18+
  1. Смерть как прикрытие?

Смерть как прикрытие?

Смерть как прикрытие?
Международный резонанс вызвала смерть юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского, оказавшегося в тюрьме по обвинениям в корпоративных налоговых махинациях.

Пока следственный комитет при прокуратуре РФ проводит проверку обстоятельств смерти Сергея Магнитского, российские и зарубежные СМИ кричат о том, что «дело Эрмитажа» теперь удастся развалить. Как считает руководство инвестфонда, вся история о налогах сфабрикована российскими коррумпированными силовиками и чиновниками, жертвой которых и стал 37-летний юрист. Впрочем, как стало известно «Веку», многое теперь зависит от главы Hermitage Уильяма Браудера, если, конечно, он решит рискнуть и предстать перед российскими следователями.

О том, что подследственный Сергей Магнитский умер в «Матросской тишине» стало известно во вторник 17 ноября, а еще раньше его коллеги обвиняли власти в том, что юристу отказывали в необходимой медицинской помощи. Как сообщают адвокаты, до заключения он страдал серьезным заболеванием кишечно-желудочного тракта. Кроме того, Магнитский жаловался на нечеловеческие условия содержания в тюрьме, на отсутствие туалета, горячей воды и окон. Его защитники уверены, что причиной смерти юриста стал разрыв поджелудочной железы.

«Предварительная причина смерти - панкреонекроз, который вызвал острый токсикологический шок», - сообщил журналистам адвокат Сергея Магнитского Дмитрий Харитонов.

Как считает адвокат, в СИЗО его подзащитному практически не давали возможности лечиться. Дмитрий Харитонов также добавил, что «неоднократные просьбы, обращения, в том числе и к следователю, и обращения к Генеральному прокурору, начальнику следственного комитета о том, что его не обследуют в изоляторе, к сожалению, никакого результата не дали».

Дмитрий Харитонов заявляет, что не позволит спустить это дело на тормозах: «Независимо от медицинского диагноза, у меня нет сомнений в том, что смерть Сергея была вызвана абсолютным безразличием к судьбе тяжело больного человека, который неоднократно просил о помощи». Адвокат сообщил, что подал в СКП РФ заявление о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, которых считает виновными в смерти коллеги. В течение 10 дней там должны принять какое-либо решение. Обстоятельства смерти Сергея Магнитского также проверяет прокуратура Москвы и столичное управление Следственного комитета.

Как рассказала «Веку» начальник отдела по связям со СМИ СК при МВД РФ Ирина Дудукина, следствие по этому делу было завершено в октябре нынешнего года. Сергей Магнитский и его адвокаты знакомились с материалами уголовного дела, а уже к декабрю следователь надеялся направить дело в суд. Она также сообщила, что, по предварительным данным, юрист умер от острой сердечнососудистой недостаточности, и это стало неожиданностью для всех.

«В пятницу (13 ноября) Магнитский участвовал в заседании суда, где решался вопрос о продлении ареста. Никаких жалоб на здоровье с его стороны не было. Адвокаты обычно приводят множество доводов, чтобы изменить своему подзащитному меру пресечения, но доводов медицинского характера в данном случае не было приведено. Да, Магнитский жаловался на условия содержания, на то, что в камере грязно, душно. В понедельник он сказал следователю, что неважно себя чувствует, следователь повернулся и ушел. А во вторник мы получили акт о смерти, что стало полной неожиданностью. Ведь никаких документов о том, что он страдал какими-то серьезными заболеваниями, в его деле тоже нет», - говорит Ирина Дудукина.

Адвокаты Магнитского отмечают, что на протяжении года содержания под стражей следователь Сильченко отказывал ему в свиданиях с его матерью, женой и двумя маленькими детьми. Его переводили в различные СИЗО четыре раза, при этом каждый раз условия его содержания существенно ухудшались. По словам Дмитрия Харитонова, у его подзащитного сложилось мнение, что «его просто пытались сломать, чтобы получить нужные следствию показания». «Но Сергей был не робкого десятка. К тому же он юрист и к закону подходил очень щепетильно. Поэтому на каждое нарушение своих прав он подавал новую жалобу. К сожалению, ему это не помогло. После каждой новой жалобы его условия содержания только ухудшались», - говорит адвокат.

Напомним, что Сергей Магнитский (партнер аудиторской компании Firestone Duncan и юрист Hermitage) был помещен в тюрьму 11 месяцев назад. Его, а также главу фонда Уильяма Браудера обвиняли в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере, причем, Браудеру, который последний раз посещал Россию в 2005 году, обвинение было предъявлено заочно.

Недавно мировой общественности был представлен документальный фильм, где устами руководителя Hermitage изложена вся эта история. Сам Уильям Браудер говорит, что она «могла бы стать сюжетом для Кафки: где белое – это черное, а черное – это белое».

Он рассказывает свою версию того, как фонд Hermitage, инвестирующий в российские компании и выступающий за их чистоту и прозрачность, стал жертвой российских силовиков, помогающих преступникам. Браудер утверждает, что в России была совершена широкомасштабная коррупционная афера, в ходе которой созданные им в России дочерние компании были использованы посторонними лицами для мошеннического получения из государственной казны $230 млн. в качестве возвращенных налоговых отчислений.

Все началось, рассказывает Браудер, после того, как 4 июня 2007 года в московском филиале Hermitage появились силовики. Некто Артем Кузнецов, представившийся подполковником одного из управлений ГУВД Москвы, и сопровождавшие его 25 сотрудников правоохранительных органов изъяли из офиса компании многочисленные документы, серверы и компьютеры. В тот же день был проведен обыск в компании Firestone Duncan, клиентом которой был Hermitage. Оттуда забрали уставные документы российских компаний фонда, включая печати, налоговые свидетельства, учредительные документы, а также первичные финансовые документы. С их помощью были составлены фальшивые договоры.

Как заявляет Уильям Браудер, лица, которые затем перерегистрировали на себя три дочерние компании Hermitage, сфабриковали судебные иски, чтобы создать видимость убытков в период, когда ранее сообщалось о реальных доходах. Затем они подали обновленные налоговые декларации, требуя вернуть отчисления.

Как говорится в представленном фильме, сотрудникам налоговых инспекций №25 и №28 по г. Москва Ольге Цымай и Сергею Жемчужникову не понадобилось и дня для возврата налогов. Такая скорость, безусловно, удивительна, учитывая обычную российскую волокиту и сумму, о которой шла речь. Ведь таким образом из российского бюджета было похищено $230 млн. В результате, по словам Браудера, казначейство перевело деньги на счета банков с сомнительной репутацией - Универсального банка сбережений и Интеркоммерцбанка, через которые, видимо, велась их «отмывка».

Hermitage подал десятки жалоб в правоохранительные органы, но внимание на это обратили только в СКП РФ, который в ответ…обвинил сам инвестфонд в неуплате налогов. И именно Сергей Магнитский, показавший тогда в суде под присягой, что расследовал причастность властей к незаконному присвоению «дочек» Hermitage, был арестован через месяц. По версии следствия, Магнитский вместе с Браудером создали незаконную схему по уменьшению налогов, используя фиктивные договоры с ООО «Дальняя степь» и «Сатурн инвестментс», зарегистрированными в Республике Калмыкия и находившимися под управлением фонда Hermitage. «В этих компаниях, якобы, работали инвалиды, что позволяло получить 50-процентную льготу по уплате налогов», – отметили в Следственном комитете при МВД России. В результате в бюджет РФ не поступило более 500 млн. рублей.

Hermitage с самого начала отрицал обвинения и утверждал, что дело против него было сфабриковано. Представители фонда заявляли, что все инвалиды были приняты на работу законно, а обе компании неоднократно проходили выездные налоговые проверки. Да и Сергей Магнитский, по заявлению фонда, не принимал в деятельности этих компаний никакого участия, не говоря уже о том, что он в глаза не видел никаких налоговых документов. Юрист на самом деле защищал интересы Hermitage в борьбе с коррумпированными чиновниками, за что и пострадал. Управляющий партнер Firestone Duncan Джеймисон Файрстоун заявил Reuters, что его неожиданно скончавшийся в СИЗО коллега не виноват, а преследовали его лишь потому, что он помогал Hermitage, с которым правоохранительные органы «ведут войну».

Уильям Браудер, в свою очередь, заявил во вторник: «Я глубоко потрясен смертью Сергея Магнитского. Все, кто сталкивался с Сергеем, знали его как великолепного юриста, достойного человека и хорошего отца. Он был заложником той же криминальной группы, и он умер у них в плену... Сергей был смелым и невиновным человеком, который противостоял злу и заплатил за это своей жизнью».

По мнению многих наблюдателей, «дело Hermitage», вероятней всего, кому-то удалось развалить в тюрьме. Весьма подозрительна смерть Сергея Магнитского, если предположить, что в деле действительно замешаны российские силовики, чиновники, а также вспомнить о размере суммы, предположительно украденной из бюджета страны.

Как сообщили «Веку» в СК при МВД РФ, «дело в отношении Сергея Магнитского будет прекращено в связи со смертью подозреваемого». «Но просто так мы это дело не оставим – есть ведь и второй участник. И если господин Браудер выразит желание приехать и пообщаться со следователем, дело будет продолжено. Согласно же общей практике в подобных случаях дело приостанавливают за розыском», - добавили в Следственном комитете. Впрочем, Ирина Дудукина подтвердила, что сегодня ни одно государство своих граждан не выдает. Могут, правда, попросить прислать материалы уголовного дела и рассматривать их на своей территории.

Произошедшая трагедия действительно вряд ли поможет аресту господина Браудера в другой стране с последующей экстрадицией его в Россию. Тем более, если он, как предполагают многие, находится в Лондоне, который и российских то бизнесменов Москве не выдает. Учитывая же, что первый подозреваемый по этому делу уже не вынес заключения во время предварительного следствия, господин Браудер должен быть или сумасшедшим или до неприличия самоотверженным, чтобы явиться в Россию. А, может, дело то и вовсе не в главе инвестфонда? Срок давности по подобным преступлениям истекает через шесть лет после приостановления дела. Пока над вторым подследственным висит «дамоклов меч» российского правосудия, ему будет весьма затруднительно отстаивать свою позицию. А там все спишется, забудется и порастет быльем…