18+
  1. Президент МО «Солев» Лев Вайнберг: «Натуральное хозяйство в России пойдет в рост»

Президент МО «Солев» Лев Вайнберг: «Натуральное хозяйство в России пойдет в рост»

Президент МО «Солев» Лев Вайнберг: «Натуральное хозяйство в России пойдет в рост»
Российский рынок готов отказаться от избытка импортной продукции в пользу отечественных товаров народного потребления. Популярностью у наших предпринимателей стали пользоваться профессиональные деловые и финансовые консультации, которые помогут грамотно вложить деньги в реальные секторы экономики...

К примеру, в строительство мясоперерабатывающего или молочного завода.

За счет кризиса «в рост», наконец то, пойдет родное производство продуктов первой необходимости. О настоящем и будущем российского бизнеса мы беседуем с президентом Международного объединения (МО) «Солев» (одного из лидеров российского и зарубежного рынков консалтинговых услуг, успешно работающего уже более 15 лет), известным финансистом и общественным деятелем Львом ВАЙНБЕРГОМ.

Век: - Лев Иосифович, в условиях нынешнего финансового кризиса, как известно, многие российские предприниматели сворачивают задуманные инвестиционные проекты. Каково в этих условиях приходится консалтинговым компаниям?

- Консалтинговые фирмы в период кризиса, напротив, живут очень хорошо. За консультациями и советом к нам обращается масса людей, которые хотят понять, как им жить в период кризиса, куда плыть дальше.

Да, мы наблюдаем повышенную «паникообразность» по поводу нынешнего кризиса, но на самом деле, с точки зрения процессов, известных в мировой экономике, ничего ведь сверхъестественного не происходит. 15-20 лет назад Россия, что называется, сменила ориентацию, когда мы решили строить капитализм. А особенностью капитализма являются неизбежные кризисы перепроизводства в отдельных отраслях, они возникают неизбежно – читайте Карла Маркса.

Так вот, Россию сейчас захлестнул первый капиталистический кризис, причем в тех отраслях, которые явно находились в режиме перепроизводства. Например, строительная индустрия и, прежде всего, жилой сектор. Сами знаете, какой пир во время чумы происходил с ценами на квартиры, когда они уже превратились не в средство потребления населением, а в некие инвестиционные игрушки. Вместе со строительным рынком само собой «легли» и те, кто его обслуживал – производители цемента, металла, бетона, кирпича и прочие.

На том же фондовом рынке, скажем, единственный достойный вопрос, который сегодня обсуждается – размер венка, который нужно будет положить на его (рынка) гроб. Народ, который обжегся на российском фондовом рынке, явно нескоро туда вернется. Приведу пример: в августе 1998 года рухнул знаменитый рынок ГКО. И, несмотря на то, что спустя три года правительство приняло шаги, чтобы его реанимировать – инвесторы туда не пошли. Так и с фондовым рынком - чтобы люди туда вернулись, нужно, как пророк Моисей, сорок лет водить их по пустыне. Другими словами, должно пройти время и смениться поколение.

Но, хочу подчеркнуть, как всякая война заканчивается миром – так и любой кризис завершается подъемом. Причем, совсем не в тех отраслях, в которых он состоялся. Когда в стране был призыв: «Комсомольцы – в брокеры!», все бросились спекулировать на бирже. Сейчас мы призовем «Молодежь – по коням!» - значит пойдут поднимать производство.

Век: - Какие же в таком случае нас ожидают перспективы? На что в этих условиях сделают ставку сами предприниматели?

- К нам теперь приходят многие клиенты, которые совершенно справедливо хотят вкладывать деньги в реальный сектор экономики – строить заводы, например, по производству продуктов первой значимости. Мы весь мир можем завалить зерном, маслом, хлебом. А у нас «насосы» на границах работают только на всасывание продукции из той же Америки.

Сейчас у «Солев» прямо бум проектов по мясу, связанных и с разведением крупного рогатого скота, и со свинофермами – только за последние два месяца мы получили пять заказов. Консультируем, привлекаем ресурсы, организовываем финансирование, чтобы построить заводы по производству и переработке молока и мяса.

На днях у меня был советник губернатора Костромской области, который консультировался по поводу переработки сельхозпродукции, а также развитию лесного хозяйства. Кроме того, у нас договор и с правительством Дагестана – у них, прежде всего, фрукты, овощи, переработка и консервирование, а также виноделие.

В России сейчас около 86% консервированных продуктов – импортные. Зачем завозить к нам чужую кабачковую икру, когда у нас кабачки чуть не на дороге валяются. У нас хозяйки на кухне эту икру банками готовят – так неужели завод не сможет?

Или приехал к нам церковный староста из Тверской области. Воспитывает девятерых детей да еще сам производит на ферме мясную и молочную продукцию. И вот, пожалуйста, у него наготове план по расширению производства, нашел себе новый источник сырья. В местных лесах расплодилось невероятное количество диких кабанов – звери съедают до 20% посевов. А кабанье мясо намного лучше свиного, вот он и покупает теперь его у охотников. Не надо и за примерами далеко ходить: люди делают все, что только возможно на бытовом уровне, особенно когда они видят, что вот этого нам не хватает.

Хочу отметить, что все отрасли, близкие к товарам народного потребления, сейчас пойдут в рост, а импорт сократится, конечно, неизбежно!

Век: - Особенностью деятельности Вашей компании является организация долгосрочного финансирования бизнеса методом проектного финансирования. В чем отличие этого метода от обычных банковских схем?

- Проектное финансирование начинается только тогда, когда регресс на заемщика невозможен или затруднен и известная банковская схема «кредит-залог» в чистом виде не срабатывает. Скажем, для того, чтобы реализовать проект объемом 100 миллионов долларов, которые необходимы для строительства нового завода, терминала в порту или крупного бизнес-центра, необходимо предоставить приблизительно 150-200 миллионов долларов залога для банка в виде активов. А если залогов у вас нет или недостаточно?

В этом случае тогда уже наше дело – выстроить партнерские отношения, мы совместно будем искать решения для реализации проекта, чтобы мы были уверены в его окупаемости. Проектное финансирование – это наиболее сложный сплав различных форм и приемов организации финансирования инвестиционного процесса, развития и преобразования бизнеса.

Классическая схема, о которой я всегда рассказываю: Багамские острова и США вместе решили пойти в бизнес. Американцы по графе «прочие расходы», не задумываясь, спишут на кампанию 30 миллионов долларов, а Багамы соберут последние 30 тысяч долларов со всего населения. В этом случае деньги будут разделены в пропорции «1:1000», а риски – 50:50. Багамы в данном случае рискнули всем, что у них есть, а США, если эти деньги потеряют – не почувствуют. Так вот механизм разделения и структурирования этих рисков, это и есть проектное финансирование. Капитал вложил деньги, а партнер, который должен рискнуть всем, что у него есть, будет управлять производством. А мы, со своей стороны, учим клиентов, как им работать с банками, а банки – с клиентами.

Век: - И каков типичный клиент «Солев»?

- Человек, который научился управлять кроватной мастерской, сможет научиться руководить и крупным заводом. Наш клиент должен иметь опыт предпринимательской деятельности, какой-то капитал для риска и хорошую ясную идею в области, прежде всего, потребительских ценностей. Скажем, вы хотите построить стекольный завод, молочную ферму или, скажем, теплицу. Когда меня спрашивают, чем мы тут занимаемся, я говорю, что ищем по всей стране тех активистов, кто явно хочет работать и помогаем им. Схема такая, что все хотят сделать общее дело, но кто-то один хочет больше всех. Так что «Багамские острова» тоже должны рискнуть тем, что у них есть.

Век: - Лев Иосифович, многие говорят, что у Вас потрясающая деловая интуиция?

- Я могу сослаться на самый большой в моей жизни комплимент, который когда-то сделал мне Юрий Алексеевич Рыжов – бывший ректор Московского авиационного института, известный академик. На одном большом ученом совете, где находилось много профессоров, он сказал: «Вот вы все знаете, что надо делать, один Лева знает, чего делать не надо!». Действительно, чего делать не нужно, я знаю очень хорошо.

Беседу вела Анастасия БАКУРИНА

Последние новости