18+
  1. Росфинмониторинг пойдет в тотальную разведку

Росфинмониторинг пойдет в тотальную разведку

Росфинмониторинг пойдет в тотальную разведку
Похоже, что в скором времени любой человек, купивший машину, квартиру, загородный дом или другую недвижимость на сумму свыше 600 тыс. рублей, окажется под бдительным оком специалистов Федеральной службы по финансовому мониторингу, которые будут определять законность происхождения использованных в сделке финансовых средств.

О намерении ужесточить контроль над операциями с наличными средствами вчера заявил на банковской конференции глава Росфинмониторинга Виктор Зубков. По его словам, соответствующий законопроект сейчас дорабатывается и не исключено, что уже осенью нынешнего года он обретет статус закона.

Напомним, что сейчас обязательному контролю ФСФМ подлежат лишь операции с наличными средствами на сумму свыше 600 тыс. рублей, удовлетворяющие определенным критериям антиотмывочного законодательства. Иными словами, финансовые разведчики контролируют сообщения банков о подозрительных операциях с наличными деньгами.

Надо сказать, что в этом деле Росфинмониторинг развернул поистине широкомасштабную работу. Так, по словам Виктора Зубкова, которые цитирует РИА Новости, в 2006 году ведомство получило от банков 4 млн. сообщений о подозрительных операциях, провело 7931 финансовое расследование, что на 33% больше, чем в 2005 году, и вдвое больше, чем в 2004 году. При этом, как подчеркнул глава Росфинмониторинга, в правоохранительные органы было направлено 4277 материалов со сведениями о свыше 120 тыс. операций на сумму около 770 млрд. рублей.

Таким образом, результативность финансовых расследований в минувшем году составила 53%, а по статьям, связанным с отмыванием преступных доходов в России было осуждено 502 человека, что вдвое превышает уровень 2004 года. Впрочем, несмотря на то, что, по словам Виктора Зубкова, количество банков, которые не сотрудничают с Росфинмониторингом, сократилось за последние два года в четыре раза до 12 банков, анализ поступающей в службу информации указывает на резкий рост количества операций с предоставлением теневых финансовых услуг, организаторами которых зачастую выступают банки. Предложение Федеральной службы по финансовому мониторингу ужесточить контроль над крупными операциями с наличными деньгами у экспертов вызвало скептицизм.

Так, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин заявил вчера в эфире радиостанции Эхо Москвы, что инициатива Росфинмониторинга настораживает. Он отметил, что, с одной стороны, это соответствует требованиям ФАТФ о прозрачности проводимых сделок, с другой финмониторинг имеет связи со спецслужбами гораздо более сильные, чем с институтами финансовых рынков. Контроль со стороны спецслужб над банками не послужит улучшению банковского надзора и повышению качества работы российских банков, - заявил он. Там есть вопросы, которые должны оставаться коммерческой тайной, и должны быть конфиденциальными во взаимосоглашениях между клиентом и банком.

В свою очередь заместитель руководителя комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Медведев считает предложение Росфинмониторинга абсолютно излишним. Расширять и без того немалый перечень информации, обязательный для передачи в ФСФМ, нецелесообразно, есть другие более действенные способы по отслеживанию грязных денег, - заявил он Федеральному агентству финансовой информации. А вот аналитик Financial Bridge Ольга Шкред заявила Взгляду, что если финансовая разведка будет отслеживать все операции, это дискредитирует банковскую тайну.

Эксперт считает, что целесообразнее четко сформулировать критерии подозрительности сделок, разработать соответствующую методологию. Это экстенсивный путь развития, который приведет к тому, что Росфинмониторинг захлебнется в анализе этих операций, - заявил Газете.RU партнер юридического бюро Григорьев и партнеры Никита Федоров. Его поддерживает управляющий партнер юридической компании Добронравов и партнеры Юрий Добронравов, который считает, что Росфинмониторингу нереально справиться с таким объемом информации. Этого не могут не понимать и в самой службе, - считает он. Просто у нас есть тенденция любые полномочия расширять до максимума, чтобы выбить побольше бюджетных средств.