18+
  1. РСПП выторговывает «пробелы» в деофшоризации

РСПП выторговывает «пробелы» в деофшоризации

РСПП выторговывает «пробелы» в деофшоризации
Бизнес надеется, что смог убедить Минфин РФ смягчить законопроект о деофшоризации, призванный увеличить риски для тех, кто выводит прибыль за рубеж. Одним из «пряников» может стать налоговая амнистия. Тем не менее, экономисты считают, что правительство не должно слишком сбиваться с курса, идя на поводу у предпринимателей.

Российский бизнес взволнован - до 15 июля правительство должно явить миру итоговый вариант законопроекта о контролируемых иностранных компаниях в рамках кампании по деофшоризации российской экономики, объявленной Владимиром Путиным еще в декабре прошлого года. Ждать у моря погоды предприниматели, видимо, не согласны - этак можно получить полный мешок мер, противоречащих их интересам.

РСПП готов бороться за «пряники» пока позволяет время: 18 июня бюро правления «профсоюза олигархов» обсудило законопроект с премьер-министром Дмитрием Медведевым, а уже 24 июня российский бизнес проведет «круглый стол» на тему «Деофшоризация бизнеса в России». Там и обсудят друг с другом, в частности, как можно перейти от запретительных мер к комфортной деловой среде, что получат от деофшоризации российский бизнес и экономика и какие налоговые инструменты и поощрения способны убедить бизнес регистрироваться в России.

Глава РСПП Александр Шохин, похоже, чуть ли не паниковал, перечисляя, как далеко заведет нас деофшоризация, и как велика здесь «цена ошибки». По его словам, законопроект может повлечь зеркальные меры иностранных государств в отношении российских территорий опережающего развития (ТОР). Кроме того, он назвал документ «налоговой революцией» и предложил отложить обсуждение всех вопросов до осени. России не обязательно быть лидером по введению норм деофшоризации, подчеркнул Шохин, нужно действовать поэтапно.

Однако Дмитрий Медведев заметил, что ждать создания идеальной правовой и судебной систем нельзя и часть мер надо принимать уже осенью. Тем не менее, чиновники правительства услышали бизнес: платить налог с прибыли иностранных компаний обяжут пока только крупных собственников – физлиц с долями 50% плюс один голос. Авторы законопроекта о контролируемых иностранных компаниях из Минфина настаивали на пороге владения в 10% и обязанности уплаты налога как для физических, так и для юридических лиц. Обещают, что порог будет снижаться с 50% постепенно, но до какого уровня, пока не определено – по некоторым данным, Минфин готов остановиться на 25%.

Но предприниматели просили пойти еще дальше и на два-три года освободить их от штрафов за неуплату налога с прибыли контролируемых компаний, однако решение этого вопроса остается за ведомством Антона Силуанова. Может быть, все эти меры (налоговая амнистия, гарантии защиты собственности и прочее) и остановят потоки капитала, утекающего за рубеж, но главное, чтобы весь этот торг бизнеса с правительством не привел к тому, что у нас по-прежнему сохранится лишь видимость борьбы с «налоговыми гаванями».

«Исторически механизм офшоров у нас возник в 90-е годы, когда в России впервые появилась частная собственность. Тогда это было вполне оправдано с точки зрения скорейшего проведения приватизации, - напоминает «Веку» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - Сейчас новое государство, законодательная, исполнительная и судебная власти полностью сформировались и успешно работают. Соответственно, появилась идея деофшоризации как отказа от устаревшего правового механизма. Главным образом, это будет весьма способствовать повышению собираемости налогов, но есть и другие, скорее, политические плюсы. Абсолютно понятно, что крупный бизнес в лице РСПП выступает против деофшоризации, то есть слома сложившегося мироустройства. Однако, как говорил Конфуций, побороть дурные привычки легче сегодня, чем завтра. Я полагаю, что взаимное обсуждение условий деофшоризации в конечном итоге сделает ее быстрой и безболезненной».

А вице-президент компании «Золотой монетный дом» Алексей Вязовский видит в заявлении Шохина (о зеркальных мерах со стороны иностранных государств в отношении российских особых зон) неприкрытое лоббистское давление крупного бизнеса, который представляет Шохин в РСПП, на правительство России в вопросе деофшоризации экономики.

«Может быть, стоит напомнить господину Шохину, что в 2012 году чистый отток капитала из России составил $54,6 млрд? А в 2013 за границу было переведено порядка $62,7 млрд. Относительно нынешнего 2014 года: чистый отток капитала может дойти до уровня $150-160 млрд, – рассказал эксперт «Веку». - И большая часть этих средств уводится из-под юрисдикции нашей страны по офшорным схемам. За 10 лет, по оценкам экспертов, сумма, прошедшая через «серые» офшоры, составила порядка $500 млрд!»

Нашему правительству стоит проявить политическую волю и настоять на первоначальном проекте закона, убежден Вязовский. «Да, сопротивление крупных предпринимателей против выхода из тени офшоров - велико. Но экономика страны получит серьезный стимул, если средства, заработанные в России, останутся тут же и будут работать на благо всего общества, а не осядут на счетах офшорных банков», - подчеркивает аналитик.

Экономист Дмитрий Адамидов также говорит, что бизнесу деофшоризация не нужна и не может быть нужна в принципе, потому что это в любом случае противоречит его интересам. «Понятно, что вслух говорить об этом рискованно, поэтому РСПП осторожно выбирает выражения, - пояснил аналитик «Веку». - Вместе с тем и позиция Минфина не выглядит убедительной: предлагается не модернизировать существующую налоговую систему, которая крайне забюрократизирована и активно практикует противоречащие законодательству практики налогового администрирования, а еще больше закрутить гайки. Между тем, несбалансированная налоговая система сегодня является одним из значимых факторов, тормозящих развитие страны».

Разумным решением из сложившейся ситуации эксперту видится одновременное (с закрытием офшорных «окон») реформирование налоговой и судебной систем - для того, чтобы российский капитал не боялся, прежде всего, рейдерства и произвола государства и мог бы комфортно себя чувствовать дома. «Но требовать таких перемен от Минфина и правительства - это примерно то же самое, что ждать от предпринимателей добровольной уплаты налогов по повышенным ставкам», - говорит Адамидов.

А вот аналитик Дмитрий Голубовский считает, что законопроект все же следует отложить. «Шохин придумал для этого какой-то совершенно надуманный предлог - об ответных мерах. Чтобы такие ответные меры были, надо, чтобы хотя бы одна ТОР работала. В России же нет ни одной, - сказал «Веку» эксперт. - Но отложить надо, это правда. Причина банальна: пока ЦБ приводит в порядок национальную банковскую систему, зачищая ее от слабых банков и совершенствуя регулирование, бизнесу нужна альтернатива для выстраивания финансовой логистики. Об этом «неполиткорректно» говорить, потому что это будет выглядеть как выпад в адрес ЦБ, но это так. В будущем, однако, такой закон необходим. К сожалению, политическая ситуация вокруг России складывается таким образом, что закон, вероятнее всего, все же форсируют. Деофшоризация нужна для того, чтобы смягчить последствия возможных финансовых санкций, которыми грозит России Запад в связи с украинским кризисом».

Власть осознала уязвимость и должна уходить от нее. Конечно, мгновенно купировать угрозы Запада нереально, но запустить процесс, который через пару лет создаст условия, для того, чтобы такие угрозы более не были действенными, можно и нужно. В данном случае, вероятно, интересы бизнеса принесут в жертву интересам госбезопасности, уверен Голубовский.

Так или иначе, процесс деофшоризации уже не остановить. В этом уверен председатель исполкома Российского союза налогоплательщиков, член Общественной палаты РФ Артем Кирьянов.

«На сегодняшний день понятно, что принципиальных возражений относительно деофшоризации российской экономики быть не может, - отметил он в беседе с «Веком». - Об этом говорят и огромные цифры выводимого в низконалоговые юрисдикции капитала, и текущая международная обстановка, которая требует не только нового уклада экономики с опорой на собственные ресурсы, но и жесткого учета средств, являющихся, по сути, налогооблагаемой базой. В конечном счете, это уже вопрос национальной безопасности. И, безусловно, никакой «налоговой революции» не происходит - с точки зрения добросовестных налогоплательщиков, законодательство о деофшоризации никак не повредит бизнесу».

Очевидно, для многих структур крайне неприятно, что придется отказаться от схем так называемой «налоговой оптимизации», но тут нужно определяться: если компания хочет работать в России, то должна платить налоги. Собственно, формула «налоги=патриотизм» совсем не сложна для понимания представителей бизнес-сообщества, говорит Кирьянов.

«Дискуссия может идти по техническим моментам законопроекта - 10 или 20% уставного капитала, 15 или 20% налогов с выведенных средств, «черный» или «белый» список стран... Взять дополнительно несколько месяцев - подумать над нюансами - представляется вполне допустимым. Но необходимость деофшоризации не может быть подвергнута сомнению», - повторяет эксперт.

Ему также кажется некорректным тезис о «зеркальных мерах» со стороны других стран по отношению к российским особым экономическим зонам, прежде всего, потому, что российские территории опережающего развития требуют реальных инвестиций, а не являются механизмами налоговой оптимизации для зарубежных игроков.

«И здесь, прежде всего, важен фактор заинтересованности в работе на российском рынке, поэтому никаких «зеркальных мер» невозможно даже представить, - отмечает Кирьянов. - Представляется, что компаниям, работающим в России, необходимо четко понять, что процесс деофшоризации уже не может быть свернут, и чем быстрее это будет понято, тем меньше рисков для компаний».

Последние новости