поскольку ни одна из групп не может похвастаться региональной поддержкой — процесс только начался. «Центр силы — это серьезное понятие. За этим должны стоять какие-то интересы, финансовые ресурсы, регионы, наконец. А регионы не выстроятся за Воробьевым, они смотрят повыше: на Володина, Морозова…» — говорит эксперт. По мнению Павловского, пока неясно, как будут проходить региональные выборы и как будет организован их механизм. В целом понятно, что Неверов будет отражать до некоторой степени консервативный тренд — будет отстаивать партийный статус-кво, но в то же время он «вполне может встроиться в медведевскую программу реформ, если будет видеть, зачем ему это нужно», поясняет эксперт. Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко считает, что серьезного раскола в ЕР вообще ждать не стоит, тем более что администрация президента наверняка возьмет на себя роль арбитра: «Ну разве что могут дольше принимать какие-то решения, как, например, долго выбирали кандидатуру от партии в мэры Красноярска». Другое дело, когда придется в короткие сроки принимать много решений одновременно. «Вот тогда начнутся проблемы», — резюмирует политолог.

Последние новости
Еще из раздела &laq