Приватизация наращивает масштаб

Приватизация наращивает масштаб
Фото: http://tass.ru
Власти очень нуждаются в деньгах, их не смущает даже переполненный ФНБ и неистраченный 1 трлн. рублей на исполнение бюджета. Они намерены расширить прогнозный план приватизации госкомпаний на 2020-2022 годы и продать инвесторам активы несмотря ни на что.

Государство намерено снизить долю своего участия в экономике и добиться повышения эффективности управления крупными государственными (пока еще) компаниями. Для этого правительство собирается расширить прогнозный план приватизации госкомпаний на 2020-2022 годы. В план, передает ТАСС слова Наталии Фоменко, пресс-секретаря первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова, будут включены дополнительные активы.

Пока к продаже готовятся акции таких активов, как «Совкомфлот», «Русгидро», «Транснефть», «Ростелеком», «Россетти» и Объединенная зерновая компания. План уже пересмотрен, но окончательное решение по программе приватизации должно быть принято на заседании правительства. По словам Фоменко, средства от приватизации власти направят на реализацию стратегических планов и расширение инвестиционных программ компаний.

Представитель министра также подчеркнула, что целью расширения программы приватизации госкомпаний не является увеличение доходов бюджета, поскольку сейчас нет необходимости в финансировании дефицита. Это действительно так: 1 ноября объем ФНБ превысил 7,9 трлн. рублей, или 7,3% ВВП. То есть деньги у властей есть. Но активы, полагают они, приватизировать надо все равно.

Государство и госкомпании в экономике РФ сейчас занимают до 70% — это очень много и это тормозит экономический рост, так как частная собственность всегда, пусть ненамного, на 4-5 процентных пунктов эффективнее, чем государство, указывает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. По его мнению, в Минэкономразвития это понимают и потому лоббируют не просто программу приватизации, а именно расширенную программу, включая в нее все больше новых компаний. Кроме того, сами госкомпании за последние 20 лет набрали множество непрофильных активов, например, недвижимости, и поскольку сектор недвижимости стагнирует хотели бы эти активы продать.

«Правительство сейчас находится в уникальной ситуации, из которой пытается извлечь максимальную выгоду: фондовый рынок находится на максимумах, бюджет — профицитен, новых санкций не приходит, потому самое время продать какие-нибудь активы по максимальным ценам и попытаться продолжить инфраструктурные мега-стройки, подобные Крымскому мосту, мосту через Лену, трассе М11 и другим. Думаю, правительство остро ощущает ценность этого момента, когда есть достаточно денег на развитие страны и еще сохраняется поддержка избирателей», – заявил эксперт «Веку».

Российские предприниматели, которые не могут не вернуть капитал обратно в Россию, могут заинтересоваться этими активами, считает Илья Жарский. Иностранцы вряд ли заинтересуются, да и вряд ли им разрешат купить какие-либо контрольные пакеты: слишком высок градус накала отношений в связи с санкциями, которые все больше походят на экономическую блокаду. В свою очередь, развитые страны тоже будут препятствовать тому, чтобы их резиденты инвестировали в Россию.

Между тем, указывает аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин, на данный момент, заложенный в бюджет РФ на 2020 – 2022 годы объем поступлений от приватизации крайне невелик. Это поступления от «малой» приватизации, определенной распоряжением кабинета министров еще в 2016 году на уровне 18,5 млрд. рублей (0,2% от ВВП).

В закон о бюджете в 2020 – 2022 гг. заложено сокращение реальных расходов по отношению к ВВП. Однако при этом российские власти в целом не планируют снижать долю государства в экономике. И это несмотря на то, что, по оценкам ФАС, вклад государства и госкомпаний в ВВП России вырос с 25% в 1998 г. и 35% в 2005 году до 70% в 2015-м и остается на этом уровне сейчас. То есть это устойчивая ситуация.

«Правительственные либералы, которые заявляют о своей приверженности рыночным принципам, оказывается, боятся приватизации. Причина в том, что на фоне череды мощнейших кризисов рыночной экономики рост доли госпредприятий в её базовых отраслях – по советско-китайской, кстати, модели - стал органической реакцией экономической модели на риски, связанные с перманентными глобальными шоками.

В рыночной экономике, если какой-либо актив продается, на его место приобретается другой, более выгодный с точки зрения экономического агента. В данном случае на продажу планируется выставить активы, прибыль которых стабильно играла роль амортизатора экономических шоков для бюджета», – заявил «Веку» Осин.

Вывод о том, какие активы государство приобретет взамен выбывающих, можно сделать на основе анализа инвестиций ФНБ, отметили в ИК «Фридом Финанс». Инвестиции фронда в инфраструктуру уже становились поводом для расследования правоохранительных органов. 4 июля «Интерфакс» объявил, что на экс-председателя правления «Автодора» завели уголовное дело после того, как Счетная палата и прокуратура выявили многочисленные нарушения при строительстве Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД) в Московской области.

Вложения ФНБ в БАМ – также высоко рискованы и также трудно контролируемы, но уже с точки зрения долгосрочной истории этого проекта, отметил Осин. Несмотря на без малого 20-летние инвестиции Советского Союза в эту стройку, страна получила незавершенный проект с пропускной мощностью в четыре раза ниже, чем у Транссиба. Если же государство просто потратит эти деньги, оно, очевидно, ослабит свою «подушку безопасности» в квазигосударственных монополиях без попыток формирования каких-либо её экономических альтернатив.

Если деньги будут вложены в иностранные активы, получим «подушку безопасности», но не самовосполняемую, добавляет аналитик. Стабфонды «сгорают» в каждый новый кризис. ФНБ в его нынешнем виде - это фактически налог, «десятину» которого РФ платит иностранным государствам за гарантии защиты в кризис, это аналог содержания иностранной армии государством, которое не может себе позволить свою. Это всегда дороже.

С точки зрения оценок изменения эффективности работы данных предприятий в частных руках Александр Осин отмечает, что все они являются в той или иной мере монополиями в своих сегментах рынка. В результате приватизации этих компаний усилятся конфликты интересов между экономическими агентами в лице усилившихся частных отраслевых монополий и остального бизнеса и общества. Механизмов нивелирования таких рисков в рыночной экономике не создано. В-третьих, исходя из показателей капитализации к чистой прибыли большинство указанных компаний дешевы, а консолидированный бюджет РФ на 2020 – 2022 годы согласно закону профицитен.

Наконец, оценки низкой эффективности частно-государственного управления крупнейших российских квазигосударственных торгуемых компаний с точки зрения финансовой статистики не подтверждаются: цены акций этих компаний в долгосрочном периоде демонстрируют динамику «на уровне рынка» или «лучше рынка», показатели их финансовых мультипликаторов вполне сравнимы с показателями мультипликаторов частных аналогов даже в условиях значительно большей налоговой нагрузки по отношению к выручке.

В таких условиях, заключает Осин, у противников приватизации найдется большое количество аргументов, чтобы её отсрочить. Включение пакетов крупнейших компаний в план приватизации не означает, что они обязательно будут проданы в течение 2020–2022 годов. К примеру, правительство с 2011 года пытается продать 25% «Совкомфлота», но 100% акций компании до сих пор принадлежит государству. Схожа ситуация с ОЗК, 100% которой планировалось к продаже, но продано только 50%, при этом инвестором стал квазигосударственный ВТБ. Подобный сценарий выглядит наиболее вероятным и в случае анонсированного сейчас плана расширения приватизации.

Но расширение плана приватизации на 2020-2022 годы может носить и вовсе косметический характер и не оказывать серьезного воздействия как на структуру экономики, так и на состояние федерального бюджета, говорит, в свою очередь, руководитель партнерских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка» Вячеслав Максименко. Текущие планы предполагают получение доходов по этой статье на уровне 11 млрд. рублей в 2020 году и по 3,6 млрд. рублей в 2021-2022 годах.

Для сравнения: доходы федерального бюджета в ближайшие три года составят 20,38 трлн. руб. – 22,06 трлн. руб. По этой причине принципиально не изменится и доля государства в экономике, которая, по оценкам главы Счетной палаты Алексея Кудрина, за последние 10 лет возросла с 10% до 47−48%. На фоне ожидаемого профицита бюджета в 1,8% от ВВП в этом году и превышения в следующем году Фондом национального благосостояния планки 7% от ВВП у исполнительной власти нет желания педалировать вопрос приватизации.

Не исключено, полагает Максименко, что вновь будут положены в долгий ящик планы по сокращению доли государства в «РусГидро», «Россетях» и «Транснефти», которые включены в план на 2020-2022 годы из-за недостаточно высокой капитализации, а рыночную оценку получат лишь неликвидные и давно готовящиеся к продаже «Совкомфлот» и Объединенная зерновая компания.

В Минэкономразвития, указывая на расширение приватизационного плана, могли подразумевать избавление государства от компаний в конкурентных отраслях, которые не имеют значения государственной важности, проведение более тщательного аудита в отношении инвентаризации такого имущества и устранение препятствий для вывода этих активов на продажу. В этом случае можно ожидать качественного улучшения конкурентной ситуации в отдельных сегментах, однако принципиально по экономике это ситуацию не изменит.

Так или иначе, но правительство периодически возвращается к мысли о приватизации после продолжительного рыночного роста и отказывается от нее, когда считает, что слишком дешево может продать свою долю в крупных компаниях, напоминает управляющий партнер EXANTE Алексей Кириенко. Вероятно, предполагает он, текущий момент правительство посчитало благоприятным для продажи части активов по менее стрессовым ценам, чем они были в 2014 году.

На данный момент рынки растут на фоне прогресса в противостоянии Китая и США, цены на нефть стабильно высокие, ЦБР проводит политику по смягчению основной процентной ставки (что стимулирует кредитование). Более того, Россия взяла во внешней политике курс на миролюбивую риторику. А снижение государственной доли в компаниях - однозначно позитивный фактор для инвесторов, уверен эксперт. Более того, идея направить часть средств, вырученных от продажи, на развитие самих компаний может благотворно сказаться на бизнес-процессах самих компаний и повысить их эффективность.

Реклама на веке
Как разместить
«Бутик будущего» на улицах Парижа Протестующие в Кунцево опять разбили палаточный городок
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются