18+
  1. «Правый сектор» и Майдан 404

«Правый сектор» и Майдан 404

«Правый сектор» и Майдан 404
На Украине бушует новый Майдан. Точнее, «революция» под лозунгом «Долой власть предателей!» гремит в головах у Дмитрия Яроша и его соратников из «Правого сектора».

Эскадрилья сбитых летчиков

Митинг под названием «Народное вече», объявленный «Правым сектором», собрал в центре Киева около 4 тысяч человек с учетом того, что многие из «правосеков» оказались, попросту говоря, малолетками. Еще до тысячи зевак расположились через дорогу, наблюдая за действом на расстоянии. По причине малочисленности митинга, украинская милиция не стала перекрывать улицу Крещатик и сам Майдан Независимости, поэтому митинг проходил под аккомпанемент гула машин и автомобильных гудков.

О приближении к месту «революции» можно было догадаться уже на станции «Майдан Незалежности», где на каждом шагу встречались люди в камуфляже и с нашивками «Правого сектора». Один из «правосеков» в майке и в армейских берцах в сильно пьяном состоянии передвигался по станции по диагонали, шатаясь из стороны в сторону.

Плохой симптом подобных массовых акций – это участие политических «сбитых летчиков» и городских сумасшедших. Если политическая партия или движение «на коне», то политический отбой стараются на трибуну не выпускать, потому что в глазах аудитории сразу возникает ассоциация с политическими неудачниками. Обычно рганизаторы дают слово политическим кликушам и юродивым только в одном случае – когда ощущается жесткий дефицит выступающих. Тем не менее, выступления «приглашенных звезд» - тоже иллюстрация настроений участников Майдана «Правого сектора».

Из более-менее известных фигур на трибуне появились Александр Скипальский и Степан Хмара. Скипальский сделал карьеру в КГБ СССР, окончил факультет контрразведки, а затем курсы при Высшей школе КГБ СССР, поэтому забавно было слышать его слова «У нас нет ничего дороже, чем наша Украина». А в независимой Украине он дважды занимал должность заместителя председателя Службы безопасности Украины. Сначала с 1997 по 1998 год при президенте Леониде Кучме. А второй раз на пост зампредседателя его назначил президент Виктор Ющенко, с которым в начале 90-х они трудились в скандальном банке «Украине». На сцене же «Правого сектора» Скипальский появился как глава Союза офицеров Украины и представитель политической партии. Правда, в ходе выступления Скипальский запутался, как именно называется его политическая сила, и не смог толком озвучить название даже с третьей попытки. «Мы пришли сюда, чтобы показать всему миру о том, что национально сознательные силы, которые сегодня объединены под единым лозунгом Добровольческого корпуса (имеется в виду Добровольческий украинский корпус «Правый сектор») – это патриоты, которые мирным путем консолидируют наше общество. Которые подчеркивают нашей власти, которая перескочила с одного Майдана в правительственные кресла и забыли о своих обещаниях, что вы их выполняйте, свои обещания», - так Скипальский охарактеризовал цель митинга «Правого сектора» (сохранена орфография и стилистика выступающего).

Еще одним выступающим из той же серии стал Степан Хмара. Хмара – раскрученный националист 90-х годов. Правда, национализм в основном сводится к разжиганию ненависти к России и русским. Хмара избирался депутатом Верховной Рады в 1990, 1994 и 2002 году, последний раз – по предвыборному списку Блока Юлии Тимошенко. А еще Хмара вошел в историю независимой Украины как первый народный депутат, которого Верховная Рада лишила депутатской неприкосновенности. В начале 90-х Хмара, прославившийся беззаветной склонностью решать любые вопросы кулаками, напал в переходе под Майданом Независимости на полковника МВД, за что депутаты Верховной Рады в течение 30 минут проголосовали за разрешение привлечь его к уголовном ответственности. «Хочу предостеречь власть: руки прочь от добровольческих батальонов», - пригрозил со сцены Степан Хмара. По словам Хмары, президент Порошенко «спит и видит, как избавиться от патриотов Украины, потому что ощущает угрозу для себя». А еще, Хмара потребовал от Порошенко прекратить «управлять Украиной как своей частной корпорацией». Далее оратор логично перешел к требованию, чтобы украинские власти разорвали торговые, дипломатические, да и вообще любые отношения с Россией, и объявить полноценную войну. Минские договоренности, по словам Хмары – это «договорняк с Путиным». Правда, не пояснил, как это вяжется с его же требованием, чтобы президент Порошенко апеллировал к международной общественности с обвинением, что Россия не выполняет Минские соглашения.

Выступления ораторов предсказуемо перемежались криками «Слава Украине!» и «Смерть врагам!». Митинг «Народное вече» вообще стал бенефисом для многих «героев вчерашних дней». На сцену выходили Левко Лукьяненко (бывший народный депутат, бывший кандидат в президенты), заявлявшие о своей поддержке «Правого сектора» и многие другие фигуры родом из 90-х. В целом же, резюме всех выступлений сводилось к одному: на Украину напал «российский агрессор», а при власти сегодня предатели, которые преследуют свои корыстные интересы, сливая при этом интересы Украины.

В финале со сцены под гром оваций выступил и сам Дмитрий Ярош, заявивший, что «не фамилии должны сейчас меняться в Украине, а должны быть выброшена на помойку вся перетасованная политическая колода». «Мы знаем, что должна быть уничтожена система внутренней оккупации», - гласит еще одна фраза Яроша. Дальше по канве сюжета – Россия напала, а при власти предатели во главе с Петром Порошенко. Ну, и, конечно же, слова Яроша о том, что он не ожидал настолько большого количества участников, трогательно звучали на фоне нестройной и редкой толпы.

Социологический диагноз

А дальше… Дальше заявленная «революция» заглохла. Организованный «Правым сектором» митинг «народное вече» как первый шаг «революции», оказался одновременно и последним. Впрочем, не впервые громкие заявления «правосеков» на деле уже через несколько дней растворяются в воздухе.

Украинские журналисты (с финансовой помощью олигарха Игоря Коломойского) сразу после Майдана активно надували имидж «Правого сектора» как рыцарей без страха и упрека, защитников независимости Украины и т.д. Но, несмотря на активную рекламу, сегодня уровень поддержки «Правого сектора» не отвечает затраченным усилиям. Так, исследования социологической группы «Рейтинг», проведенные методом личного интервью (3-13 июня 2015 года, 2000 респондентов по всей Украине, ошибка репрезентативности не более 2, 4 %) демонстрируют уровень популярности «Правого сектора» и лично Дмитрия Яроша.

Итак, если бы выборы в Верховную Раду проходили в воскресенье 14 июня, то «Правый сектор» смог бы набрать 4,1 % среди всех опрошенных (или 5,3 % среди тех, кто точно решил, что пойдет на выборы). С учетом того, что проходной барьер для партий сегодня составляет 5,0 %, получается, что «правосеки» либо железно не проходят, либо балансируют на грани провала. Результат «Правого сектора» на фоне остальных партий - это 7-ое место после Блока Петра Порошенко «Солидарность», «Самопомощи» львовского мэра Андрея Садового, «Оппозиционного блока» Сергея Левочкина (глава Администрации президента при Януковиче с 2010 по 2014 год) и олигархов Дмитрия Фирташа и Рината Ахметова, «Батькивщины» Юлии Тимошенко, Радикальной партии Олега Ляшко и «Гражданской позиции» Анатолия Гриценко (бывший министр обороны при Ющенко в 2005 году).

Если бы выборы президента Украины проходили в ближайшее воскресенье, то за Яроша проголосовали бы 3,0 % украинских избирателей (или 3,8 % среди тех, кто планирует идти на выборы). Для сравнения, за лидера симпатий в лице нынешнего президента Петра Порошенко проголосовали бы 17,5 % (25,2 % среди тех, кто собирается голосовать), за Юлию Тимошенко – 7,4 % (10,3 %), за Андрея Садового – 4,8 % (6,7 %), за Анатолия Гриценко – 4,3 % (6,4 %), за Юрия Бойко – 4,2 % (6,0 %), за Олега Ляшко – 4,0 % (5,0 %).

Да и за прошедшие полтора года имидж «бесстрашных рыцарей» серьезно поблек. Сначала в марте 2014 года сотрудники ГУБОП и спецподразделения «Сокол» застрелили координатора «Правого сектора» Александра Музычко, более известного как Сашко Билый (Саша Белый). Официальная версия гласит, что Музычко, наводивший страх на всю Ровенскую область, оказал сопротивление при задержании. Правда, официальные спикеры так и не пояснили, каким образом боевик мог отстреливаться, когда его тело обнаружили с руками в наручниках за спиной и двумя пулями в сердце. Зато неофициальные источники докладывают, что Билый покусился поставить под свой контроль транзит наркотиков через Ровенскую область, после чего из Киева последовал приказ о его ликвидации. «Правый сектор» сразу же объявил массовый митинг, где звучали требование об отставке министра МВД Арсена Авакова и другие громкие угрозы. Правда, вся словесная патетика так и растаяла в воздухе. Арсен Аваков и поныне возглавляет Министерство внутренних дел Украины, а виновных в расправе над Билым и след простыл. Поэтому можно утверждать, что «дело Сашка Билого» спустили на тормозах, а Дмитрий Ярош и его соратники активно делают вид, будто ничего и не было. Можно вспомнить еще и резню 2 мая в Одессе, совершенную боевиками «Правого сектора» по заказу олигарха Игоря Коломойского, но для многих впавших в антироссийскую истерию это скорее аргумент «за». Хотя более-менее адекватных людей бойня в Доме профсоюзов отвратила от Яроша и его сторонников.

А еще, к примеру, во время митинга выступавшие много говорили с трибуны о героизме «правосеков», якобы вступивших в неравный бой с «российской агрессией» на Донбассе. Правда, даже через украинские СМИ нет-нет да и просачиваются сообщения о разбоях и грабежах, чинимых в Луганской и Донецкой области. А еще смущает, что украинские СМИ ежедневно тиражируют данные о потерях среди украинских солдат, но вот представителей «Правого сектора» среди раненых и убитых нет. Может быть, потому, что они находятся в тылу военных частей, расстреливающих из артиллерии Горловку, Донецк и другие города и села Донбасса, а сами в на передний край стараются не выходить?

Зачем же руководители «Правого сектора» проводят митинги, подобные мини-Майдану? Проблема в том, что Ярошу и «Правому сектору» нужно выходить из сложной ситуации по итогам Мукачево. И загвоздка даже не в том, что «патриоты» и «герои» вместо Донбасса оказались на другом конце Украины, где встряли в разборки между местными кланами, контролирующими контрабанду. Украинские СМИ практически каждый день обнародуют сюжеты, как разные группировки «Правого сектора» то тут, то там, то в Киевской, то в Житомирской, то в Запорожской области нападают / стреляют / отжимают бизнес / бьют или грабят кого-то. Проблема проблем – в разрушении мифа. Ведь в Мукачево грозным «героям» из «Правого сектора» наваляли не спецназовцы или морские десятники какие-нибудь, а обычный наряд обычных ментов из местного райотдела. А такая ситуация – пример всей Украине. Пример, что «правосеков», оказывается, можно не только поставить на место, а даже успешно бить.

Поэтому Ярош и руководители «Правого сектора» избрали следующую линию поведения – утопить контрабандный скандал и разгром в Мукачево в тоннах новых информационных поводов. Попросту говоря, заболтать тему, бьющую по имиджу организации. И неважно, что информационные поводы остаются на уровне заявлений и угроз, вроде случившегося Майдана 404.

*
17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистскими пять украинских националистических организаций: деятельность «Правого сектора», УНА-УНСО, УПА, «Тризуба им. Степана Бандеры» и «Братства» попали в России под запрет.