18+
  1. «Пресс» для Путина

«Пресс» для Путина

«Пресс» для Путина
Первая большая пресс-конференция Владимира Путина после возвращения в Кремль продлилась в четверг 4 часа 33 минуты. Президент не побил собственный рекорд по продолжительности общения с журналистами 2008 года, но успел ответить на 81 вопрос. Сенсаций не было - «острые» темы Путин привычно забивал демагогией.

Вчерашняя пресс-конференция президента РФ всего 7 минут не дотянула до рекордной предыдущей - 2008 года, когда Путин общался с журналистами в статусе главы государства 4 часа 40 минут. На сей раз встреча президента со СМИ прошла в Центре международной торговли на Краснопресненской набережной в Москве.

Первым и ожидаемым был вопрос о пресловутом законе на запрет усыновления российских детей-сирот гражданами США. Журналистка поинтересовалась мнением президента об «использовании детей в политической борьбе». Путин начал ответ с рассказа о своем отношении к «акту Магнитского», назвав его «недружественным» по отношению к России.

«Насколько я знаю, опросы общественного мнения показывают, что большинство россиян негативно относятся к усыновлению иностранцами детей, - сказал президент. - Надо развивать усыновление внутри страны. Что касается американской стороны. Подавляющее большинство людей ведут себя адекватно. Реакция Госдумы не на эту деятельность, а на позицию американских властей. Когда преступления в отношении усыновленных детей случаются, американская Фемида не реагирует на это. Еще российских представителей не допускают на судебные процессы».

Путин заявил, что американское законодательство отнесло вопрос усыновления российских детей на уровень штата, тогда как соглашение заключено с федеральными властями, поэтому на уровне штатов у российских представителей нет никаких прав. «Дурочку включили просто - и все», - сказал первую запоминающуюся фразу президент. По его словам, российских представителей не пускают даже в качестве наблюдателей за семьями, усыновившими детей.

Тем не менее, журналисты продолжили эту тему. Корреспондент «Аргументов и фактов» Александр Колесниченко выступил с поистине героическим заявлением, сказав, что как усыновитель считает принятые поправки «запредельными, неадекватными и людоедскими». По его словам, и граждан, и президента обманывают, когда говорят, что у нас достаточно средств и желающих внутри страны, чтобы позаботиться обо всех сиротах.

Путин ответил, что свою позицию уже определил и с Колесниченко «не согласен категорически». Он снова обратил внимание на то, что проблема не в конкретных усыновителях из США, а в позиции властей, не допускающих российских представителей на судебные процессы даже наблюдателями.

«Вам нравится, когда вас унижают? Вы садомазохист что ли?» - спросил президент у журналиста. - Страну не надо унижать. То, что нам нужно совершенствовать свою систему, - это правда. И, кроме всего прочего, ведь мы не запрещаем в принципе усыновление иностранцами. Кроме Соединенных Штатов существуют и другие страны», - заявил Путин.

Но даже после этого журналисты федеральных изданий не отстали от президента. Инесса Землер с радиостанции «Эхо Москвы» попросила Путина окончательно прояснить свою позицию в отношении полного запрета на усыновление, который через неделю поступит к нему на подпись. Путин сообщил, что пока не видел закона, еще должен посмотреть его текст. Он собирается сделать это сегодня-завтра и в зависимости от того, что там написано, принять решение. Но на вопрос, поддерживает ли он при этом полный запрет на усыновление, президент ответил утвердительно.

Затем перешли к другим темам. Журналистка «Магаданской правды» спросила о здоровье президента, вокруг которого в последнее время ходит много слухов. Путин заявил, что распространять слухи о якобы его плохом самочувствии выгодно политическим оппонентам, которые стараются поставить под сомнение то легитимность, то дееспособность власти. «На вопрос о здоровье могу ответить традиционно - не дождетесь», - подчеркнул глава государства.

Корреспондент газеты «Известия» спросил, не мешает ли созданная Путиным авторитарная структура власти развитию страны. «Мы обеспечили ту самую стабильность и обязательные условия для развития. Но назвать эту систему авторитарной не могу», - сказал президент. По его мнению, «самым ярким подтверждением того, что система не выстроена вокруг одного человека, является мое решение уйти на вторые позиции после двух сроков».

«Если бы я считал, что тоталитарная или авторитарная система является для нас наиболее предпочтительной, то я бы просто изменил Конституцию, как вы понимаете, это было легко сделать, - заявил президент. - Это же не требует даже какого-то всенародного голосования, достаточно было провести это решение в парламенте, где у нас было больше 300 голосов. Я сознательно ушел на вторую позицию, сознательно, для того, чтобы обеспечить и преемственность власти, и проявить уважение к Конституции страны и к нашим законам». После этого в соцсетях отреагировали: «Путин, видно, и не осознал, что сам подтвердил наличие режима личной власти и ручного управления».

Журналист издания «Калуга вечерняя» спросил президента про перевод часов и «эксперимент про жизнь зимой по летнему времени». «Когда Дмитрий Анатольевич принимал решение, он исходил из настроя многих граждан, которые говорили, что перевод стрелки часов негативно влияет на многое, - напомнил Путин.- Но когда он это сделал, оказалось, что тех, кто к этому относится негативно, еще больше. То время или не то, правительство должно определить в ходе мониторинга, который сейчас правительственными структурами проводится. И по результатам этого мониторинга будет принято окончательное решение. Конечно, есть проблемы, я их вижу, я и сам с ними сталкиваюсь, с этими проблемами: встаешь - темно, ложишься - темно, это все понятно».

Телеканал «Дождь» поинтересовался у президента, видит ли он новых лидеров, которые потенциально могли бы стать преемниками Путина. «Не я выбираю, кому доверить страну, граждане выбирают, - ответил глава государства. - Ваш покорный слуга когда-нибудь оставит этот пост. И, разумеется, мне не безразлично, кто будет возглавлять страну. Без всякой иронии скажу: хочу, чтобы будущие руководители страны были более успешными. Потому что я люблю Россию».

Затем Путину задали вопрос про суды и про борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти. Глава государства заявил, что не согласен с тезисом о том, что в России отсутствует независимая судебная система. «Единственное с чем не согласен, с огульным обвинением судей в подкупности, непрофессионализме. У нас стабильная судебная система, она развивается», - убежден президент. Затем он коснулся коррупции: «Я уже приводил этот диалог между Петром I и генерал-прокурором, прокурором генеральным, как сейчас. Когда тот привел примеры воровства, Петр предложил даже за маленькие, небольшие преступления ссылать в Сибирь и казнить. На что генерал-прокурор ему ответил: «С кем останешься, государь? Мы же все воруем»», - рассказал Путин историю.

«Это, знаете, вроде как традиция… По сути говоря, посмотрите, все страны с развивающимися рынками так или иначе поражены этим социальным недугом. Это о чем говорит? Не о том, что мы должны плюнуть и сказать: ну это традиция, и бог с ним, так было, и так будет всегда. Нет, бороться с этим надо, последовательно и настойчиво… Но, с другой стороны, могу сказать, что работа-то идет. Когда говорят, что у нас не делается в этой сфере ничего, это не соответствует действительности. Только в прошлом году, если мне память не изменяет, к ответственности привлечено примерно 800 человек по коррупционным делам. Значительная часть из них - это люди, обладающие особым статусом, это либо чиновники высокого регионального, либо федерального уровня, либо депутаты, либо сотрудники правоохранительных органов», - подчеркнул президент.

Больше всего запомнилась всем, судя по реакции в Рунете, редактор приморской газеты «Народное вече» Мария Соловьенко, которая сначала похвалила руководство страны за то, что теперь из Москвы во Владивосток и обратно можно прилететь за 6 тыс. рублей, затем задала вопрос про экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, который «уворовал миллиарды», а граница не защищена.

Затем произошел знаменательный диалог. Путин: «Как вас зовут?» Она ответила: «Маша». Президент: «Садитесь, Маша, сейчас скажу». «Спасибо, Вова», - не осталась в долгу Соловьенко. В итоге Путин перешел к вопросу об экс-министре обороны: «Сердюков двигался в правильном направлении. Что касается стиля руководства, там были вопросы. Но я его уволил за то, что у органов следствия возникли вопросы про реализацию имущества. Я вот говорил про законность, это применительно и к радикальной оппозиции, и к властям. Поэтому он отстранен. Но уворовали или не уворовали, как вы говорите, решит только суд. Нынешний министр Сергей Шойгу - человек опытный и уже готовит иски по некоторым объектам, будем все это восстанавливать».

Вчера вечером «Веку» удалось связаться с Марией Соловьенко. На вопрос, удовлетворена ли она ответом президента, коллега ответила: «Вполне. Главное, он подтвердил, что сам назначил Сердюкова на должность министра обороны. А мы с вами знаем, что это значит».

Кроме того, на пресс-конференции журналист из Омска задал важный вопрос про отношение к прямым губернаторским выборам. «Мы талдычим уже, вокруг этого вопроса пляшем много-много лет, ну выслушайте хоть один раз и услышьте меня: мы за - и я лично за прямые выборы губернаторов. Я считаю, что российское общество, конечно, давно к этому подошло. И, более того, это на самом деле в интересах федерального центра. Потому что когда люди сами выбирают губернатора, то они несут ответственность за качество его работы, и это правильно, - заявил Путин. - Но есть вопросы, которые недавно были поставлены представителями национальных республик, где живут представители разных, но титульных наций, которые считаются в субъекте основными».

Президент пояснил, если одна из этих наций меньше - она опасается, что ее представители не попадут в органы управления. Начинаются межнациональные конфликты. «Мы должны это иметь в виду», - подчеркнул Путин. Он объяснил, что субъектам нельзя предоставить равные права, поэтому за регионами вроде Омска сохраняются возможности прямых выборов, а для национальных республик - открывается возможность другого пути. В заключение Путин заявил, что победа действующих губернаторов на выборах подтверждает его слова о том, что власть не боится прямых выборов глав регионов.

Анастасия Субаева из Большого Черемшана, державшая табличку «Из деревни», задала наболевший вопрос о коммунальных услугах. По ее словам, после постановления правительства №354 в Ульяновской области платежки стали приходить с цифрами, на 2000-3000 рублей больше прежних, а власти не могут объяснить жителям этого. Кто-то платит, опасаясь санкций, а кто-то уже не в состоянии выплачивать 60% от семейного дохода за коммуналку.

Журналистка спросила, не боится ли Путин, что эти проблемы станут причиной социального взрыва. Владимир Путин предложил ей не пугать друг друга и думать не о взрывах, а о здоровом регулировании этой сферы. Он сделал себе записи и обещал посмотреть, что происходит в Ульяновской области. «Причины роста (тарифов) известны, о них уже много было сказано. Это, прежде всего, непрозрачность принимаемых решений и монополизация рынка этих услуг, как правило, структурами монополизированными с соответствующим уровнем руководства либо в регионах, либо в муниципалитетах, - сказал Путин. - Поэтому нужно вести к демонополизации. Нельзя просто платежку прислать. Нужно объяснять людям, откуда складывается эта платежка».

Журналист «Ленты.Ru» поинтересовался, почему сидит в СИЗО и теряет зрение фигурант «Болотного дела» Владимир Акименков, но в то же время находится дома в 13-комнатной квартире фигурантка дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева. Путин заявил, что не думает, что за участие в массовых акциях, даже если они были проведены с нарушением закона, надо сажать в тюрьму. «Но - и я хочу обратить на это особое внимание - недопустимо абсолютно рукоприкладство в отношении представителей органов власти. Если мы позволим это делать кому бы то ни было, мы развалим правоохранительную систему страны», - сообщил Путин, пообещав проверить ситуацию с Акименковым, фамилия и обстоятельства дела которого ему неизвестны.

Затем Путин парировал: «Вы же представляете все-таки либеральный спектр нашего общества. Раньше я слышал возгласы о том, что разве можно за экономические преступления сажать. Вопрос не в том, чтобы Васильеву заперли или нет, вопрос в том, чтобы объективность решения была».

После четырех с половиной часов общения Путин все же сдался. «Закончить нашу встречу, как и ремонт, невозможно - ее можно только прекратить», - сказал президент, завершая общение с журналистами, у которых вопросы не заканчивались.

Последние новости