18+
  1. Пожизненный сиделец?

Пожизненный сиделец?

Пожизненный сиделец?
Впервые после своего второго приговора бывший глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский дал интервью четырем западным газетам: англо-американской International Herald Tribune (международная версия The New York Times), немецкой Sueddeutsche Zeitung, итальянской Corriere della sera и французской Le Figaro.

В разговоре с западной прессой дважды осужденный экс-олигарх назвал врагов России и сообщил, что лишение свободы не мешает ему заниматься общественной деятельностью.

Это было первое интервью Михаила Ходорковского, которое он дал западным журналистам после оглашения приговора по «второму делу ЮКОСа».

Безусловно, у осужденного 30 декабря 2010 года во второй раз Михаила Ходорковского есть для Запада отличный аргумент в свою защиту, который буквально подарил ему в декабрьском разговоре с гражданами России премьер-министр РФ Владимир Путин.

«Сложно представить себя свободным, когда Владимир Путин прямо указывает суду, что он «должен сидеть в тюрьме» имея в виду заявление российского премьера в ходе «прямой линии» в декабре 2010 года, когда Путин, отвечая на вопрос по делу Ходорковского-Лебедева сказал, что у него на этот счет позиция Глеба Жиглова «Вор должен сидеть в тюрьме», - сказал Ходорковский в своем интервью.

«Второй приговор показал: суд готов исполнить любое его (Путина) пожелание», - заявил экс-олигарх репортерам итальянской газеты. По его словам, в сложившихся условиях ему трудно представить свой выход на свободу. «Мой пример важен для авторитарной власти в качестве устрашения прочих оппонентов. Как публичная казнь», - отметил Ходорковский в ответе немецким журналистам, сообщает «Лента.Ру».

В интервью Ходорковский, в частности, заявил, что намерен продолжать заниматься общественной деятельностью и в тюрьме, и когда выйдет на свободу.

«Бизнес - пройденный этап, - сказал Ходорковский. - Однако, если моей стране потребуются мои профессиональные навыки и даже моя жизнь – она их получит. Я – русский. У нас так принято».

Кроме того, Ходорковский прокомментировал намеки Путина на свою связь с убийствами, фигурирующими в «большом деле ЮКОСа» (за них был осужден на пожизненное заключение бывший сотрудник службы безопасности компании Алексей Пичугин): «В России не очень простая обстановка. Около 30 криминальных смертей на 100 тысяч населения ежегодно. Убийства мэров, депутатов, губернаторов, известных журналистов – не редкость. Легко прикинуть, сколько подобных криминальных событий произошло за годы моей работы «вокруг» компании ЮКОС, где только сотрудников – более 100 тысяч человек, и которая была «градообразующей» для двух десятков городков. Ведь это – те же города той же страны».

Обвинения по своему второму делу Ходорковский в очередной раз назвал абсурдными, пояснив: «Согласно приговору, не «ЮКОС» был покупателем нефти у своих дочерних подразделений, а я в личном качестве, «как физическое лицо». За что, в таком случае, с «ЮКОСа» было истребовано 30 миллиардов долларов налогов, и вообще – откуда тогда у «ЮКОСа» 15 миллиардов долларов прибыли, суд объяснить не смог».

В ответ на сравнение себя с декабристами и Андреем Сахаровым Ходорковский сказал: «Насколько мои взгляды, моя судьба смогут быть поставлены в один ряд с судьбами замечательных людей российской истории – покажет время. Во всяком случае, они – те, кто является для меня образцом достойного поведения». Также, как сообщает NEWSru.com, Ходорковский отметил: «Мой пример важен для авторитарной власти в качестве устрашения прочих оппонентов. Как публичная казнь. Однако у публичных расправ есть и другая сторона: они делают из обычных людей символ борьбы с произволом. Что и происходит в моем случае».

Французские репортеры, судя по их вопросам, хотели услышать от Ходорковского, что премьер Путин является главным врагом развития России. Но бывший глава «ЮКОСа» отметил, что считает главным врагом апатию населения, отсутствие в стране гражданского общества. По его словам, «Путин и его компрадорская элита – лишь следствие» данного факта.

Однако именно они сделали многое, чтобы устранить ростки общественной самоорганизации и уничтожить демократические институты типа независимого суда, избирательной системы, заменив их фикциями, подчеркнул Ходорковский, чьи ответы публикует сайт «Пресс-центра Ходорковского и Лебедева».

«Путин прямо показал, что считает меня своим личным оппонентом. Я с этим согласен», - продолжил Ходорковский, отвечая на вопросы о втором процессе против него, завершившемся обвинительным приговором. Он напомнил всем четырем изданиям, что за неделю до планируемого оглашения приговора премьер не только публично отдал команду держать экс-главу «ЮКОСа» в тюрьме, но и подробно объяснил суду, в чем именно он должен быть признан виновным.

При этом Ходорковский не исключил, что Путин может продержать его в тюрьме бесконечно. Следующим может стать обвинение в заказе убийств, о которых премьер настойчиво упоминает в последние годы.

«Путин на протяжении семи лет опосредованно, а последние три года – прямо называет меня виновным в убийствах. Вначале это был сильный пиар-ход, теперь – лишь один из возможных способов держать меня в заключении бесконечно, - рассуждает Ходорковский. - Чем это мне грозит? Еще более жесткими условиями содержания в тюрьме. Например, сейчас мне положено аж четыре свидания с семьей в год, а будет - одно. Боюсь ли? Уже не очень. Человек не может постоянно бояться».

В интервью Le Monde он напомнил, как разные аспекты «дела ЮКОСа» оценили независимые судебные инстанции за рубежом. Израильская прокуратура сочла документы Генпрокуратуры РФ по Пичугину недостаточными даже для начала судебного следствия, не говоря уже о приговоре к пожизненному заключению. Суд по правам человека в Страсбурге признал пыткой методы, примененные к адвокату Ходорковского, которого вынуждали дать показания против него. «Его лишали лечения от смертельной болезни, приковывали к кровати. Еще один сотрудник компании - испанский гражданин - был искалечен во время следствия», - перечислил бывший глава нефтяной компании.

«Эти и все другие мужественные мужчины и женщины, работавшие в «ЮКОСе», в том числе будучи брошенными в тюрьмы, не пошли на сделку с совестью, не стали лжесвидетелями. Это важно. Нам тяжело, но мы не отступили», - заявил Ходорковский. Вместе с тем, он подчеркнул, что продолжает верить в свое освобождение, как верит в демократическое будущее России.