18+
  1. Санаторно-курортный захват

Санаторно-курортный захват

Санаторно-курортный захват
Разговоры о том, что быть собственником в сегодняшней России – дело опасное, ведутся давно, регулярно и наверняка будут вестись еще долго. При этом всегда подчеркивается, что особо опасно быть не просто собственником, а собственником умелым и успешным.

Собственником, своими руками создавшим практически на голом месте процветающее во всех отношениях предприятие, приносящее пользу людям, а его владельцу – стабильный доход. Вот этот самый стабильный доход и не дает покоя умельцам другого рода – тем, кто при профессиональном и деятельном содействии представителей местных органов власти успешно занимается рейдерскими захватами успешных предприятий.

Как вы понимаете, в ситуации, когда на стороне этих мошенников выступают те, кто олицетворяет закон, попытки владельца защитить свою собственность обречены. Это ощутил на себе и такой талантливый человек и успешный предприниматель, как Валерий Дурандин. Когда-то он стал владельцем известного нижегородского санатория «Автомобилист», сделав тем самым, как теперь выясняется, опасный для себя и своей семьи выбор. Оздоровив это оздоровительное учреждение, подняв его буквально с колен, он совершил по сути дела непоправимую ошибку. Потому что на санаторий, который стал прибыльным предприятием, сразу же положили глаз рейдерских дел мастера. Они и по сей день активно и успешно атакуют его владельца. Все еще владельца, но уже не столь процветающего санатория, доходы с которого мошенники по решению суда присваивают себе…

- Валерий Николаевич, из-за того, что ваши счета были арестованы, санаторий сегодня, на сколько нам известно, сталкивается с проблемами лечения, питания, реконструкции, что отражается и на загрузке – она с каждым годом снижается…

- Да, так и есть. Это объясняется мошенническими действиями группы лиц, в отношении которых сейчас в Москве Следственным Комитетом, наконец-то, возбуждены уголовные дела. Насколько я знаю, по двум статьям – 159-й часть 4 и 210-й. Могу ошибаться, но вроде бы так.

- Как Вам все-таки удалось добиться того, что дела все-таки были возбуждены? В сегодняшней России это удивительное достижение…

- Это точно… Я бил тревогу, в разные инстанции писал – долго никакой реакции не было. В итоге все-таки, когда число нарушений подобного рода в нашей стране достигла критической массы, власть уже не могла делать вид, что не видит творящегося безобразия. Причем во всех этих делах независимо от географии – будь то Нижегородская область, Москва и другие города – наблюдалась общая закономерность: фигуранты везде одни и те же, только потерпевшие, понятное дело, разные. А фигуранты – это иностранцы, офшоры и наши доблестные чиновники и другие граждане.

- Правда, что Ваши, скажем так, неприятности начались с того, что Вы якобы дали расписку в получении некой денежной суммы?

- Вот именно — якобы. Хотя эта, так сказать, «расписка» сейчас уже опровергнута экспертизой. Но она сыграла отведенную ей мошенниками роль. Началось с того, что у меня отобрали фирму-донора, или инвестора, созданную мною в 2001 году специально для того, чтобы инвестировать проекты развития санатория. Отобрали фирму по подложным документам. А дальше моя теперь уже бывшая фирма, задуманная, напомню, мною как донор, превратилась благодаря действиям этих мошенников не просто в моего оппонента, а в убийцу моих проектов, что нанесло серьезный ущерб санаторию. благодаря действиям этих мошенников.

- Как Вы думаете, с какой целью все это делается?

- Делается это для того, чтобы в буквальном смысле разрушить санаторий и в результате получить территорию на берегу Волги под элитную застройку…

- Какие доходы приносил санаторий «Автомобилист»?

- Где-то пять с копейками миллионов рублей. Такие деньги были в позапрошлом году. А вот в прошлом едва свели концы с концами из-за того, что у нас изъяли 16 с половиной миллионов – в счет долгов, созданных, как говорится, из воздуха — по-другому это не назовешь. На это ушла вся прибыль за предыдущие годы… В итоге мне пришлось до невозможности сократить штаты — на треть. До минимума были сокращены расходы на хозяйственные нужды, реконструкцию, переоснащение. Собственно, в этом плане фактически ничего не делается – все, что мы зарабатываем, уходит в доход мошенникам. Исполнительный лист, как вы понимаете, в действии и от этого никуда не денешься.

- И тем не менее вы вкладывались в санаторий… Почему?

- Прежде всего потому, что это мое детище. Это – во-первых. А, во-вторых, я все время – несмотря ни на что — надеялся на правосудие, на торжество закона. И потому – несмотря ни на что – продолжал инвестировать. Мы реконструировали бассейн, спортивный и киноконцертный залы, столовую, систему водоочистки, канализацию. Там много чего было сделано, все по новым технологиям, многим такого даже не снилось. Например, благодаря реконструкции станции водоподготовки удалось выкинуть насосную группу за ненадобностью: ей требовалось 20 киловатт в час — посчитайте, какая экономия в год. Или после того, как я промониторил все маршруты движения и сократил до минимума расходы на содержание транспорта, мы стали экономить до полутора тонн бензина в месяц. Это говорит о чем-то… Но последние два года меня просто доконали, ситуация сильно обострилась — у меня уже не осталось ни сил, ни средств что-то делать.

В нашей области всего три серьезных санатория, остальное – это дома отдыха или пансионаты. Поэтому так важно сохранить «Автомобилист» — он нужен людям, тем больным, которые привыкли приезжать и лечиться в нем ежегодно. Хотя у многих из них, видящих происходящие беззакония, пошатнулась вера в будущее нашего санатория. И, по правде говоря, он действительно уже не тот. У нас отобрали более 40 мест. Отобрали часть номерного фонда – просто отобрали и все. В этих помещениях сейчас ничего не находится. Работу они организовать работу не могут и не хотят. Это же мошенники, у них цель – отжать и продать.

- Как Вы всему этому противостоите?

- В последние годы стал чуть ли не профессиональным жалобщиком. Что делать, с рейдерством бороться совсем непросто. А если уж называть вещи своими именами, то это скорее не рейдерство, а мошенничество – речь-то идет об особо крупных нарушениях. А рейдерство – это мелко, статья 185-я, а в статье 159-й часть 4 – речь идет о более крупном преступлении и карается куда строже. Поэтому сейчас мы подготовили очередную жалобу, потому что прокуратура и все надзорные органы не хотят замечать этой разницы.

Данные аэрофотосъемки показывают, что вместо пляжа мошенники организуют залив со стоянкой для яхт. Наши лесники обнаружили, что на 22 незаконно захваченных прибрежных сотках так же незаконно построены капитальные дома. Но они построены потому, что входят в сферу интересов нижегородского депутата Алексея Гольфмана с характерным отчеством – Липович! А депутата, как известно, трогать априори запрещено, даже если он потворствует явному беззаконию… Но я не намерен отступать — Гольфман должен снести дома и восстановить все в прежнем виде. Эта земля — согласно имеющимся разрешительным документам – эта земля принадлежит санаторию. И мы должны этот участок сделать территорией отдыха и оздоровления клиентов нашего санатория. Там были обустроены терренкуры, дорожки, освещение, мангалы, скамейки, детские качели. Там даже в честь 50-летия юбилея Победы были посажены хвойные деревья – они были варварски пущены под бульдозер…

Кстати, наши новоявленные, так сказать, соседи, не остановившись на «достигнутом», приходили ко мне с предложениями, от которых, как они, уверен, думали, нельзя было отказаться. Хотели прикупить еще и часть объектов, обещая за каждый по полмиллиона мне «на карман». Я им ответил просто: ребята, а не пошли бы вы по известному адресу…

- Вам же не только деньги предлагали, но, говорят, пытались гранатой угрожать?

- Да. была граната на калитке. Правда, муляж. Были и угрозы, и эсэмэски, и «двое из ларца» приезжали на «беседу»… В кафе, в котором директором моя дочь, перед Новым годом залетели две бутылки с зажигательной смесью. Хорошо, что сторож не сплоховал, сумел потушить начавшийся пожар. Было написано заявление, изъяты бутылки на экспертизу, но в возбуждении уголовного дела было отказано — ущерб, оказывается, был невелик. А то, что это квалифицируется по уголовному кодексу как поджог, никто не «увидел». Прокуратура, правда, потом отменила постановление об отказе, а что дальше – не знаем. Мы вновь написали в областную прокуратуру о том, что это неправильно, когда в кафе влетают бутылки с зажигательной смесью… Почему-то никто не хочет видеть, что все происходящее — звенья одной цепи.

- Кажется, речь уже фактически надо вести о том, что санаторий планомерно уничтожается. У вас, как мы знаем, даже кухня была арестована…

- Эти мошенники выдрали все кухонное оборудование с корнем и увезли — якобы в счет оплаты долгов. Причем демонтаж провели в тот момент, когда работал санаторий и в нем лечились и отдыхали люди! Фактически их оставляли без питания. Более того — у нас еще срок на обжалование и срок на самовыкуп не истек, а они, каким-то образом договорившись с силовым подразделением судебных приставов, быстро подсуетились, чтобы все это осуществить. Им без разницы – лечится человек или нет. Это произошло 28 мая, а следственные действия начались 3 июня. Я, правда, ничего поделать не мог. Приставу звоню: ну вы что же творите? Вам же дали предложения, вам дали гараж для реализации и покрытия долгов. Он стоит не меньше суммы покрытия, уж без гаража мы бы прожили.

- Чтобы можно было по частям распилить…

- Наверняка. А если санаторий не будет работать хотя бы два дня, то все разбегутся и больше никто сюда не приедет. И никто нам не поможет, потому что всем на нас наплевать. У нас в области, как видите, раздолье для мошенников. Они, не имея никаких разрешений на строительство, этим строительством весьма успешно занимаются.

- А как это согласуется с заявлениями губернатора о том, как важно развивать туризм в области здравоохранения? Недавно, на заседании президиума Госсовета по развитию туризма в России с участием президентом страны еще раз подчеркивалось, сколь важно не допустить уменьшения количества санаториев и оздоровительных учреждений в нашей стране.

- Я вам вот что скажу: говорить, думать и делать – это три несовместимые вещи для нашего губернатора и нашей власти. Он должен быть прекрасно осведомлен о том, что происходит в области и как обстоят дела с оздоровительным туризмом. В его адрес была отправлена куча обращений, в том числе и от меня. Ему писал и председатель обкома профсоюза, и ветераны, которые строили наш санаторий. Знают о творящихся беззакониях и в областном управлении ФСБ, и в ГУВД, и в Следственном Комитете России. Кстати, оттуда только что пришла очередная отписка на мое очередное обращение. Наши господа правоохранители в упор не видят мошенничества.

- И все-таки ситуация изменилась. Что такое произошло, что СКР все же вмешался и открыл уголовное дело?

- Дело возбуждено одним из подразделений Следственного управления СКР по городу Москве. Потому что, повторяю, эти мошенники действуют не только в Нижегородской области, но и по всей России. По крайней мере, действовали до последнего времени — потому часть из них уже посадили. По моим сведениям, сидят, наверное, человек пять – за использование в своих интересах местных судов, власти. Дело громкое, много писалось, но никакой реакции. Даже несмотря на то, что некоторые наши правоохранители и пытались реагировать. Такие, как руководитель пятого отдела местного ГУВД Кислов и его заместитель Илюшкин. Они неоднократно пытались возбудить уголовное дело, но все умирало на корню.

- Тем не менее, Вы производите впечатление человека, который верит в то, что законность восторжествует…

- Я хочу одного — чтобы виновные были наказаны и чтобы санаторий мог работать и развиваться. Санаторий нужен людям и его надо сохранить. Сохранить хотя бы ради уникальной методики доктора Бубновского, позволяющей лечить межпозвонковые грыжи без хирургического вмешательства… У нас есть еще немало других методик, благодаря применению которых люди уезжают от нас здоровыми. Это высокая цель и высокое служение. Поэтому я на 99 и 9 уверен, что закон должен восторжествовать, несмотря на все крышевание, тем более что крышевателей уволили пачками. В Москве они не смогут договориться. К слову, кухонное оборудование нам вернули, мы сами все смонтировали. Приставы вернули даже то, что изъяли без описи…

Я вспоминаю, что в тот момент, когда у нас изымалось оборудование, мы готовили банкет для участников семинара на 140 персон. И он тогда состоялся, несмотря на эти прискорбные обстоятельства! Помогли соседи из клуба «Колумб» – предоставили нам оборудование. Угощение в деревне на газовых плитах готовили. Плюс отдыхающих было 70 человек. Изъятие оборудования происходило прямо у них на глазах — они были в шоке. А «взыскатели» буквально изгалялись. Особенно выделялся некий Липский, наглый, беспринципный негодяй… Это был настоящий силовой захват. Народ хотел было встать на нашу защиту, но захватчиков поддерживала группа автоматчиков…

Я этого никогда не забуду. Поэтому буду идти до конца, чтобы восстановить свои права. Я не боюсь ничего в этой жизни. Я знаю, кто допускает беззаконие в нашей области, и могу прямо в лицо ему сказать этим людям, что я о них думаю! И спросить Валерия Павлиновича Шанцева: почему ты как губернатор допускаешь такие бесчинства?

Александр Аркадьев

Москва-Нижний Новгород -Москва.

Последние новости