18+
  1. Семья Ковальчуков доит российский космос

Семья Ковальчуков доит российский космос

Семья Ковальчуков доит российский космос
Председатель совета директоров финансируемой из бюджета РКК "Энергия" наделал частных долгов на $1 млрд. Публикуем первую часть масштабного расследования нашего специального корреспондента Марата Хайруллина, посвященного главному предприятию российской космической отрасли - РКК «Энергия».

Молчаливое презрение 

2011 год - особый год для главного космического предприятия страны, РКК «Энергия». Сплошные юбилеи. В августе исполнилось 65 лет со дня основания «Энергии». Кроме того, 50 лет со дня первого полета человека в космос - Юрия Гагарина на орбиту тоже отправила легендарная корпорация. На сегодняшний день РКК аккумулирует около трети всего бюджета Роскосмоса и является головным исполнителем по основным направлениям развития российской космической программы. Это фактически единственное в нашей стране предприятие с полным технологическим циклом - от разработки до производства всех видов космической техники. В частности, «Энергия» - головной производитель ракет «Союз» и «Прогресс», а также основной подрядчик по программе российского сегмента Международной космической станции. 

Но вместо наград и торжественных празднований последовала череда провалов и громких отставок. А под занавес прошлого года, 22 декабря, произошло совсем уж знаковое событие - очередные выборы академиков РАН, на которых Виталий Лопота, президент Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени Сергея Павловича Королева, получил все черные шары. Для Виталия Александровича, который являлся с 1997 года членкором РАН, избрание в академики означало бы успешное завершение личной пятилетки в качестве руководителя легендарного предприятия. Но корзина, где не было ни одного белого шара, выглядела как приговор. И нужно сказать, что с Лопотой академики обошлись еще достаточно мягко. Потому что председателя совета директоров «Энергии», человека очень близкого к власти, Михаила Ковальчука, вообще не допустили к голосованию. В год, наполненный юбилеями, это настоящий позор. Почему же академики, которых даже Сталин не мог заставить «правильно» голосовать, так сурово обошлись с руководителями ведущего космического актива страны? 

Финансовая загадка 

Нужно сказать, что главной загадкой РКК «Энергия» являются ее финансы. «Энергия» более чем на 80 процентов финансируется из бюджета через Роскосмос. На начало 2007 года, когда новым гендиректором стал Виталий Лопота, кредиторская задолженность предприятия составляла около 8 миллиардов рублей. Избрание Лопоты объяснялось именно необходимостью финансового оздоровления предприятия. Считалось, что он больше менеджер, чем ученый-инженер. И при вступлении в должность Лопота публично обещал снизить сумму задолженности. Но менее чем через пять лет, на август 2011 года, «Энергия» уже должна была более 30 миллиардов рублей. При этом в прямую заслугу Виталию Александровичу ставили выход акций «Энергии» на биржу: но только за первую половину юбилейного 2011 года капитализация корпорации упала в два раза, с 12 до 6 миллиардов рублей. То есть, даже зная только это, можно сказать, что «Энергия» находится в катастрофическом финансовом положении. 

Но самая большая загадка - на что расходуются эти привлеченные средства. В 2007 году на стапелях Завода экспериментального машиностроения (ЗЭМ) РКК «Энергия» находилось 23 «Союза» и «Протона». В 2011-м - 27. При этом за пять лет произошло свертывание общего объема работ корпорации почти в 2 раза, особенно в области научно-технических разработок. На сегодняшний день закрыты программы «Клипер» и «Русь» (частично многоразовый космический корабль). После производства и запуска спутников «Ямал» «Энергия» не произвела ни одного нового космического аппарата, то есть корпорация полностью ушла с самого капиталоемкого сегмента космического рынка. Кроме того, сорваны сроки выполнения программы по оснащению российского сегмента Международной космической станции - вместо пяти модулей сделано всего два. 

Даже если не учитывать свертывания этих программ исходя из общего финансирования производства «Союзов» и «Протонов», задолженность должна была вырасти максимум на 2 миллиарда рублей с учетом инфляции. Ну пусть на три, с учетом аппетитов контрагентов, но откуда же взялась цифра 30 миллиардов? 

Ответ, видимо, кроется в словах руководителя Счетной палаты РФ Сергея Степашина, что хищения бюджетных средств в космической отрасли исчисляются сотнями миллиардов рублей. Он сказал это после крушения «Протона» со спутниками ГЛОНАСС на борту. Сегодня, насколько известно, еще продолжается масштабная проверка счетной палатой основных предприятий отрасли, включая «Энергию». Но известно, что еще в 2007 году проверкой той же Счетной палаты были выявлены нарушения в схеме финансирования РКК «Энергия» со стороны Роскосмоса. В чем они заключались, рассказывает бывший сотрудник РКК «Энергия» Борис Левин: 

- Самый глупый вопрос - зачем вообще брать кредиты, если «Энергия» полностью финансируется государством? Обычно предприятие получает треть суммы для начала производства, а дальше финансирование идет по графику - выполнил часть работ, сдал, оплатили. Так, например, финансируются оборонные предприятия. Но в случае «Энергии» дело обстоит иначе - корпорация берет сначала кредит, а потом закрывает его бюджетными средствами. Хитрость состоит в том, что берут они кредиты только в тех банках, на которые укажет Роскосмос, и соответственно под более высокие проценты. 

Эту информацию подтверждает скандал, разгоревшийся в 2005 году, когда выяснилось, что «Энергия» брала кредиты по завышенным ставкам в банках, где вице-президентом работал [Игорь Перминов] сын тогдашнего руководителя Роскосмоса А. Перминова. Из скандала сделали выводы: корпорация «Энергия» в нарушение закона полностью засекретила информацию о структуре своей кредиторской задолженности. В отчетах РКК лишь указывается, что основной кредитор корпорации - Роскосмос. Вот так, ни больше ни меньше. Мало того что Роскосмос не является кредитной организацией и не имеет права давать деньги в долг, так он еще отпускает под проценты бюджетные средства. Молодцы ребята - хорошо устроились. 

Сколько стоит такая финансовая схема, следует из отчета независимой аудиторской фирмы, проводившей исследования эффективности управления РКК в 2011 году. Деталей там не раскрывается, но одна цифра очень показательна - на обслуживание кредиторской задолженности и услуг контрагентов в 2010 году у корпорации уходило до трети оборотных средств. То есть получается, что из 30 миллиардов кредиторской задолженности РКК 10 миллиардов - это чистая прибыль банков и посредников. Великолепный бизнес, тем более что в данном случае они ничем не рисковали - деньги-то бюджетные. 

Иными словами, если смотреть динамику роста долгов предприятия, то можно сказать, что руководители отрасли прекрасно знали что делают - они строили беспроигрышную финансовую пирамиду. Сколько бы они ни попросили денег, сколько бы ни взяли в долг, государство в любом случае эту финансовую дыру закроет. Потому что, кроме «Энергии», у нас фактически ничего не осталось! 

Чтобы понимать всю опасность ситуации, нам надо знать, что основной производственный актив «Энергии» - Завод экспериментального машиностроения. И фактически, кроме ЗЭМа, у России ничего не осталось. Это последний рубеж обороны. Есть еще НПО Лавочкина и Хруничева, но там ситуация в разы хуже (поверьте пока на слово, в будущем мы обязательно посвятим специальные расследования этим предприятиям). И этот ЗЭМ, мало того что находится в катастрофическом состоянии как производственная площадка, так еще, судя по всему, уже давно не принадлежит России.