18+
  1. Семейные тайны сенатора Слуцкера

Семейные тайны сенатора Слуцкера

Скандал в «благородном семействе» члена Совета Федерации от Чувашии Владимира Слуцкера все-таки стал достоянием общественности, несмотря на все попытки сенатора скрыть правду о том, как он поступил со своей супругой Ольгой, с которой прожил 16 лет, и которая родила ему двоих детей.

Конечно, богатые тоже плачут, и для кого-то, возможно, история бизнес-леди Ольги Слуцкер покажется пустяком – мол, нам бы ваши проблемы с такими-то деньжищами! Однако, дело вовсе не в ней, точнее, не только в ней, но и в ее детях, а самое главное – в ее муже, которому государство доверило, ни много, ни мало, законотворческую деятельность. Мы живем по тем правилам, которые устанавливают слуцкеры. Так почему же нам нельзя знать, что они сами из себя представляют?

А вот что. Как рассказала Ольга Слуцкер в интервью «КП», ее супруг, решивший с ней развестись, не только подал соответствующий иск в суд, но и спрятал от нее детей - 10-летнего Мишу и 5-летнюю Аню. А также закрыл перед ней ворота дома, где они жили. «Потом передо мной был поставлен выбор: оставляешь детей, уходишь из дома - и тогда я тебя не трону, - рассказывает Ольга. - Работай, занимайся своим делом. А если не согласна... увидишь, что будет. Детей ты все равно не получишь никогда. 3 июня охрана просто не пустила меня в мой дом, к моим детям, и с тех пор ни мне, ни моим родителям не дают общаться с ними».

Закон в этом случае однозначен. Как прокомментировал «Веку» ситуацию адвокат Эдуард Панков, в этом случае речь идет о нарушении прав, как детей, так и их матери. «По Семейному кодексу, ребенок имеет право на общение с обоими родителями. Расторжение брака между ними, признание его недействительным или раздельное проживание родителей никак не влияют на права ребенка», - говорит юрист. А если заглянуть в комментарии к Семейному кодексу, то можно увидеть, что «установление факта осуществления родительских прав в ущерб правам и интересам детей может… повлечь... лишение родительских прав» и даже «привлечение к административной или уголовной ответственности». Неужели сенатор Слуцкер этого не знает? Знает, конечно, но, по-видимому, не считает это проблемой. «Милиционеры попытались разобраться и помочь мне, - продолжает Ольга Слуцкер. - Но Владимир сказал, что он член Совета Федерации, у него депутатская неприкосновенность, своих охранников представил как госохрану, а дом - как место проживания лица, обладающего все той же неприкосновенностью. А потом он просто уехал. И мы с офицером милиции остались вдвоем перед закрытыми воротами, за которыми находились мои дети 5 и 10 лет».

На официальный запрос «Века» о том, действительно ли Владимир Слуцкер не пускает свою супругу в дом, нарушая Семейный кодекс, права детей и жены, пресс-служба сенатора ответила: «Каждый имеет право на личную и семейную тайну. Именно поэтому мы принципиально не комментируем развод Владимира и Ольги Слуцкер». Похоже, право на «семейную тайну», подкрепленное депутатской неприкосновенностью, позволяет действительно творить чудеса. Поступать с собственной семьей, как с бесправным гаремом. Впрочем, не только с семьей, о чем мы расскажем ниже. Однако, творить темные дела гораздо комфортней под строгим секретом, без лишних ушей, и тут возникает проблема: СМИ. Конечно, их можно подкупить, но продаются, к счастью, не все. Что же делать с теми, кто не продается?

Вот как решает подобные проблемы Слуцкер. В 2005 году у своего дома был расстрелян бывший начальник УФСБ по Москве и Московской области генерал-полковник Анатолий Трофимов. В то время он работал советником по безопасности в корпорации «Группа Финвест», основанной Владимиром Слуцкером и его партнером Амбарцумом Сафаряном. А незадолго до этого в офисе на Гоголевском бульваре над кабинетом Слуцкера охрана обнаружила самодельное взрывное устройство. Сенатор сделал заявление: покушение на его жизнь готовил Сафарян. Но охранник Слуцкера утверждал, что «жертва покушения» сама организовала закладку взрывчатки над своим кабинетом, чтобы отправить партнера в тюрьму. Сенатор обратился к влиятельным друзьям в Генпрокуратуре и дело замяли. Одним из тех, кто очень быстро раскусил провокацию с закладкой взрывчатки, и был генерал-полковник Трофимов. Есть и другие версии причин его гибели, однако, Владимир Слуцкер так или иначе фигурирует в каждой из них. Так вот, по информации агентства www.peoples.ru, «в ноябре 2006 года дело об убийстве А.Трофимова было закрыто. С помощью правоохранительных органов (Слуцкер) добивается, чтобы упоминания о том, что он был в числе подозреваемых по этому делу, были убраны с интернет-сайтов и удалены из поисковых систем».

Вообще, с Интернетом у сенатора давние счеты. Среди его законодательных инициатив, которые он вносил на рассмотрение Совета Федерации, можно обнаружить введение норм, позволяющих цензурировать Всемирную паутину. Еще бы, ведь именно благодаря Интернету общественность узнала о многих тайнах Владимира Иосифовича. В их числе, например, судьба другого бизнес-партнера Слуцкера, Алексея Козлова, которого посадили на 8 лет за мошенничество. На суде бизнесмен заявил, что его сфабрикованное дело инициировал Владимир Слуцкер, с которым они до этого поссорились. Супруга Козлова, известная журналистка Ольга Романова, была более прямолинейна, сказав о Слуцкере так: «Заказчик дела против моего мужа - член Совета Федерации с неприкосновенностью - открыто сказал мне, что он «простимулировал» судью и что «за ним присматривают» представляющие его адвокаты».

Ну, а когда Госдума отклонила законопроект сенатора о введении в Интернете цензуры, Слуцкер быстро перестроился и научился использовать Сеть в своих интересах. Через два месяца после подачи заявления о разводе сразу на нескольких новостных ресурсах, день в день, появилась пикантная история о том, что, оказывается, Ольга Слуцкер изменяла сенатору. Мол, однажды он вернулся из отпуска домой и застал в спальне супругу в объятиях актера Евгения Миронова! Особого продолжения этот бред не получил, однако, родил вопрос: кому и зачем это было нужно? Возможно, ответ можно найти в тех же комментариях к Семейному кодексу. «Судебная практика свидетельствует о том, что по результатам рассмотрения споров о месте жительства детей они в большинстве случаев (по некоторым сведениям - до девяноста процентов) передаются на воспитание матери и проживают с ней. Причем подобные решения основаны не на приоритете права матери на воспитание детей, а на убеждении суда, что в том или ином конкретном случае (особенно если ребенок малолетний) мать сможет лучше, чем отец, выполнять обязанности по воспитанию ребенка».

Сможет ли судья быть в этом убежденным после того, как прочтет историю об измене супруги? Трюк, конечно, довольно грубый, однако, если верить Ольге Слуцкер, ее муж не отличается излишней деликатностью. Да и зачем она ему, если у него есть депутатская неприкосновенность, подкрепленная «правом на семейную тайну»?

Последние новости