18+
  1. Сбербанк проигрывает Городнову

Сбербанк проигрывает Городнову

Сбербанк проигрывает Городнову
Сбербанк продолжает «кошмарить» бизнес своих должников. В частности, об этом заявляет нижегородский предприниматель, бывший владелец ЗАО «АЛТЭКС-группа компаний» Андрей Городнов. О том, как при активном участии госбанка был фактически обанкрочен преуспевающий бизнес, он подробно рассказал в своем открытом письме Путину.

Как известно, основной владелец «АЛТЭКС» вместе с юристом и группой менеджеров проходят фигурантами по «заказному» (как они утверждают) со стороны Сбербанка уголовному делу и подозреваются якобы в мошенническом хищении кредита в сумме 600 млн. рублей и преднамеренном банкротстве предприятия.

Однако сам предприниматель и юридическое сообщество убеждены, что спор с кредитором носит гражданско-правовой характер. В открытом письме Владимиру Путину нижегородский бизнесмен изложил свою позицию в громком конфликте с участием высших руководителей Сбербанка России. Так, предприниматель указал, что банкротство его компании было неизбежным и спровоцированным, из-за якобы «невозможности» и нежелания реструктурировать кредит Сбербанка в период финансового кризиса со стороны нового руководства Волго-Вятского Сбербанка.

Причем, эта невозможность возникла отнюдь не потому, что Андрей Городнов когда-либо отказывался от своих обязательств по кредиту, а по причине того, что госбанк не пошел на компромисс с должником, пытающимся, как и многие его коллеги, в период кризисного 2008-го цивилизованно решить вопрос с кредиторами. «До 2008 года наша компания и банк всегда находили компромиссы. В кризис 1998 года мы также находили решения. Удавалось договориться с прежним руководством банка, умевшим и действовать оперативно, и принимать нестандартные взаимовыгодные решения - пояснил Городнов. – Как известно, осенью 2008 года Сбербанк, как и многие банки, получил мегапомощь от правительства в размере 500 млрд. рублей на спасение своих клиентов и решение финансовых проблем. Однако многочисленные переговоры хоть о какой-то реструктуризации нашего долга и временных каникулах по процентам не привели ни к чему. При этом, я так и не смог получить ни одного протокола наших встреч с менеджерами банка в первом квартале 2009 года, где были бы зафиксированы вопросы, поставленные мной для обсуждения – все ссылались на какие-то сверхсекретные инструкции. В итоге, в апреле 2009 года из-за нарастающей задолженности мной, как основным акционером «АЛТЭКС», было принято решение о ликвидации компании».

Более того, в 2010 году руководство Волго-Вятского Сбербанка почему-то не подписало даже достигнутые в ходе переговоров с участием губернатора Нижегородской области договоренности о реструктуризации кредита, где был прописан механизм возврата долга. Все это очень странно, учитывая, что на протяжении целого ряда лет «АЛТЭКС», некогда одна из крупнейших торговых и девелоперских компаний Нижнего Новгорода, являлась VIP-клиентом Сбербанка. Да и источник в Волго-Вятском банке Сбербанка России сообщил «Интерфаксу», что банк кредитовал компанию с 2001 года, и до апреля 2009 года заемщик исполнял все свои обязательства по кредитам.

Как рассказывает сам предприниматель, на момент начала кризиса общая кредитная нагрузка в Волго-Вятском Сбербанке составляла около 612 млн. рублей. Она же сохранилась до печального этапа в истории процветающей компании - начала процедуры ее ликвидации. При этом налоговые задолженности, задолженности по зарплате и большинство долгов перед контрагентами удалось погасить. А претензии остались лишь у одного, неспособного к переговорному процессу, партнера – Сбербанка, пишет в своем письме предприниматель.

«В процессе процедуры банкротства сумма долга снизилась до 522 млн. рублей, за счет погашения около 90 млн. рублей (к слову, Сбербанк продолжает апеллировать цифрой почти в 600 млн.). Если бы банком было принято любое из десятка сделанных нами в разное время предложений по способу погашения кредита, большая часть суммы, а, возможно, и вся она, на сегодняшний день была бы уже погашена. Но в результате близорукости и бездеятельности руководства Волго-Вятского банка, его нежелания вникать в ситуацию и принимать хоть какие-нибудь решения, бизнеса с 2500 рабочими местами нет, а кредит в 522 млн. рублей так и не возвращен! Причем, проценты по нему (за три года безрезультатных переговоров), могли бы составить (в пользу Сбербанка) 180 млн. рублей. А если бы действующие по неизвестным мне мотивам топ-менеджеры Волго-Вятского Сбербанка не спровоцировали ликвидацию моей компании, налоговых поступлений в бюджеты всех уровней поступило бы за три года на общую сумму около 420 млн. рублей», - заявляет Андрей Городнов. Итого 1 миллиард 112 миллионов рублей – именно во столько государству и вкладчикам обошлась «принципиальность» и бесталанность менеджмента Волго-Вятского Сбербанка в этом деле.

Впрочем, деньги – это еще не все. Видимо, менеджеры Сбербанка и не стремились особо к возврату проблемного кредита. По каким-то причинам госбанк решил основательно испортить жизнь своему еще недавно почетному клиенту, который утверждает, что никогда не скрывался и не отказывался от обязательств погасить долги, по которым был и остается личным поручителем. После того, как, по словам Андрея Городнова, арбитражный суд опроверг версию о преднамеренном банкротстве ЗАО «АЛТЭКС-группа компаний», а Сбербанк, подавший более 50 (!) судебных заявлений к заемщику, все дела в арбитраже всех уровней проиграл – кредитор передал дело в центральный аппарат Сбербанка для «внесудебного» решения вопроса, то есть «по понятиям».

То, что произошло дальше, предприниматель в открытом письме премьер-министру Владимиру Путину характеризует так: Сбербанк, судя по всему, взял на себя «функцию карательной машины» и с помощью силовиков «кошмарит» бизнес. После письма главы Сбербанка Германа Грефа министру МВД РФ в октябре 2010 года было оперативно (за 9 дней!) возбуждено уголовное дело, которое Андрей Городнов назвал «заказным». Ведь, по его словам, ранее правоохранительные органы четыре раза отказывали в возбуждении уголовного дела по тем же самым основаниям и обстоятельствам, не находя никакого криминала.

Как сообщалось, в январе текущего года бизнесмену было предъявлено обвинение по ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) и ст.196 УК РФ (преднамеренное банкротство). И это вопреки многочисленным, вступившим в законную силу решениям судов и множественным судебным экспертизам!

Андрея Городнова возмущает, скорее всего, не сам факт «наезда» на него и его коллег, а то, что такой способ решения конфликтов, видимо, типичен для Сбербанка, что, в свою очередь, противоречит политике правительства РФ и угрожает существованию и развитию малого и среднего бизнеса в России. Тот факт, что дело двух хозяйствующих субъектов переводят из области гражданско-правового порядка в уголовную плоскость, тем более, используя для этого не законные способы, а чей-то умысел и желание во что бы то ни стало примерно наказать строптивых бизнесменов.

«Уголовное дело открыто по вымышленным эпизодам и надуманным обстоятельствам, имеет все признаки «заказного, - считают юристы. - Экспертизы, идущие одна за другой, опровергают предъявленные обвинения, но команда сверху, о которой Андрей Геннадьевич говорит в своем открытом письме премьеру, неизменно требует довести дело до суда».

Свои намерения погасить кредит Сбербанку Городнов может подтвердить и документально: у него имеется договор цессии от 25.08.09 года, подписанный бизнесменом и прошедший многочисленные согласования в Волго-Вятском банке СБ РФ, а также соглашение по возврату долга от 27 февраля 2010 года, где стоят подписи высокопоставленных сотрудников Волго-Вятского Сбербанка, однако, почему-то, без объяснения причин их отказалась подписывать председатель правления ВВ СБ РФ (напомним, после данного ей губернатору области обещания подписать согласованный документ).

«Поэтому заявления, что я отказываюсь гасить долги, как минимум, не соответствуют действительности и призваны лишь дискредитировать меня и моих бывших коллег. А вот ответ на вопрос, почему Сбербанку не нужны возвращенные кредиты, а нужно уголовное дело на Городнова А.Г., возможно, лежит совсем в другой плоскости. Не исключено, что моя персона просто кому-то мешает», - предполагает нижегородский бизнесмен.

Подозрения Сбербанка в том, что должник, не желая возвращать кредит, даже прибег к «серой» схеме вывода наиболее ценных активов с последующей ликвидацией общества, по словам Городнова, также не имеют под собой оснований. Он настаивает, что все сделки с недвижимостью осуществлялись публично для получения денег в целях оплаты кредитов и услуг поставщиков. И Сбербанк об этом не просто знал – в распоряжении госбанка и следственных органов есть даже официальные предложения по продаже этой недвижимости госбанку, который почему-то от нее несколько раз отказался.

В письме Путину бизнесмен упоминает и о том, что в ходе общения сотрудники Сбербанка неоднократно намекали ему, что «конфликты в банке хорошо решаются с помощью «откатов» кому надо…», но у него не было ни доверия к этим людям, ни желания нарушать действующее законодательство. «Я совершенно убежден, что долги следует отдавать, и все мои партнеры, контрагенты и сотрудники могут подтвердить, что за почти 20 лет работы в бизнесе я и компания, которой я владел, никогда не оставались должны кому-либо, всегда находя возможность договориться, а неприкрытые угрозы мне и моим близким я основательно запомнил» - отмечает Андрей Городнов.

Нижегородский предприниматель, потерявший многолетний преуспевающий бизнес, теперь вынужден комментировать происходящее, не столько из-за давления Сбербанка и силовиков, сколько из-за вала лжи и провокаций в СМИ, инициированных (судя по однотипным текстам) тем же Сбербанком. Видимо, потерпев сокрушительное поражение в арбитражных судах со счетом 52:0, Сбербанк решил оказать психологическое давление и на правоохранительные органы, и на широкую общественность.

Похоже, топ-менеджеры Сбербанка решили добиться расправы любой ценой. Ведь, действительно, не очень понятна их цель в этой истории, которую бизнесмен называет смахивающей на агонию, а не на профессиональные действия управленцев с навыками стратегического мышления.

Тем не менее, Городнов утверждает, что не намерен ни «откатывать», ни договариваться с коррупционерами и специалистами по «освоению» бюджетных денег, ни прогибаться под них и их сообщников. Он лишь надеется, что после его обращения к главе российского правительства к этому делу будет привлечено максимальное внимание, которое поможет восторжествовать закону, а не правовому беспределу. А в своей правоте и в том, что удастся в итоге отстоять свое доброе имя, предприниматель Андрей Городнов более чем уверен.