18+
  1. Прокурорские хлопоты

Прокурорские хлопоты

Прокурорские хлопоты
Разговоры о борьбе с коррупцией в нашей стране ведутся давно и безо всякой надежды на перемены к лучшему. Закон о коррупции не принят до сих пор, и страна, по оценкам как российских, так и международных наблюдателей, уже скатилась на самое дно.

Однако, выбираться оттуда не спешит. Несмотря на громкие предвыборные обещания Медведева превратить борьбу с коррупцией в очередной нацпроект, взяточники и казнокрады, судя по последним событиям, чувствуют себя неплохо и особой угрозы для себя со стороны властей не видят…

Одно из последних нашумевших дел в Приморском крае в целом хорошо объясняет эту ситуацию. Проведя 20 месяцев за решеткой, бывший начальник Дальневосточного таможенного управления (ДВТУ) Эрнест Бахшецян вышел из СИЗО под залог в 1 млн. руб., и теперь, вероятно, останется на свободе, как минимум, до приговора. Напомним, что таможеннику инкриминируется контрабанда, превышение должностных полномочий, злоупотребление, а также воспрепятствование предпринимательской деятельности.

В свое время на Эрнеста Бахшецяна возлагались большие надежды в связи с неофициально объявленной в Приморье борьбой с контрабандой. Как отмечали СМИ, за небольшой период руководства приморской таможней Бахшецяну удалось значительно увеличить поступление налоговых платежей в казну, перекрыть несколько крупных каналов контрабанды в Россию. Вероятно, столь активная и разорительная для теневых дельцов деятельность начальника таможни и стала причиной вполне откровенного «наезда». По оценкам самого Бахшецяна с его приходом на должность начальника ДВТУ организаторы контрабандного канала потеряли более $120 млн. Еще больше он мешал столичным владельцам груза, которые из-за регулярных задержаний товара на таможне за 1,5 года потеряли около 14 млрд. руб.

Известно, что признавать вину Бахшецян не намерен. 20 ноября прошлого года он заявил в суде, что на самом деле он противодействовал организованному преступному сообществу контрабандистов во главе с экс-сенатором от Приморского края Игорем Ивановым. По данным Бахшецяна, членам группировки возбуждение уголовного дела приморской прокуратурой против него обошлось в $5 млн.

На заседании коллегии крайсуда по уголовным делам сторона обвинения настаивала, что генерал Бахшецян должен быть возвращен под стражу в связи с тяжестью инкриминируемых ему преступлений, а также потому, что он может скрыться от суда или оказать давление на свидетелей и других участников процесса.

Адвокат Бахшецяна Наталья Беловцева заявила, что эти доводы бездоказательны. «Мы, как никто другой, заинтересованы в скорейшем и объективном рассмотрении дела», - сказала она. Сам Эрнест Бахшецян завил суду: «Уверен, что мое честное имя будет восстановлено. Хочу, чтобы это произошло как можно быстрее, и скрываться от правосудия я не намерен».

Информация о том, что в прокуратуре Приморского края практикуют, мягко говоря, странные методы работы, поступила в редакцию газеты «Век» недавно. С нами связалась местная жительница Алла Калмыкова и рассказала такую историю.

5 декабря прошлого года в квартиру гражданского мужа женщины (муж в ней только прописан) в 12 часов ночи, предъявив постановление на осмотр квартиры, вошли несколько человек. По сути дела, они проводили обыск. Из 11 человек (большинство из них были в масках) лишь один предъявил документы прокурорского работника. На вопрос Аллы, что они ищут в шкафах, на балконе никто из 11 человек толком объяснить не смог.

8 декабря в квартиру снова пришли два работника милиции без повестки, взяли паспорт женщины и предложили ей проехать в прокуратуру.

«Фактически я вынуждена была поехать за своим паспортом, - рассказывает Алла. - Разумеется, никакой повестки у меня на руках не было. Допрашивал меня неизвестно кто, потому что представляться в прокуратуре почему-то не принято…»

В кабинет на первый допрос ее позвала женщина (как потом случайно выяснила Алла, это был следователь Кравченко). «Дело серьезно, у тебя дочь, в твоих интересах во всем честно признаться», - заявила Кравченко. «Хотя в чем именно, я так и не поняла…», - поясняет Алла.

Женщину долго выспрашивали о ее муже, его друзьях. Когда Алла заявила, что считает этот допрос незаконным, и собралась уходить, один из следователей преградил ей дорогу, а Кравченко схватила ее за рукав дубленки и швырнула на стул. «Вероятно, чтобы я была сговорчивее, на допрос в этот же день вызвали мою мать, - сказала Алла. – Хотя она ни сном, ни духом ничего не знает о нашей с мужем личной жизни…».

«Кравченко вообще вела себя откровенно по-хамски. То и дело орала на меня, угрожала посадить в камеру», - говорит женщина.

После допроса Алле выписали повестку, но уже как для подозреваемой. 11 декабря Алла снова пришла в краевую прокуратуру. После довольно долгого ожидания, Алла была вызвана на допрос. Женщина потребовала адвоката (по закону, она как подозреваемая имеет на это право). Однако, связываться с защитником следователю явно не хотелось. Пререкания длились минут сорок. Потом следователь пошел на попятную и начал оформлять документы об отказе давать показания уже как на свидетеля. «Присылайте новую повестку, тогда я подпишу этот документ», - сказала женщина и ушла. Вслед раздались угрозы о принудительном приводе…

Позже Алла пыталась обжаловать действия прокурорских работников. Она написала несколько жалоб, в том числе в Следственный комитет при Генеральной прокуратуре РФ. Однако вскоре получила ответ, в котором сообщалось, что никаких нарушений не найдено, поэтому все ее претензии безосновательны.

«Я поняла, что правды никакой добиться невозможно», - сказала пострадавшая.

После этой истории вполне правомерно задаться вопросом: если Следственный комитет, одной из задач которого, вероятно, является и расследование коррупционных дел, считает действия прокурорских работников вполне законными, кто у нас в стране тогда осуществляет надзор за законностью? Можно ли вообще найти правду попавшему в затруднительное положение гражданину, если он не хочет давать взятку? Ответ напрашивается сам собой. Если уж таможенного генерала, назначенного на самом верху с обещаниями всяческой поддержки, «свалили» практически в одночасье, то что уж говорить об остальных, так называемых простых гражданах, у которых нет высоких покровителей ни в правительстве, ни в прокуратуре…