18+
  1. Пятилетка плитки мэра Собянина

Пятилетка плитки мэра Собянина

Пятилетка плитки мэра Собянина
Став в 2010 году мэром Москвы, Сергей Собянин почти сразу же распорядился вымостить городские тротуары плиткой там, где был асфальт, или заменить «лужковскую» на новую. Теперь у столичного градоначальника новая идея - в этом году в мегаполисе дорожные рабочие меняют почти новые бордюры.

ЦитатаКто и за сколько миллиардов облагораживает московские дороги и тротуарыКонец цитаты «Совершенно секретно» продолжает анализировать пятилетку правления мэра Москвы Сергея Собянина. Пришло время поговорить о благоустройстве столицы. Если уж автомобилистам усложнили жизнь – может, пешеходам стало значительно лучше? Велосипедистам? Мамам с детьми, инвалидам, пенсионерам? Простым, как говорится, москвичам?

Как уже говорилось, решать транспортные проблемы новый мэр в свое время начал несколько странно – не с проезжей части, а с тротуаров. Уже через полгода после его назначения весь центр Москвы был перекопан: гастарбайтеры из Средней Азии в оранжевых жилетах меняли асфальт, которым были покрыты тротуары, на плитку. Пешеходы чертыхались, горожане сплетничали, что якобы плитку выпускает компания жены нового мэра…

Плитка — оружие чиновник

Найти истоки любви Собянина к плитке, которой он ранее покрыл Тюмень, так и не удалось, однако не удалось и другое: найти доказательства тому, что плитка лучше асфальта. В первую же зиму она начала трескаться, уже через год пришлось часть улиц мостить заново, причем по цене метр московского тротуара стал стремительно приближаться к километру адронного коллайдера.

За прошедшие пять лет стало возможным отличить москвичек от женщин из других городов по нелюбви к каблукам: встающая на дыбы собянинская плитка приучила их к удобной обуви быстрее всякого ортопеда. При этом, вопреки уверениям городских чиновников, местами плитка оказалась даже более скользкой, чем асфальт, и москвичи стали ломать руки-ноги не только в зимний гололед, но даже и в дождливые летние дни.

А самое главное – так и не было дано объяснение, почему деньги, выделенные на дорожное строительство, были потрачены не на проезжую часть дорог, а на тротуары? Вроде бы пробок из пешеходов у нас не наблюдалось, а качество тротуаров не сильно влияет на автомобильный трафик. Или чиновники надеялись, что горожане бросят автомобиль и будут пешком добираться из Дегунина на Пятницкую?

Между тем, как сообщал тогда глава Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства Москвы Андрей Цыбин, на замену асфальта плиткой было потрачено более 3,4 млрд руб. «Мы на комфорте москвичей не экономим», – гордо заявил вице-мэр по вопросам ЖКХ и благоустройства Пётр Бирюков на следующий год, когда появились слухи о том, что мэрия решила благоразумно вернуться к асфальту.

Положить новый асфальт стоило бы втрое дешевле, но плитка, обещали чиновники, прослужит дольше. Жизнь показала, что это не так.

Любой дачник, устраивавший плиточное мощение на своем участке, знает, что на пучинистых глинистых почвах Московского региона для долговечности плитки нужно устроить очень мощную «подушку» из гравия двух фракций и песка, а сама укладка плитки должна вестись опытными мастерами. Но любой дорожник вам скажет, что «подушка» – это первое, на чем экономят дорожные строители: чуть недосыпать гравия и песка, да и сам песок взять немытый, а гравий – дешевый известковый, растворяемый водой, это чуть ли не обязательно.

Чтобы этого не происходило, нужен постоянный технический надзор, но нанимать его чиновники, возможно, в целях экономии, не любят. Нет иллюзий и насчет мастерства тех, кто укладывал московскую плитку. Плюс качество самой плитки оказалось, как говорится, ниже плинтуса: она начала трескаться даже не в процессе укладки, а еще до нее. Итак, эксперимент с плиткой не удался, но выводы из этого были сделаны странные.

Этим летом Москва, как и четыре года назад, была перекопана: на 43 улицах города снова укладывали плитку – теперь в рамках проекта «Моя улица». Причем на многих центральных улицах новая плитка клалась вместо «старой», положенной буквально год-два назад.

Официальное объяснение мэрии: новая плитка крупноформатная, она выглядит «солиднее» и более удобна для пешеходов за счет меньшего количества швов. То есть даже официально собянинские чиновники признали, что ранее положенная плитка действительно неудобна для ходьбы. Еще неофициально эксперты признавали, что предыдущая плитка была положена кое-как, с нарушением технологии.

Похоже, так и есть: если посмотреть, на каких улицах переложена плитка, то выяснится, что, к примеру, это было сделано на улицах, прилегающих к месту жительства Петра Бирюкова (Большой Никитской, Спиридоновке, Большой Бронной). Три месяца жители района жили на стройплощадке – причем, вопреки всем нормам безопасности, места «раскопок» не были огорожены. Зато теперь г-н Бирюков может любоваться новой, разноцветной, «более лучшей» плиткой.

Кстати, его младший брат, Алексей Бирюков – единственный владелец и гендиректор московской строительной компании ООО «Универсстройлюкс», которая – вот совпадение! – специализируется на строительстве, ремонтных работах и благоустройстве территорий, и часто выигрывала крупные тендеры столичной мэрии.

Не успел город пережить очередное нашествие собянинской плитки, как улицы… опять перекопали! Теперь начали массово менять бордюры. В пределах Садового кольца – на гранитные, за его пределами – на такие же бетонные, что и были. Журналисты подсчитали, что бордюры обойдутся городскому бюджету примерно в 9–11 млрд рублей – при том, что на автомобильные дороги и улично-дорожную сеть (в том числе на ремонт и разметку дорог) в бюджете Москвы заложено на этот год всего 39 млрд рублей. И опять Бирюков уверяет, что новые бордюры будут долговечнее, а эксперты опять недоумевают, зачем этим заниматься в момент, когда транспортные проблемы достигли пика.

Кстати, судя по сайту госзакупок, сейчас Москву вообще мостят плиткой толщиной 28 мм – такую можно клеить только на бетонное основание. И маленькая подробность – плитку и бордюры заказывают… в мордовской Исправительной колонии № 2.

Апофеозом же «плиточной» эпопеи можно считать недавнюю новость о том, что… плитку начали закатывать асфальтом. А когда тележурналисты прибыли к дому на Пречистенке, где после трех (!) ремонтов плитки только за это лето стали класть асфальт, они подверглись нападению со стороны строителей, уверяющих, что в точности выполняют приказы городских властей.

А может, нужно не искать в этой «плиткомании» глубокий социально-экономический смысл и просто подсчитать, какими финансовыми потоками, благодаря такому «благоустройству», смогли распорядиться чиновники? Чиновники вообще любят масштабные проекты с огромными финансовыми затратами. Давайте не будем гадать об истоках этой любви – просто благодушно предположим, что все дело в желании облагодетельствовать как можно больше граждан.

Но все же, как говаривали таксисты, выезжая на реконструированную при предыдущем мэре МКАД, главное – результат. За 2012–2016 годы, судя по программе транспортного департамента мэрии, на автомобильные дороги будет потрачено в общей сложности 884 млрд рублей, причем большая часть средств уже потрачена. С учетом того, что некоторые траты проходят по пункту благоустройства (к примеру, новое озеленение или реконструкция поврежденных зеленых насаждений), общая сумма затрат тянет на триллион. Между прочим, именно такой суммы не хватает в российской пенсионной системе, из-за чего нам все время грозят поднять пенсионный возраст. Так на что же в Москве потратили эту невероятную сумму?

Знакомые все лица

Изучая результаты тендеров московского правительства на проведение дорожных работ, от укладки плитки до строительства дорог, нетрудно выяснить, что подавляющая часть выигрывается парой десятков одних и тех же компаний. Журналисты РБК выяснили, что самыми крупными подрядчиками являются два неформальных холдинга: «Радор М» и «Роуд Групп». При этом большинство победителей тендеров не известны крупным игрокам рынка и ранее никак не проявляли себя на ниве дорожного строительства в Москве.

«Собянин привел в Москву совершенно новых игроков, которые ранее не имели опыта реализации таких крупных проектов, а некоторые вообще не работали в Москве и не знают ее специфики», – сетует представитель одной из известных строительных компаний. Раньше члены Тендерного комитета обязательно смотрели на «портфолио» претендентов, на их опыт участия в городских и федеральных проектах, говорит он. «А теперь критерии совсем другого свойства», – резюмирует собеседник.

О том, каковы эти критерии, можно предположить хотя бы по тому, что заместитель руководителя ГБУ «Автомобильные дороги», которое и объявляет 90 % тендеров на дорожные работы, Алексей Елисеев пришел на этот пост из компании «Роуд Групп», а совладелец этой компании Антон Олещук ранее работал в ГУП «Доринвест», на базе которого и создано ГБУ «Автомобильные дороги». И подобных «совпадений» немало.

После этого трудно удивляться условиям тендеров, при которых, к примеру, 20 тыс. тонн краски для нанесения дорожной разметки нужно было поставить в течение 48 часов. Чтобы выполнить это условие, подсчитали в мае 2015 года активисты «Общероссийского народного фронта», понадобилась бы тысяча фур, колонна которых растянулась бы на 15 километров.

Становится понятно и нынешнее желание перемостить плитку: новая крупноформатная не только дороже сама – основание под нее тоже дороже, так как должно быть, по данным Мосархитектуры, более прочным.

Кстати, тендеры на поставку и укладку плитки и бордюров, как правило, отличаются нереально короткими сроками. Прием давно известный: так от тендера отсекаются «чужие» компании, потому что выполнить сроки физически невозможно. «Понятно, что победители тендеров не сами пилят гранит и везут краску, не сами укладывают бордюр и рисуют разметку. Как правило, такие конторы – это несколько человек учредителей плюс секретарша. Вся их работа – выиграть тендер. А затем заказы передаются субподрядчикам. Те, в свою очередь, распределяют заказы по настоящим исполнителям», – поясняет наш собеседник из строительной компании. Стандартно победитель забирает себе 5–10 % от стоимости заказа, но бывает, что ему достается до 30 %, говорит он.

Понятно, что все указанные в заявках сроки тут же забываются – как и многие другие условия. К примеру, если заглянуть в условия первых тендеров на мощение плиткой, то там прописана плитка толщиной 100 мм формы «катушка». А в реальности, как выяснил русский «Форбс», была уложена прямоугольная плитка толщиной 80 мм, на 30 % дешевле. Местами даже уложили плитку в 60 мм, которую вообще-то даже в частном домостроении рекомендуется класть в местах с малой проходимостью.

Среди крупных подрядчиков, неоднократно привлекавшихся для ремонта дорог и укладки плитки, опять же фигурирует компания брата Бирюкова, о которой говорилось выше…

Удивительно ли, что стоимость столичных дорог уже такова, что дешевле, наверное, покрывать их чистым золотом? Но помимо завышения стоимости, есть и проблема контроля качества. Что-то ничего не слышно о наказании виновных в том, что плитка, обещанный срок службы которой 15–25 лет, требует ремонта чуть ли не чаще асфальта.

Быстро замяли историю со смертельными ДТП на МКАД, когда два года назад некая компания не установила предупреждающих знаков и освещения в местах ремонтных работ. Завышение стоимости работ – это растрата денег налогоплательщиков. Но отсутствие ответственности – это угроза и жизни, и здоровью граждан.

Проклятье центра

Центр Москвы – это больше, чем просто центр мегаполиса. Здесь наполнены историей камни, деревья, даже воздух – недаром говорят о своей, особой атмосфере Чистых прудов и Патриарших, арбатских переулков и Замоскворечья… Жители центра – всегда люди особые. Даже если они переехали сюда недавно (а недавно, по меркам местных аборигенов, – это после своего рождения), они быстро проникаются особой атмосферой и становятся патриотами своего района, двора и дома.

Собственно, известная истина – исторический облик знаменитых городов поддерживается не только бережным сохранением памятников архитектуры, ландшафта, но и сохранением традиционной городской жизни в исторических кварталах. Вот почему даже в Венеции далеко не все дома на каналах превращены в отели – и, свернув за угол туристической площади Сан-Марко, можно столкнуться с хозяйкой, возвращающейся на своей лодке с рынка. Власти Лондона сейчас озабочены пустующими особняками в престижных районах – и думают, как принудить инвестировавших в них богачей со всего мира переехать в них жить.

Команде Сергея Собянина жители центра, похоже, только мешают. В самом деле, они все время жалуются. То на лишение их парковочных мест, то на уничтожение вековых лип, то на реконструкцию милых сердцу уголков, превратившихся в неумелых руках столичных горе-мастеров в обезличенные экстерьеры «как с картинки». Иногда эти жалобы переходят в возмущение. К примеру, 6 октября москвичи соберутся на митинг против платных парковок, а 17-го вообще хотят устроить митинг за отставку Собянина. Короче, одно беспокойство от этих жителей. Потому, наверное, им и создают такие условия, чтобы они побыстрее надумали уехать из центра куда-нибудь подальше.

«На нашей новой детской площадке (ул. Усачёва, 29) чуть не произошел несчастный случай. По счастливой случайности, я успела поймать огромную железную конструкцию (лестницу), которая начала падать на ребенка. Подрядчик решил, что вполне нормально оставить высокую железную лестницу, не установив ее стационарно и не закрепив как следует. Причем в темноте родители этого просто не увидели. А темнеет сейчас уже довольно рано. Я позвонила в управу на горячую линию. Как обычно, никто ничего не знает и никто ни в чем не виноват», – пишет в своем блоге жительница Хамовников Мария Зайцева. Помимо изображения железной объемной «шведской стенки», которая была просто поставлена на землю без каких-либо предупреждающих надписей, она приводит фотографии других конструкций на детской площадке: карусель, которая готова отдавить ногу неосторожному, и качели-качалка, которые поднимаются вертикально (!) вверх, работая на манер катапульты.

«А у нас во дворе снимают свежеположенный асфальт, три недели продержался. Рабочие говорят, с коммуникациями что-то. Не волнуйтесь, говорят, мы опять заасфальтируем», – делится живущая на Новослободской улице Ирина Лесовая.

«Помните, мы писали, что при реконструкции Большой и Малой Бронных улиц обнаружилась булыжная мостовая, которая была здесь полтора века назад и по которой катилась отрубленная голова Берлиоза в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»? Власти отказались восстанавливать мостовую, замостили дорогу своей любимой плиткой. Однако нашлись жители района, которые собрали исторические булыжники. Сейчас гора камней находится в одном из дворов на Спиридоновке. Что они будут с ними делать – вопрос», – пишут жители Патриарших на своей странице в «Фейсбуке».

Патриаршим вообще везет с «заботой» собянинской команды. Так, в середине августа они буквально грудью встали на пути рабочих, начавших спиливать вековые деревья. Потребовались видеообращения от известного биолога и кинодокументалиста Антона Ланге и скандал в прессе, чтобы вырубки прекратились. Кстати, рубили не только старые деревья, но и кустарники – сирень, жасмин. Якобы они мешали устанавливать те самые гранитные бордюры. А перед порубками под покровом ночи исчезла старинная ограда вокруг церкви, в которой венчался Пушкин, о чем в СМИ рассказал известный дизайнер Артём Лебедев.

«Здесь был…»

Вообще, с сохранением исторического наследия команда Собянина не заморачивается. В здании Главного архива на Большой Пироговской, 17 окна работы Фальконе заменяют на дешевые пластиковые, сообщают Эрик Шахназарян на странице «Архнадзора» в «Фейсбуке» и Елена Шувалова в своем «Твиттере».

Как тут не вспомнить, что на выборах мэра в 2013 году Собянин стал единственным кандидатом в мэры Москвы, не подписавшим Хартию о защите исторического города Москвы, предложенную общественным движением «Архнадзор».

Результат? По данным «Архнадзора», с октября 2010-го по август 2014 года, было разрушено не менее 60 памятников культуры и объектов исторической среды. Сейчас процесс ускоряется: только за первое полугодие 2015 года было уничтожено 20 исторических домов. И градозащитники сами признаются, что им далеко не обо всем известно: выброшенный исторический «булгаковский» булыжник и окна работы автора «Медного всадника» Фальконе в «Чёрную книгу» точно не вошли.

Напомним, что, как уже писала «Совершенно секретно», среди последних крупных потерь: снос особняка Прошиных на Тверской, фасад которого являлся уникальным образцом московского модерна, и приуроченный аккурат ко Дню города снос госпиталя Красного Креста в Лефортове.

Вскоре Москва может лишиться и еще одного символа – Шуховская башня, как выяснили градозащитники, не была покрыта защитным составом, и от разъедающей ее коррозии может не пережить приближающуюся зиму. Владеющая башней ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» (РТРС) жаждет передать ее городу: ну не их это дело – реставрация, да и нет на это денег у государственного учреждения, которому бюджет выделяет средства только на техобслуживание ретрансляторов. Но, как говорят защитники творения Шухова, городские власти упорно не желают принимать дар.

Хотели как лучше?

Всякий раз, когда начинается скандал со сносом исторических зданий, городские власти выступают в том духе, что, мол, в Москве много всякого старья, а жителям не хватает мест для комфортного отдыха. Не будем дискутировать на тему возможности скидывания исторического наследия с корабля современности ради устройства модного кафе – просто в виду совершенно очевидной аморальности такого действа. Но давайте посмотрим, насколько же стало москвичам комфортнее на развалинах старого мира?

Недавно была открыта после реконструкции Триумфальная площадь. Ожидавшим после многих лет стройки чего-то эпохального, были явлены… качели. Грандиозные, не идущие ни в какое сравнение с бывшей здесь когда-то Триумфальной аркой качели. Общественность была потрясена..

Во-первых, поражает сама концепция: качели на месте, видевшем триумфальный въезд Петра Великого после победы над Швецией, Елизаветы Петровны и Екатерины Великой. Во-вторых, не очень понятно, кому на этих качелях качаться: рядом станция метро, концертный зал, театры и Министерство экономического развития. Чиновники, сидящие на качелях с тусующимися у метро бомжами, – зрелище, конечно, завораживающее, но жителям окрестных домов качели нужней во дворах, а не на продуваемой всеми ветрами площади!

Впрочем, это тоже концепция: показушная «забота о людях». А в третьих, как правильно подмечено москвичами, качели висят буквально на честном слове. «Обратите внимание на то, как крепятся качели на Триумфальной. Крюк и кольцо, которые постепенно перетирают друг друга. А должны быть подшипники», – сообщает Иван Дерябин.

Качели, торчащие посреди Триумфальной площади, на которых нельзя качаться, это, наверное, выразительный памятник «эпохе Собянина».

Еще более показательна забота собянинской команды о парках и вообще о зеленых насаждениях в Москве. По исследованию «Гринпис» – в Москве озеленения стало меньше.

При этом надо понимать, что озеленение озеленению рознь. Одно дело – вековые деревья, могучие кроны которых в состоянии заметно очистить воздух, а глубоким корням не страшны реагенты, столь щедро высыпаемые на столичные магистрали зимой. Другое – хилые саженцы, которые в нынешней экологической ситуации в столице вряд ли смогут пережить сезон, не то что участвовать в очистке воздуха. Повсеместно, куда только успела дотянуться рука «благоустроителей» Бирюкова, почему-то вырубаются первые и сажаются вторые.

Результат хорошо виден на Тверской: еще недавно оживленная улица стала сегодня царством машин, протекающих вдоль пустых витрин (магазины съезжают, потому что возле них запрещено парковаться), никому не нужных скамеек и засыхающих в бетонных контейнерах деревьев. Хотя для кого-то, похоже, эти мраморные кадки стали настоящей золотой жилой.

Судите сами: весной сюда высаживают якобы перезимовавшие в питомнике липы. Осенью липы выкапывают, в вместо них сажают хвойники, якобы также отдыхавшие все лето в питомнике. Тут только одни работы по выкопке-посадке-перевозке сколько стоят! Но ведь не все деревья переживают столь активный образ жизни вкупе с нездоровой атмосферой Тверской? Не все – и это еще мягко говоря. Значит, регулярно надо подсаживать новые. Сколько, как вы думаете, может стоить каждое такое деревце? Я думала, что не дороже крупномеров, которые питомники продают по 10–30 тыс. рублей. Наивная!

Как выяснил в своем журналистском расследовании Павел Лобков, цена «взращивания» каждого чахлого деревца – 8 млн рублей! Восемь. Миллионов. Рублей. Причем начавшийся в связи с этим скандал не остановил мэрию: как удалось выяснить общественникам, только в 2013 году, когда началось так называемое озеленение Тверской, было заплачено за это более 280 млн рублей.

Вообще складывается впечатление, что при любой возможности выбора столичные озеленители – за самый дорогой и нестойкий вариант. Деревья? Сажаем в контейнеры. Нет возможности поставить контейнеры? Посадим так, чтобы саженцы засохли на корню. Рулонный газон раскатаем в конце сентября, а там, где он успел погибнуть, – набросаем мульчи, покрашенной в зеленый цвет. Как, еще остались прежние деревья? Подрубим им корни!

При этом цветники упорно устраиваются из дорогостоящих однолетников – а всякий дачник знает, что гораздо дешевле и лучше устроить миксбордер, где основу будут составлять многолетники и цветущие кустарники. Но вы видели хоть один уцелевший кустарник в Москве? Вейгелы, форзиции, чубушник, сирень, наконец, – неприхотливые и прекрасно справляющиеся с выхлопами автомобилей? А может, барбарис, лох серебристый, да хоть можжевельники, которые, кстати, гораздо легче переносят контейнерную посадку, нежели туи и листопадные деревья?

Да что говорить: весной соцсети пестрели фотографиями выкопанных и выброшенных тюльпанов, клубни которых способны даже без пересадки процвести на одном месте несколько лет. Возникает ощущение, что главное для ведомства, которым руководит господин Бирюков,– «освоить средства», а там хоть трава не расти. В буквальном причем смысле слова.

О том, к чему приводит такая «забота», – в следующих номерах «Совершенно секретно».

Последние новости