18+
  1. Не верь, не бойся, не проси. Законы тольяттинских

Не верь, не бойся, не проси. Законы тольяттинских

Не верь, не бойся, не проси. Законы тольяттинских
Если «кидать» тех, кто тебе доверяет – друзей, партнеров и инвесторов, не надо удивляться, когда те, кому ты доверял, тебя тоже «кинут». «Как аукнется, так и откликнется» - этой мудрости много веков. Так русская пословица кратко формулирует явление, известное как «закон бумеранга».

А современная действительность предлагает множество ярких иллюстраций этого правила. Одна из них – история «Тольяттиазота».

Часть первая: удачная охота

Тольяттиазот – одно из крупнейших химических предприятий мира, производящее аммиак, карбамид, метанол и другую продукцию. Завод строился уже на излете СССР, совместно с американцами и для американского рынка. Соответственно, предприятие было по тем временам самым технологически передовым и самым масштабным. Да и сегодня его производственная мощь впечатляет.

Как только предприятие заработало, кресло его руководителя занял Владимир Махлай. Было это в 1985 году, как раз начиналась перестройка. Новый директор сразу, что называется, «просёк фишку». В учителя он взял местного предпринимателя, создателя одного из первых в городе кооперативов – Евгения Седыкина. Забегая вперед, скажем, что ученик превзошел учителя – и не просто превзошел, а еще и «кинул».

Глава советского завода оказался настолько смышлёным, что очень быстро организовал продажу продукции своего предприятия не напрямую потребителям, а через посреднические фирмы. И при этом в совете директоров этих фирм-посредников с самого начала значились он сам и его жена, а попозже – и двое его сыновей.

Бойкому директору очень на руку пришлась и начавшаяся вскоре приватизация. Махлай воспользовался первой же возможностью, чтобы захватить лакомый кусок: в конце 1992 года 20% акций ТоАЗа перешли в его руки. Этот пакет, в совокупности с административными и рычагами, остающимися в руках Махлая, по существу, оставлял весь Тольяттиазот в его распоряжении.

Но фактически захваченное право личной собственности очень хотелось узаконить.

В мае 1994 г. на инвестиционные торги был выставлен 20-процентный пакет акций ТоАЗа, ранее переданный в собственность областному фонду имущества на 3 года. По условиям торгов будущие акционеры должны были в срок до 1996 г. включительно реализовать две инвестиционные программы на общую сумму около 45 млн долларов. Поэтому пакет был разбит на две равные части – по 10 процентов.

В конкурсе в числе прочих принимали участие две малоизвестные фирмы модной в то время формы – два совместных предприятия – российско-швейцарское СП «ТАФКО» и СРВП (Совместное российско-венгерское предприятие) «Евротоаз». Что интересно, обе «совмещались» с «Тольяттиазотом». Первое – на 70% принадлежало «ТоАЗу», второе – на 40%. Остальными 60% СРВП «Евротоаз» владел Александр Ровт.

Те 10% ТоАЗа, которые отошли поначалу российско-швейцарской «ТАФКО», моментально оказались у трех чисто швейцарских компаний, в совете директоров которых по странной случайности заседали сыновья Махлая: сначала старший, Андрей, а потом и младший, Сергей.

В результате этих манипуляций к концу 2000 г. структура акционерного капитала ОАО «Тольяттиазот» выглядела следующим образом: Chimrost AG -5,6%, Nitrochem Distribution AG — 18,3%, Project planning & finance management AG -19,99%, Tech-Lord $A — 19,99%, Владимир Махлай – 11,78%. Остальные акции — у трудового коллектива. Nitrochem Distribution AG — крупнейшая сбытовая структура ТоАЗа. Да и во всех остальных упомянутых фирмах фигурируют зачастую одни и те же люди, больше того – люди с одной и той же фамилией: Махлай (только имена меняются). Так что общая доля Махлаев в ТоАЗе превышала 75%.

А куда же делся второй победитель инвестиционного конкурса – СРВП «Евротоаз» во главе с Алексом Ровтом, недавно также получивший 10% акций завода? Тут всё сложнее. Эта компания выполнила инвестиционную программу в положенный срок, затем в 1995 году была ликвидирована, и права собственности на ее долю «ТоАЗа» перешли к созданной ирландской «Eurotoaz Limited». С помощью этой компании «ТоАЗ» продавал свою продукцию на американском рынке, а самому Махлаю ее владельцы, и прежде всего Александр Ровт, помогали освоиться в США. Махлай освоился быстро – и, прикупив два этажа в нью-йоркском небоскребе, просто выкинул «Eurotoaz Limited» из реестра акционеров. Ни с какими чужими людьми он больше делиться не хотел. Кроме того, Махлаю стало ясно, что Ровт может в будущем составить ему серьезную конкуренцию в борьбе за полный контроль над «ТоАзом» - на рынке еще оставалось много свободных акций, скупкой которых, по мнению Махлая, мог заняться американский предприниматель с целью увеличения своего пакета.

Часть вторая: бумеранг возвращается

Как можно избавиться от акционера? Очень просто – если регистратор и эмитент друг другу не чужие. Мудрый управленец Махлай так и сделал: реестр акционеров «ТоАЗа» ведет – не поверите – директор ТоАЗа – Евгений Королев, который успешно совмещает работу на «Тольяттиазоте» с постами сначала председателя АОЗТ «ФИК «ТоАЗ-Инвест», а затем и главы ЗАО «Центральный объединенный регистратор» - организаций, являвшихся в тот период времени реестродержателями ТоАза. Сам же «ТоАЗ» уже много лет не раскрывает своих владельцев. Так вот, по указанию Махлая, являвшегося в то время основным владельцем и президентом ТоАЗа, Королев вычеркнул компанию «Eurotoaz Limited» из реестра акционеров ТоАЗа, вставил вместо нее ликвидированную годом раньше советско-венгерскую компанию СРВП «Евротоаз».

В результате, в течение многих лет компания «Eurotoaz Limited» бьется за восстановление своих прав как акционера общества, периодически обращаясь то в правоохранительные, то в судебный органы.

У Махлая и Королева была еще одна весомая причина избавиться от «Eurotoaz Limited» как акционера ТоАза. Поместив вместо нее в реестр акционеров «мертвую душу» - ликвидированную годом ранее СРВП «Евротоаз», они получили на многие годы вперед возможность пользоваться в своих личных целях дивидендами, которые ежегодно начислялись на принадлежавший Рофту пакет акций.

Только за последние 6 лет «Eurotoaz Limited» неполучила от ТоАЗа более 350 миллионов рублей, благополучно потраченных (а может быть, и присвоенных) Махлаем и Королевым. Что тут сказать? Налицо факт крупного мошенничества. Только в начале 2012 года у «Eurotoaz Limited» появилась надежна на восстановление справедливости: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа удовлетворил иск о восстановлении компании в реестре акционеров. Конечно, на этом история не закончилась: нанятые Королевым адвокаты тут же кинулись оспаривать судебный акт.

Методы работы Махлая оспариваются в суде еще с тех же 1990-х. Поставки продукции по заниженной цене, неуплата налогов в размере сотен миллионов рублей – эти действия квалифицировались как минимум как мошенничество. Против Махлая было возбуждено уголовное дело. В итоге пришлось главе тольяттинского завода перебраться сначала в Швейцарию, потом в Лондон. В декабре 2005 года Владимира Махлая объявили в международный розыск по линии Интерпола.

И в Британии Махлай продолжал битву за свою собственность. Компания судилась и с налоговыми службами, предъявлявшими уже миллиардные претензии, и с миноритариями, заявлявшими о своих правах. Дела «ТоАЗа» несколько раз рассматривал Высший арбитражный суд. Но, как известно, «с Лондону выдачи нет»…

В результате изменений в российском законодательстве случилось так, что в 2010 году Махлай даже оказался чист перед законом – все обвинения против него были сняты. Однако буквально через неделю на завод пришли новые запросы правоохранительных органов – теперь от ТоАЗа ждут сведений о работе предприятия в 2006–2009 годах. Предприятию предъявлены налоговые претензии на несколько миллиардов рублей. Теперь уже под ударом может оказаться и Королев – в эти годы он возглавлял управляющую компанию, руководившую деятельностью завода.

Взбодрился и бывший партнер Махлая – владелец «Eurotoaz Limited». Алекс Ровт всё-таки надеется, что принадлежавшие ему акции будут возвращены, а мошенничество будет наказано. В 2010-м ирландская «Eurotoaz Limited» подала иск в Самарский арбитражный суд с требованием восстановить ее в реестре акционеров. Первый суд принял сторону истца, открыв тем самым цепочку апелляций. Оно и понятно: теперь оборону держит Королев, который не хочет сдаваться, хотя тремя дополнительными эмиссиями пакет Ровта уже «располовинился», превратившись из 10% в 4,4%. Для Королева эта тема очень важная, ведь в случае признания правоты ирландской компании,у правоохранительных органов возникнет к нему множество вопросов – он был реальным исполнителе в махинациях с акциями «Eurotoaz Limited».

Казалось бы, всё повторяется. Всё, да не всё – теперь бумеранг летит прямиком в Махлая. Евгений Королев, оставленный бежавшим собственником «на хозяйстве», сейчас, как некогда и сам Махлай, успешно «отжимает» бизнес у своего наставника и партнера. Пока Владимир Махлай пытается «рулить» тольяттинским гигантом из Лондона, Андрей Махлай в Швейцарии контролирует реализацию торговых контрактов «Тольяттиазота», а Сергей Махлай в Северной Калифорнии ведет учет американских клиентов «ТоАЗа», Евгений Королев в России получат практически всю прибыль от завода.

Предприятие теперь фактически контролируется Королевым – и, конечно, в свою пользу. «ТоАЗ» по-прежнему, как и при Махлае, продает свою продукцию по цене примерно вдвое ниже рыночной, чуть ли не в убыток. Поэтому какие уж тут налоги! А в Швейцарии «ТоАЗ» платит лишь 2% налога на прибыль, зато уже оттуда продукция завода продается по всему миру по рыночной цене. А прибыль через цепочку офшоров получает… Раньше это был Махлай. А теперь – его бывшее «доверенное лицо», Евгений Королев. И теперь уже Королев решает, сколько получит Махлай. И получит ли вообще.

Когда-то Махлай, видимо, считал себя необыкновенно умным и, как теперь говорят, «эффективным менеджером». Но, как оказалось, есть и поумнее. Украсть у государства в момент смены экономической формации – это несложно. А вот украсть у вора – посложнее будет. Но Королев, опять же как и Махлай в свое время, «превзошел своего учителя», оставив пожилого человека беспомощно наблюдать из далекого Лондона, как постепенно выходит из-под его контроля Совет директоров предприятия, как основателя азотной империи фактически лишают права голоса, не оставив даже декоративной должности... Наблюдать молча – потому что скажи Махлай лишнее слово, и неизвестно что будет и с его сыновьями, и с ним самим. Ведь сам же Махлай учил Королева «укорачивать» списки акционеров. Да и сам Королев может при случае рассказать об успехах своего босса такое, что и лондонские законники не спасут. Но пока что Королев предпочитает поддерживать хоть и шаткий, но мир – ведь будет Махлай тонуть – прихватит за собой и Королева, тут уж сомневаться не приходится.

Сколько еще фактов мошенничества с реестром акционеров ТоАза всплывет, когда он станет доступен другим акционерам?