18+
  1. Спасет ли губернатор Воробьев поэта Блока от олигарха Потанина

Спасет ли губернатор Воробьев поэта Блока от олигарха Потанина

Спасет ли губернатор Воробьев поэта Блока от олигарха Потанина
Крупное агентство, работающее в сфере недвижимости и, в частности, реализации подмосковных угодий, разместило в Интернете объявление о продаже участка земли под строительство коттеджного поселка.

Спасет ли губернатор Воробьев поэта Блока от олигарха Потанина По соседству с музеем-заповедником «Шахматово» могут построить коттеджный поселок

К объявлению прилагается карта аэрокосмической съемки, на которой хорошо видны ближайшие деревни – Лукьяново, Шулепниково, Головино, очерчено зеленое поле размером в 32,49 га. И дана короткая характеристика, начинающаяся словами: «Очень красивое место». А дальше ни слова о том, что место это располагается по соседству с музеем-заповедником Александра Блока «Шахматово».

И ни малейшего намека на то, что строительство очередного коттеджного поселка самым серьезным образом отразится на ландшафтной картине заповедных земель, разрушив чудом сохранившуюся здесь поэтическую ауру. Не предупреждают будущих покупателей и о том, что земли участка, который выставлен на продажу, являются сельскохозяйственными, и должны использоваться по прямому назначению. Для жилищного строительства они не предназначены. Но, как говорят местные жители и поселковые чиновники, угодья бывшего колхоза давно были скуплены структурами олигарха Потанина, и уж коли он решил что-то или кого-то продать, то сделает это с легкостью. Лоббистские и агрессивные бизнес-возможности ельцинского вице-премьера всем хорошо известны, поэтому местные власти препятствовать олигарху не могут и не хотят. А власти областные, судя по всему, о возможном строительстве неподалеку от музея-заповедника очередного поселка пока еще не догадываются.

Чтобы проинформировать их об этом, жители местных деревень готовят коллективное письмо к губернатору Андрею Воробьеву и собирают подписи в защиту блоковских пейзажей. Жители искренне верят, что Воробьев их обязательно услышит, потому что накануне выборов он разместил не только в их районе, но и по всей области билборды с портретом Блока и его цитатой о Шахматово. На билбордах говорилось о губернаторской программе по сохранению культурного наследия. В некотором смысле Александр Блок и другие великие имена на имидж будущего губернатора поработали, и победить ему тоже помогли. Теперь осталось, чтобы и молодой губернатор не забыл о Блоке, не испугался Потанина и помог великим именам и заповедным землям выстоять перед натиском всепожирающих коттеджных колон.

Источник: Новые известия

****

Спасет ли губернатор Воробьев поэта Блока от олигарха Потанина Власть тьмы

Чиновники оставляют музеи-заповедники без защиты и помощи

Скандал вокруг финансирования Пушкинского заповедника обнажил проблемы во многих музеях-усадьбах.

Правительство Нижегородской области со следующего года планирует перевести музей-усадьбу Пушкина «Большое Болдино» на содержание муниципальных властей, из-за чего разгорелся скандал, в который вмешался министр культуры Владимир Мединский. Чтобы успокоить музейных работников, он пообещал прислать в Болдино комиссию от Минкультуры. Как выяснили «Новые Известия», усадьба Пушкина – это не единственный проблемный музей-заповедник. Помимо недофинансирования культурные объекты нередко сталкиваются, например, с незаконной застройкой прилегающих к ним территорий.

Согласно постановлению правительства Нижегородской области, с 1 января 2014 года финансирование десяти значимых культурных объектов ляжет на плечи муниципальных властей. Среди них оказался и музей-усадьба Пушкина «Большое Болдино» – самый крупный в мире мемориальный комплекс великого русского поэта. Если музей все-таки будет «понижен» до уровня памятника культуры местного значения, то «Большому Болдино» придется распрощаться с планами о реставрации, а также свернуть международные программы.

Свои опасения в связи с судьбой уникальной усадьбы, где Пушкин написал «Маленькие трагедии», «Медного всадника», «Пиковую даму» и другие произведения, в открытом письме выразили многие известные представители творческой общественности, среди которых Людмила Улицкая, Захар Прилепин, Дмитрий Быков, Владимир Маканин и Наталья Солженицына. Подписанты обращения в защиту музея уверены, что местные власти не смогут должным образом содержать объект мирового значения. Однако директор «Большого Болдино» Юрий Жулин рассказал «Новым Известиям», что министр культуры Владимир Мединский обещал направить к ним специальную комиссию от Минкультуры, которая оценит работу музея-заповедника по всем направлениям. Если решение экспертов будет положительным, мемориальный комплекс Пушкина могут перевести на федеральный бюджет.

Непростая ситуация складывается и в родовой усадьбе «Шахматово» другого классика русской литературы – Александра Блока. 12 лет назад поместье, сожженное крестьянами после революции, удалось восстановить, однако на реставрацию остальных объектов музея-заповедника денег нет. Помимо блоковского «Шахматово» в мемориальный комплекс входят усадьба Менделеева «Боблово» и сельцо Тараканово с храмом, в котором 110 лет назад венчались Александр Блок и Любовь Менделеева. Во время войны церковь была разрушена, в 2006 году ее начали восстанавливать, но через два года, когда грянул кризис, реставрацию пришлось заморозить.

Как рассказала «НИ» заместитель директора по научной работе музея-заповедника «Шахматово» Наталья Соловьева, «церковь возвели под клеть, но вместо купола – фальшкрыша. И все затянуто пленкой». По ее словам, руководство музея-заповедника пытается что-то сделать, «пишет письма». В настоящее время «Шахматово» как памятник регионального значения включено в программу «Культура Подмосковья».

Помимо недостаточного финансирования музеи-усадьбы сталкиваются еще с одной серьезной проблемой – незаконной застройкой прилегающих территорий. Так, в 1992 году лермонтовская усадьба «Середниково» (это 118 га), расположенная в Солнечногорском районе Московской области, была объявлена территорией памятника, а 1500 га вокруг нее – охранной зоной. Однако несколько лет назад от этих 1500 га «отрезали» 800 га, лишив их, разумеется, статуса охранной зоны и отдав под коммерческую застройку. Но, как рассказал «Новым Известиям» директор «Середниково» Михаил Лермонтов (внучатый племянник поэта), этим аппетиты компаний, занимающихся коммерческой жилищной застройкой, не ограничились.

В настоящее время, по словам Михаила Юрьевича, «рейдерский захват продолжается при попустительстве органов охраны и надзора». Г-н Лермонтов рассказал, что по его заявлениям на место несанкционированной стройки приезжают полицейские, но, не обнаружив производителей работ, которые раскапывают охранные территории памятника, не могут возбуждать никаких дел: «Идет совершенно циничное, неприкрытое разрушение памятника. Причем есть 243-я статья УК за разрушение памятника, на которую я все время ссылаюсь. На это мне прокуратура и МВД пишут: «Преступники не обнаружены на месте преступления». Полиция приезжает, а рабочих нет, их заранее предупредили, что будет проверка. Хотя все перекопано и строительная техника стоит. Абсолютно гениальная ситуация».

Главную проблему Михаил Лермонтов видит в том, что «инвестиционное давление, мягко говоря, превышает административные возможности». Кроме того, по его словам, все кадастровые выписки не содержат обременений по этим земельным участкам: «Например, есть территория памятника, на которой вообще ничего нельзя строить. Она может быть в частной собственности. Но человек покупает этот участок, а в кадастровой выписке не указано, что эта земля историко-культурного назначения. И он, ничего не подозревая, получает разрешение на строительство. А я к нему прихожу с полицией. Я понимаю этого человека, он честно купил, он честно дал взятку, но понятно, что муниципальные власти, выдавшие разрешение, знают, что строительство запрещено». «Более того, все эти земли не отмечены еще в кадастре надлежащим образом, а это проблема государства. Государство говорит, что надо 5 миллиардов рублей, чтобы все оформить и отмежевать эти земли», – добавил г-н Лермонтов.

Директор музея-усадьбы Пушкина «Михайловское» Георгий Василевич согласен с коллегой: «Надо внести в земельный кадастр все необходимые обременения, то есть выработать для различных территорий внутри музея понятные правила работы с ними». Несмотря на то, что весной этого года село Михайловское стало объектом культурного наследия федерального значения, по мнению Василевича, это не решило проблем музея, так как «за последние лет 10-12 они накапливались, и до сих пор не решены». В частности, по его словам, земельная проблема относится к системным, которые пока еще не решило государство. «Безусловно, есть определенные шаги, которые следует предпринять, чтобы обезопасить общество и облегчить задачу государству. И об этом неоднократно говорилось разными людьми, – сказал г-н Василевич. – По большому счету самый неудобный, но самый простой способ для успешного решения вопроса о землепользовании – мораторий на все действия на таких территориях до того, как будет выработан и утвержден пакет документов, защищающих музейные территории. Нужна такая программа действий, которая в одних местах запрещает очень многое, в других, наоборот, многое позволяет, но это никак не мешает сохранять землю. Мораторий, безусловно, на время приостановит сделки с землей, но когда мы приведем в порядок законы, ценность земли вырастет, а люди, которые ею распоряжаются, будут действовать легитимно».

По словам собеседника «НИ», у нас не так много специалистов для работы над законом. И если все сделать «быстро и плохо», то есть опасность «постоянно спотыкаться»: «Для музеев-заповедников это будет означать, что при возникновении нерешенных вопросов мы опять пойдем в суды и будем тратить время и средства, которых, в общем-то, лишних нет. И зачастую мы занимаемся не музейной работой и приемом туристов, а исключительно судами. Более того, мы зачастую проигрываем суды и теряем территории, потому как люди, которые противостоят музеям, достаточно состоятельны и могут себе позволить грамотных юристов, которые находят разного рода лазейки».

Борис Иогансон, директор музея-заповедника Есенина «Константиново» рассказал «НИ», что весной им вместе с Минкультуры Рязанской области удалось пролоббировать принятие постановления местного правительства об охранных зонах музея-заповедника Есенина, на который также неоднократно посягали незаконные застройщики: «Но я все равно не знаю, насколько можно говорить, что мы благополучно решили проблему, касающуюся незаконной застройки и прочего». По его словам, «ландшафты – это такое же наше культурное достояние, как и мемориальные материальные вещи, которые остались от великих людей. То есть это лучше не трогать и всеми силами стараться сохранять и с этим культурным наследием работать. Наша позиция такова: как можно жестче прописывать режимы и регламенты в населенных пунктах, которые расположены вблизи культурных объектов, чтобы среда их существования продолжала оставаться соответствующей и исторической».

Объекты, представляющие культурную ценность, в Швеции «сохраняют на вечные времена»

Защита и сохранение объектов, представляющих историческую или культурную ценность, имеют в Швеции давнюю традицию. Первый закон в этой сфере был принят еще в 1666 году. С тех пор сфера его действия неоднократно расширялась. Сегодня в стране насчитывается около 300 объектов, являющихся памятниками государственного значения. К ним относятся самые разные сооружения, от средневековых дворцов и усадеб до участков железных дорог и фабрик начала прошлого века. Кроме того, имеется более 2000 защищаемых объектов губернского значения. Закон стоит на страже и тех и других, различие лишь в том, какие власти, центральные или губернские, осуществляют надзор за памятниками и выделяют возможное финансирование на их реставрацию и обслуживание.

Все эти сооружения предписывается «сохранять на вечные времена». Владельцы уникальных объектов, будь то государственные организации или частные лица, имеют право на получение средств для реставрации своей собственности, если расходы превышают шаблонные, рассчитанные для подобных сооружений, не находящихся под защитой.

До середины прошлого века у государства не было эффективных инструментов влияния на частников, владеющих сооружениями государственного значения. Все изменилось в 1946 году, когда был принят так называемый «богесундский закон». Государство реквизировало у владельца Богесундского замка под Стокгольмом его собственность, поскольку тот не заботился о сохранности дворца и прилегающего к нему парка. Этот случай подействовал устрашающе на небрежных хозяев, и с тех пор государству не приходилось прибегать к столь радикальным мерам. Правда, периодически антикварное ведомство, осуществляющее надзор за памятниками культурного и исторического значения, накладывает на частников штрафы, которые действуют до тех пор, пока не будут проведены ремонт или реставрация. Сейчас, к примеру, владелец бывшего здания суда возле Норчепинга, являющегося памятником государственного значения, выплачивает ежемесячно по 125 тыс. крон (около 15 тыс. евро), пока комиссия не признает принадлежащий ему дом отреставрированным.

Среди защищаемых объектов значатся дома и усадьбы известных писателей. Самый знаменитый из них – поместье Морбакка лауреата Нобелевской премии по литературе Сельмы Лагерлеф. Домом и прилегающим парком управляет специальный фонд, отвечающий за сохранность памятника и не имеющий права производить на всей территории «действия, нарушающие первоначальный вид объекта».

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

В вильнюсском имении сына Пушкина по сей день существует музей поэта

В Вильнюсе в бывшем имении сына А.С. Пушкина Григория Александровича и его жены Варвары Алексеевны Маркучай ныне находится музей поэта. После смерти мужа Григория Александровича (1835–1905) Варвара Алексеевна (1855–1935) в составленном ею в 1935 году завещании отписала центральную усадьбу имения со всем инвентарем Виленскому русскому обществу с целью открытия в нем музея Пушкина. Поскольку все имение, в том числе и часть, отписанная Виленскому русскому обществу, еще при жизни Варвары Пушкиной тонуло в долгах, она обязала душеприказчика продать остальную часть имения, ликвидировав таким образом задолженность, и передать в собственность Виленскому русскому обществу часть имения, свободную от долгов. После вхождения Литвы в состав СССР в 1940 году Виленское русское общество прекратило свое существование, многие члены его были арестованы, сосланы или отправлены в лагеря. Усадьба была национализирована, однако музей продолжал существовать. В 1940–1949 годах музей действовал как учреждение отдела культурно-просветительских учреждений при Совете министров Литовской ССР, в 1949–1955 годах принадлежал Академии наук Литовской ССР, в 1955–1984 годах – Министерству культуры Литовской ССР. На период капитального ремонта (1984–1986) музей был прикреплен к управлению культуры Вильнюсского горисполкома, позднее (1986–1990) стал подразделением Вильнюсского мемориального музея писателей. С 1990 года принадлежит городскому самоуправлению Вильнюса.

Владимир ВОДО, Вильнюс

Источник: Новые известия

Последние новости