18+
  1. Собянин пройдется по исторической Москве градостроительной метлой

Собянин пройдется по исторической Москве градостроительной метлой

Собянин пройдется по исторической Москве градостроительной метлой
Пятилетие пребывания Сергея Собянина на посту мэра Москвы ознаменовано ликвидацией комиссии, охранявшей историко-архитектурный облик столицы. Теперь у Сергея Семеновича руки развязаны, - поступать с градостроительным наследием Москвы отныне можно будет по усмотрению московских чиновников.

Еженедельник «Совершенно секретно» продолжает подводить итоги пяти лет работы Сергея Собянина на посту столичного градоначальника. Пришло время поговорить о том, как деятельность нынешнего московского мэра отразилась на городской среде. Но вначале, в продолжение темы, затронутой в предыдущей статье, хотелось бы поделиться печальной новостью. Напомним, мы говорили о разрушении исторического облика Москвы. Так вот – теперь рухнула последняя преграда на пути сноса исторической застройки. Прокуратура совместно с мэрией Москвы вынесли представление о ликвидации Комиссии при правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия (так называемой сносной комиссии).

Комиссия, в состав которой вошли эксперты, органы исполнительной власти и несколько представителей градозащитных организаций, включая активистов движений «Архнадзор» и ВООПИиК, была пусть не слишком прочным, но все же барьером. Во всяком случае, именно благодаря ей жители хотя бы могли заранее узнать о планах мэрии снести очередной памятник истории и попытаться воспротивиться этому. Теперь комиссию ликвидируют – якобы по многочисленным «просьбам трудящихся» – предпринимателей (читай – любимых мэрией застройщиков, о которых мы еще расскажем).

А еще, как следует из обращения к мэру его зама по строительству Марата Хуснуллина, «в связи с несоответствием гражданскому законодательству и законодательству об объектах культурного наследия». Разумеется, никакого органа, «соответствующего законодательству», вместо «негодной» «сносной комиссии» даже не предлагается.

О том, что предлагает строить собянинская команда вместо старинных особняков, мы расскажем в следующей статье. А пока: что же было посажено на месте спиленных вековых лип и поставлено на расчищенных от автомобилей пешеходных зонах?

В гробу видали

В совсем недалеком прошлом Москва была очень зеленым городом, напоминает блогер Илья Варламов. Озеленение даже закладывалось в проект строительства – к примеру, гостиницы «Москва» или здания нынешней Госдумы. Причем сохранились фотографии, на которых видно, что высаживались не чахлые саженцы, которым еще лет десять расти до момента, когда они станут похожими на деревья, а 20–30-летние крупномеры. Поэтому пешеходы могли гулять по центру в приятной тени, а выхлопы от машин не портили ни облик зданий, ни здоровья пешеходов, хотя качество бензина тогда было не в пример хуже.

Но если закупать саженцы по 8 миллионов рублей, как это было при озеленении Тверской (см. предыдущую статью), то на крупномеры, конечно же, никаких денег не хватит. К тому же сажать их должны, по мнению горожан, не «косорукие» гастарбайтеры, «набранные по объявлению», а садовники-профессионалы. Раньше в Москве это была очень востребованная профессия. Сегодня озеленитель – это вчерашний декханин, в лучшем случае имевший дело с хлопковой плантацией или бахчой. Ни о каком дренаже, необходимом для столичных почв, он просто не знает. Диаметр приствольного круга меряет «на глазок». Полив? Нет, не слышали. Да и зачем – дождь же был…

А между тем для того, чтобы очистить воздух в объеме, необходимом для дыхания одного человека, нужно одно взрослое дерево. Заменяя огромные старые деревья прутиками 3–5-летних саженцев, собянинские «озеленители» практически перекрывают москвичам кислород.

«Но за большими деревьями не будет видно названий дорогих бутиков», – иронизирует Илья Варламов. А также новомодных скамеек, добавлю от себя я. Эти скамейки, появившиеся на отнятых у автомобильных дорог площадях, уже стали у москвичей поводом для грустных шуток. К примеру, в районе Спиридоновки скамейки, выполненные из черного камня с непонятными углублениями рядом с сиденьем, уже прозвали «гробиками». Надо признать – весьма похоже.

Скамейки, поставленные на разделительной полосе Ленинградского проспекта, вызывают еще больше возмущения. Не столько своим видом, сколько местом расположения – вместо нормального отбойника между встречными полосами втиснули газон, скамейки и велодорожку. Отняв, как это уже водится, полосы у водителей. Теперь все красиво: проезжающее мимо начальство может видеть, как мэр заботится о москвичах. Правда, неблагодарные москвичи почему-то в это «чудо паркового искусства» не спешат.

Может, потому, что сидеть на скамейке или кататься на велосипеде посреди плотного потока автомобилей не очень приятно и совсем даже не полезно? А может, потому, что любой, кто появится здесь, рискует в случае ДТП стать тем самым отбойником для машины, который здесь должен быть по правилам безопасности? Впрочем, когда из-за суженного дорожного полотна автомобилисты застрянут в безнадежной многочасовой пробке, они могут воспользоваться скамейками, чтобы посидеть в ожидании ее окончания. Или найти где-то велосипед, чтобы доехать на нем до места назначения…

С велодорожками вообще регулярно происходят скандалы. Мало того что климат столицы не очень подходит для круглогодичного катания: что делать с велодорожками зимой, складывать на них сугробы? Само их расположение показывает, что даже фанатам велосипедов до них неудобно добираться и на них некомфортно, а то и просто опасно кататься.

К примеру, широко распиаренную велодорожку на Бульварном кольце первый зампред Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству, руководитель партии «Автомобильная Россия» Вячеслав Лысаков назвал «верхом безумия». Кроме того что по дорожке проезжает «три-четыре человека в час», а машины вынуждены парковаться посреди улицы, – дверь, открываемая пассажиром автомобиля, может стать внезапным барьером на пути велосипедиста.

«Либо велосипедист снесет эту дверь, либо дверь снесет этого велосипедиста», – пояснил Лысаков. Кроме того, велодорожка прерывается многочисленными переходами и поворотами автомобилей вправо. «У меня вывод один – это все сделано не на благо велосипедистов, а для создания проблем автомобилистам», – заключил депутат.

Таких странных пространств, заполненных бессмысленными скамейками, непривычными для московского климата «озеленительными» контейнерами, вымирающим рулонным газоном, неудобными велополосами и вездесущей плиткой, в Москве становится все больше. Предназначение их, как видится, только одно – «сделать красиво» для мимолетного взгляда начальства. А что в результате происходит с настоящим зеленым богатством Москвы?

Покорители природы

О том, чем закончится благоустройство Москвы «по-собянински», можно было догадаться еще в тот момент, когда новый мэр возвысил до руководства культурной жизнью столицы бывшего главу ЦПКиО им. Горького Сергея Капкова.

К слову, Капков раньше руководил Национальной академией футбола, созданной Романом Абрамовичем, через которую распределялись финансовые потоки для покупки футболистов, приглашения тренеров (в частности, через него получал очень впечатляющую зарплату бывший тренер сборной России Гус Хиддинк) и т. п. Это для тех, кто до сих пор воспринимает г-на Капкова как исключительно возвышенного любителя современного искусства. Сергей Капков – вполне встроенный в нынешнюю структуру околовластных контор человек, не понаслышке знающий, как распоряжаться значительными финансовыми потоками.

Но вернемся к Парку Горького. Подзапущенный в предыдущие годы парк действительно нуждался в обновлении. Прежде всего, в создании в нем зон для различных категорий отдыхающих: шумные аттракционы для детей и молодежи, тихие уголки для романтиков, удобные места отдыха для пенсионеров и тому подобное. С криками и скандалами команда Капкова удалила из парка все аттракционы. Что в результате?

Однажды автор решил побывать в «обновленном Парке Горького». Выяснилось, что попасть в него в выходные достаточно проблематично. Мне пришлось простоять два часа, так как парковка у парка крохотная и приходится долго ждать, пока освободится место. В самом парке, у меня сложилось впечателение, ни детям, ни старикам не место. Там, где раньше стояли аттракционы, сегодня – прокаты велосипедов и кафе с однообразным набором фастфуда. Нормально поесть при этом совершенно негде – даже прежние шашлычные были в этом отношении как-то питательнее.

Взяв напрокат велосипед – за немаленькую, кстати, сумму, – ездить на нем лучше не на велодорожке, а где-нибудь подальше, в дебрях Нескучного сада. Потому что велодорожку умудрились построить так, что гуляющим вдоль набережной Москвы-реки горожанам некуда деваться, кроме как гулять по ней. А самое смешное – в обновленном парке просто… нечего делать! Детям – скучно, старикам – неудобно, собственно, весь парк – это теперь огромное пространство для «хипстерской тусовки». Всем остальным просьба не беспокоиться.

Вслед за Парком Горького пришла очередь и других столичных парков. Везде одно и то же: плитка и газон вместо деревьев, масса бесполезных «красивостей», никаких удобств для тех, кому прежде всего нужны парки, – детей и стариков. Зато масса коммерческих заведений, призванных выжать деньги из посетителей.

Взять, к примеру, Воробьёвы горы. В «нулевых» годах их экологический статус был действительно высок: например, там запрещалось проводить велогонки, чтобы не навредить эндемичным растениям и насекомым, напоминает блогер Артём Ачкасов. Теперь же Воробьёвы горы – это вечная стройка с плиточными дорогами, ведущими в никуда, разбитыми тяжелой строительной техникой старыми парковыми дорожками и гастарбайтерами вместо детишек в здании детской школы сноуборда.

Природоохранное законодательство? Да бросьте! К примеру, сейчас лишаются статуса особо охраняемых природных территорий (ООПТ) 2,8 гектара в Серебряном Бору. Участок этот находится в долгосрочной аренде у президента нефтяной компании «Лукойл» Вагита Алекперова. После изменения статуса он сможет эту территорию приватизировать и построить на ней, к примеру, коттеджный поселок.

Мэрия обещает вместо этих 2,8 га включить в ООПТ такую же площадь. Странная логика: вообще-то статус ООПТ достается территории за уникальность ее экосистемы. Понятно, что несколько гектаров леса пустырь аналогичной площади заменить не может. Но практика отработанная – именно так поступали и в Парке Горького, и в других столичных лесопарках. Из последнего – в Мневниковской пойме вырубили сотни деревьев под строительство Северно-Западной хорды, то же самое собираются сделать и в парке «Кусково» для строительства Северо-Восточной хорды. При этом можно даже не сомневаться: на аналогичном по площади пустыре насажают саженцев-прутиков и расстелят рулонный газон – для отчета хватит, а то, что через год пустырь снова станет пустырем, никого, похоже, не волнует.

Но число столичных парков конечно, а реформаторский зуд собянинских «благоустроителей», видимо, бесконечен. Поэтому появилась программа «народных парков». Затея вроде бы благая: разбить парки рядом с местом жительства. Но, как и в других случаях, исполнение более чем странное. Вместо того чтобы разбивать новые парки, городские власти зачастую берутся за переделку существующих. Переделывают так, что уже появился неологизм «отсобянить».

Типичный пример – попытка «отсобянить» Парк Дружбы, где жители активно противостоят собянинским «благоустроителям». Неблагодарные горожане «почему-то» не хотят строительства футбольного коммерческого клуба (с полем, административным зданием и парковкой), преграждают путь бульдозерам и напоминают, что парк является памятником садово-паркового искусства.

Там, где горожане не успели – или не смогли – остановить бульдозеры Собянина, появляются однотипные, как панельные дома 1970-х, «парковые зоны»: неизменная плитка, немного рулонного газона, умирающего в первый же месяц, в промежутках скамейки и несколько чахлых прутиков-саженцев вместо нормальных деревьев.

Дым над рекой

Что с экологией Москвы происходит нечто странное, в последнее смогли почувствовать не только обычные москвичи, но и власти. Причем – в буквальном смысле слова.

Все началось 10 ноября 2014 года, когда в Госдуме депутаты не могли работать из-за смога и невыносимой вони. В Москве пахло, как в аду, – серой.

Если бы не возмущение депутатов, никто бы так и не услышал жалоб жителей юго-востока на вонь, идущую то ли с Курьяновской станции аэрации, то ли с Московского НПЗ в Капотне, то ли еще откуда-то с многочисленных здешних производств. Машина экологического мониторинга пришла в движение, и виновник был быстро найден – Ростехнадзор выяснил, что утечка сероводорода произошла при монтаже на МНПЗ очистной установки. Выяснилось, что нефтеперегонный завод в Капотне, похваставшийся буквально за год до ЧП реконструкцией очистных фильтров, не соблюдает технические регламенты при их эксплуатации, а многие очистные установки вовсе не имеют разрешений на ввод.

Специалисты Ростехнадхзора выступили в качестве Капитана Очевидности, предупредив, что завод может стать эпицентром гораздо более серьезной аварии. Во-первых, потому что сероводород – вещь неприятная, но далеко не столь опасная, как диоксид серы – мощнейший аллерген, не имеющий запаха. Кстати, как выяснилось, столичные службы экологического мониторинга не контролируют уровень диоксида серы в атмосфере.

Однако даже Капитан Очевидность не мог предполагать, что его прогноз сбудется с такой пугающей точностью: 12 августа в прилегающем к НПЗ районе Марьино загорелась… река. Москва-река вспыхнула, как подожженная спичкой, накрыв огненным валом семью, отдыхавшую на берегу. Муж, жена, ребенок. Ребенок получил незначительные ожоги, у взрослых обгорело 80–85 % тела, мужчина вскоре умер, о женщине информацию найти не удалось. Эту же семью и обвинили в пожаре – дескать, река загорелась из-за готовившегося рядом шашлыка..

О выяснившемся факте, что идущий от МНПЗ по дну Москвы-реки трубопровод протекает, выбрасывая в реку нефтепродукты, говорилось как-то вскользь. Хотя именно это нефтяное пятно и загорелось. И, учитывая, что утечки, видимо, идут давно, можно считать чудом, что не сгорел, к примеру, один из курсирующих здесь прогулочных теплоходов – ведь могли оттуда бросить в воду окурок?

Кстати, знаете, сколько заплатил МНПЗ за выброс сероводорода? 250 тысяч рублей. И то – не за выбросы, а за отсутствие разрешения на них! Ничего страшного для МНПЗ не произошло, ведь уже в этом году из столичного бюджета МНПЗ компенсировали его экологические платежи на сумму 1,4 млрд рублей!

Удивительно ли, что с прошлого года в Москве регулярно воняет – и глава столичного Департамента природопользования Антон Кульбачевский невозмутимо обещает москвичам избавить их от вони не ранее 2018 года.

Зато столичные чиновники озаботились созданием официального запаха Москвы, который затем ляжет в основу специальной линии парфюма. У Парка Горького такая парфюмерная линия уже есть.

Хипстеризация всея Москвы

В чем не откажешь «собянизаторам» – так это в четком определении, как говорят маркетологи, целевой аудитории. Это – молодые, чаще всего холостые, неплохо зарабатывающие люди, нередко творческих профессий или увлеченные модными культурными тенденциями: так называемые хипстеры, или креаклы.

Все, что делается в Москве, – для них. Это для них, живущих в центре, в съемной квартире (чаще – на двоих-троих), убирают парковки – пусть «безлошадного» хипстера не раздражает припаркованный у его подъезда автомобиль! Это для них внедряют велосипедную культуру – сколько раз хипстер вздыхал, что в Москве он не может проехать на велосипеде, как мэр Лондона! Для них сажаются деревья в контейнерах и ставятся новомодные ограды из ржавого железа, открываются митбольные и закрываются шашлычные, проводятся ночные выставки и утренние занятия йогой. Все, как в Европе, все, как мечталось!

Тут стоит вспомнить, что Сергей Собянин – выдвиженец Дмитрия Медведева в бытность его Президентом России. Именно Дмитрий Медведев видел в качестве своего электората молодых «продвинутых» людей. И Собянин, поставленный на пост мэра Москвы именно Медведевым, должен был завоевать симпатии этого электората для следующих выборов.

Однако на следующие выборы Медведев не пошел. Вместо него на пост президента вернулся Путин. А у Путина электорат совсем другой, и тому есть объяснение.

Дело в том, что хипстеры – электорат весьма нестойкий. Сегодня он ходит с ленточкой «за», завтра – с шариком «против», а истинная причина его прогулок – «туса» в приятной компании таких же, как он. На выборы хипстер ходит неохотно, голосует неустойчиво, если вообще голосует.

А главное – хипстеры вовсе не новое поколение, а промежуточный этап взросления. Раньше были хиппи, рокеры, любера, панки и проч. Сегодня поколение более конформистское, принято не выделяться среди своих, а отделяться от взрослых, серьезных людей. Ну и еще возраст взросления сегодня ближе к сорока, чем к двадцати.

Но рано или поздно хипстер взрослеет. Женится/выходит замуж, покупает в ипотеку квартиру и заводит детей. Квартиру, конечно, приходится покупать далеко от центра (да и детям лучше ближе к зелени), а раз так – то непременно следует и покупка автомобиля. С детьми, да из Замкадья, на перекладных общественного транспорта не наездишься.

Тут-то бывший хипстер и сталкивается с оборотной стороной активной «хипстеризации» Москвы. Выясняется, что привезя ребенка в медцентр, ты не можешь поставить машину так, чтобы можно было дойти с ним до врача. Что ты можешь вообще лишиться автомобиля и полночи выцарапывать его со штрафстоянки. И хорошо, если авто увезли не с детьми в салоне. Что во дворе ребенку совершенно негде играть, а ехать с ним надо в новомодный Парк Горького (см. пункт выше). Что дорога на работу и с работы превращается в ад, воруя время на общение с семьей. Что у ребенка уже в три года начинается астма, и педиатр, пряча глаза, советует увезти его к родственникам в провинцию…

В последнее время хипстеру для взросления и семьи не надо – кризис все чаще отнимает у этой прослойки лишний «жирок». Тут-то и выясняется, что митболы и кофе по заоблачным ценам, велосипеды «как в Европе» и платная парковка – совершенно излишни. Хочется стабильности, прогулок по старым улочкам и чебуреков. А нет! Повывели все. «Отсобянили».

Получается, что Собянин, начав с повышения лояльности нового для политики электората, сегодня фактически работает на превращение его в оппонента власти. Причем, что важно – разочаровывается этот электорат не только в Собянине, но и, к сожалению, в Путине, связывая происходящее с одобрением президента. И если традиционный путинский электорат на выборах проголосует за Путина, даже будучи против Собянина, то хипстеры либо на выборы не пойдут вообще, либо проголосуют за Собянина, но против Путина – либо проголосуют против обоих. И этот вопрос – чем ближе новый выборный цикл, тем более важен.

Последние новости