18+
  1. Страсти по Конституции

Страсти по Конституции

Страсти по Конституции
Двадцать лет назад, 12 декабря 1993 года, была принята Конституция РФ. В связи с этим хотелось бы напомнить, что в области конституционного строительства в России накоплен богатейший опыт. Обратимся к истории.

Не союз граждан, а государева вотчина

Хотя мы издавна часто оглядывались на Запад, исторически российское государство формировалось на иной, чем в Европе, основе. Оно вырастало поначалу не как союз народов или тем более граждан, а как фамильная собственность московских государей. Рядовому россиянину трудно было осознать, что власть государя есть вместе с тем и его обязанность перед обществом. Русский человек мог себе скорее представить государя без народа, чем государство без этого государя.

Потому и сама мысль о создании писаных правил, одинаковых и для народа и для правителя, долгое время казалась недопустимой анархией мышления. Не случайно же в России противники существующих порядков редко восставали против них, а чаще просто-напросто бежали из государства. А в моменты, когда пресекалась правящая династия, или ослабевало правительство, или выпускала штурвал из рук правящая партия, моментально вспыхивала анархия. Люди переставали понимать, чьи они, где находятся, откуда произрастают, готовы были в буквальном смысле спалить собственный дом. Наступала печально знаменитая российская смута.

Один из таких периодов Россия пережила после кончины великого реформатора Петра Первого. Масштабность затеянных им перемен вступила в противоречие с содержанием политической жизни. Вместо твердого законного престолонаследия пришла пора, по выражению историка, «кое-каких безместных остатков вымирающего царского дома». Чувствовалась потребность в прочных законных основах порядка и в сближении правительства с управляемым обществом.

Навстречу этой потребности пошли графы И.И. и П.И. Шуваловы, представлявшие императрице Елизавете и Сенату проекты «о фундаментальных законах». Иными словами, появилась острая нужда в конституционном процессе. Создавались комиссии - межведомственные и просто ведомственные, из одних чиновников или с сословными представителями. Проходило даже заседание Сената с участием членов коллегий и канцелярий в присутствии императрицы. Долго рассуждали о необходимости создания свода законов, чтобы преодолеть страшную неурядицу в судопроизводстве. Императрица Елизавета заметила, что нет человека, который подробно знал бы все указы, «разве бы имел ангельские способности». После чего встала и ушла, а Сенат постановил приступить к сочинению ясных и простых законов. Для этого дела, естественно, была образована очередная комиссия, следы работы которой теряются в государственных архивах России...

Мужик сыт, обут, выпорот... Чего ж еще?

В XVIII веке слово «конституция» становится модным в Европе, переживающей взрыв вольнолюбия. Не игнорировали веяний времени и русские цари. Особенно преуспела в попытках дать России основной закон Екатерина II. Колоритно пересказал эту страницу нашей истории журнал «Сатирикон»:

«Депутаты с мест прибыли в Москву и были невероятно удивлены, что их не бьют и не сажают в крепость. Наоборот, императрица приказала оказать им ласковый прием и посадила их не в тюрьму, а в Грановитую палату.

Императрица выработала «Наказ», в котором депутатам предлагалось выработать законы. Депутаты горячо принялись за дело с утра до ночи, и, наконец, заявили: «Кончили!». Обрадованная Екатерина спросила: «Что сделали?». Депутаты ответили: «Много сделали, Матушка Государыня. Во-первых, постановили преподнести тебе титул «Мудрая!».

Екатерина была изумлена. Спросила: «А законы?».

«Законы не волк – в лес не убегут, - ответили ей. - А если убегут, тем лучше. Пусть волки и медведи живут по закону!».

Екатерина нервно прервала: «А крепостное право уничтожили?».

«Зачем торопиться? – спросили депутаты. Мужички подождут. Им что? Сыты, обуты, выпороты... Подождут!».

«Поезжайте домой! – приказала Екатерина депутатам. – Поезжайте... Без вас плохо, а с вами еще хуже!».

В этой шутке знаменитых сатириков начала ХХ века отразилась вполне серьезная картина состояния российского общества. Самодержец в нем нередко бывал более прогрессивным, чем представители народа, в общем-то не очень склонного к глубоким потрясениям своего уклада.

Назло супостату

Еще одна попытка дать российскому обществу основной закон была предпринята Александром I. Он поручил блестящему законнику, профессору математики и философии М.М. Сперанскому составить проект ожидавшейся прогрессивными кругами русского общества конституции. Проект был составлен и даже начал работать. Прошло несколько еженедельных заседаний Государственного совета, на которых Сперанский присутствовал, сидя по правую руку от царя. Согласно замыслу реформатора, должно было осуществиться разделение властей, что в конце концов привело бы к преобразованию монархии из самодержавной в конституционную.

Но Сперанский был западником. Он утверждал, что в России лучше люди, а в Европе – установления. Между тем из Европы на Россию надвигалась смертельная угроза: Наполеон. В марте 1812 года Сперанский был неожиданно отправлен в отставку и сослан на Урал. Весть об опале выдающегося реформатора была с восторгом воспринята в России как первая победа над императором французов, а заодно и очередной заслон ненавистным европейским «штучкам».

Непреклонная царская воля

После Великой Французской революции само слово «конституция» стало таким расхожим, что нередко делалось оружием в устах демагогов. Неудивительно, что многие серьезные люди стали относиться к нему с опаской и даже иронией. Помните, как один чеховский герой спрашивает приятеля: так чего же ты хочешь, конституции или севрюжинки с хреном?

Подчеркнуто пренебрежительно относился к конституции выдающийся государственный деятель России конца XIX – начала ХХ века С.Ю. Витте. Он называл ее «величайшей ложью нашего времени». Особенно вредным введение конституционных начал, по его мнению, было бы для России, которая к тому времени не представляла еще окончательно сложившегося государства, и потому целостность ее могла поддерживаться только сильной самодержавной властью.

Так считал С.Ю. Витте. Но по иронии судьбы именно ему суждено было стать одним из авторов документа, являющегося по существу первой российской конституцией. Речь идет о провозглашенном Николаем II Манифесте 17 октября 1905 года. Манифест возлагал на объединенное правительство во главе с Витте выполнение «непреклонной царской воли» о даровании населению «незыблемых основ гражданской свободы» на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

Правда, сам Витте до конца жизни сокрушался: «Мои сотрудники по составлению манифеста пошли дальше меня». У него был собственный план: ограничиться опубликованием поданной им 9 октября Николаю II Всеподданической записки о путях выхода из разразившегося тогда кризиса с высочайшей резолюцией. Это давало бы верховной власти некоторый простор: выпустило бы пар радикальных настроений и позволило бы правительству приступить к решительным действиям по подавлению нараставшей смуты. Самодержавную власть никто не смог бы тогда упрекнуть в том, что она дрогнула под натиском оппозиции и взяла на себя лишние обязательства.

Этот план Витте считал верным и спустя много времени, когда можно было оценить последствия случившегося. В одной из бесед с журналистами, проходивших после его отхода от дел, он заявил: «Если бы меня спросили, что я хочу, чтобы было написано на моем надгробном памятнике, я сказал бы: «Объяснительная записка Манифеста 17 октября».

Как человек прагматического ума, Витте, конечно, понимал, что самодержавие в прежнем виде сохранить невозможно, что в России для этого уже нет соответствующих условий. «В конце концов, - писал он в своих мемуарах, - я убежден, что Россия сделается конституционным государством de facto, и в ней, как и в других цивилизованных государствах, незыблемо водворятся основы гражданской свободы... Вопрос лишь в том, совершится ли это спокойно и разумно или вытечет из потоков крови».

Ради братьев по классу во всем мире

История, как известно, выбрала второй путь. Первая российская конституция была принята в разгар гражданской войны, а всего на протяжении ХХ века конституции в России принимались пять раз! Принятие каждой из них означало существенные изменения в жизни общества и определяло новый этап развития государства.

Первые четыре Конституции РСФСР были по своему типу советскими, социалистическими. Несмотря на существенные особенности, присущие каждой из них, они развивались в соответствии с принципом преемственности, отражающей сохранение социалистических ценностей, утверждение советской власти, носили классовый характер, выступая как воплощение диктатуры рабочего класса, а затем его руководящей роли.

При этом необходимо отметить, что всем конституциям советского типа был присущ в значительной мере "фиктивный" характер. Они провозглашали принципы, которые фактически не осуществлялись в жизни.

По сравнению со всеми последующими основными законами страны, первая Конституция 1918-го года не опиралась на принцип преемственности конституционного развития. Определяя основы устройства общества, она руководствовалась лозунгами, под которыми шли к власти большевики и опиралась на первые декреты советской власти, принятые до середины 1918-го года. Конституция закрепляла власть за Советами, за рабочим населением страны, объединенным в городских и сельских Советах. Конституция напрямую утверждала установление диктатуры пролетариата. Руководствуясь интересами рабочего класса в целом, Конституция лишала отдельных лиц и отдельные группы лиц прав, которые они могли использовать в ущерб интересам социалистической революции.

К числу отличительных черт Конституции 1918-го года относится выход ее норм и положений за рамки внутригосударственного регулирования. Документ включал формулировки чисто политического характера, ориентированные на все мировое сообщество. Так, в статье 3 говорилось: "Ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической ориентации общества и победы социализма во всех странах...". При этом открыто признавалась необходимость применения насилия в целях утверждения принципов нового социалистического строя.

Мировая революция откладывается

Причиной замены Конституции 1918-го года Конституцией 1925-го года стало объединение РСФСР с другими независимыми республиками в Союз ССР и принятие первой Конституции СССР 1924-го года. Последняя устанавливала, что "союзные республики в соответствии с настоящей Конституцией вносят изменения в свои конституции". В отличие от своей предшественницы, Конституция РСФСР 1925-го года не включала в свой текст "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа", однако декларировала, что исходит из основных ее положений и воспроизводила многие из них. Оставаясь открыто классовой, она существенно смягчила при этом формулировки норм о насилии, подавлении, уничтожении "паразитических" слоев общества, исключила положения о мировой революции и интересах всего человечества. Кроме того, в тексте косвенно подтверждались суверенные права РСФСР вне пределов СССР, однако прямого указания на суверенитет РСФСР в Конституции не содержалось. Не было предусмотрено права выхода из состава Союза ССР, несмотря на то, что в союзной конституции такая норма имелась.

Закон, по которому счастье приходит. Но не для всех

Принятие Конституции РСФСР 1937-го года явилось следствием введения в действие Конституции СССР 1936-го года. Обновление всей конституционной системы Союза объяснялось вступлением страны в новый этап своего развития, знаменовавший, как считалось, построение основ социализма, "полную ликвидацию эксплуататорских классов и элементов, что сделало возможным значительно расширить пределы социалистической демократии". В связи с ликвидацией эксплуататорских классов было отменено лишение политических прав граждан по социальному признаку и введено всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании. Конституция впервые закрепила принцип равноправия граждан, однако в весьма усеченном виде. Статья 127 предусматривала равноправие граждан только "независимо от их национальности и расы". Также впервые были введены главы, содержащие широкий спектр основных прав и обязанностей граждан. В частности, впервые было закреплено право на труд. Однако возможность использования политических прав гарантировалась только "в соответствии с интересами трудящихся и в целом укрепления социалистического строя".

Кроме того, следует отметить введение в текст Конституции постулата о руководящей роли коммунистической партии. Помимо политических вопросов, в текст Конституции были включены также нормы, утверждающие все главные экономические основы социализма: отмена частной собственности, господство социалистической системы хозяйства и социалистической собственности на средства производства, установление государственного народнохозяйственного плана, которым определялась и направлялась вся хозяйственная жизнь государства. Впервые в Конституцию РСФСР была включена норма о сохранении за РСФСР права выхода из Союза ССР.

После оттепели диктатура растаяла

Последующее развитие конституционной системы РСФСР осуществлялось в связи с принятием Конституции СССР в 1977-ом году. На протяжении своего 15-летнего срока действия она претерпевала значительные изменения не только в содержании конкретных норм, но и в самой своей сущности. Она закрепляла статус РСФСР как союзной республики в составе СССР, а затем - и как независимого государства после распада Союза. Первые 10 лет Конституция характеризовала Россию как страну "развитого социализма", что означало превращение советского государства из инструмента диктатуры пролетариата в общенародное государство, а сама диктатура трансформировалась в "ведущую роль рабочего класса". Классовый характер Конституции подчеркивался и тем, что в тексте прямо отражалась роль коммунистической партии в качестве "руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы, государственных и общественных организаций". Вместе с тем рамки "социалистической демократии" были значительно расширены. Утверждался, в частности, принцип равенства граждан перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий и места жительства. Конституция закрепила также более полный перечень прав и свобод граждан, впервые включив в него право на жилище и охрану здоровья.

Могильщик капитализма угодил на свалку истории

С 1985 года реформирование Конституции осуществлял Съезд народных депутатов. Общий смысл более пятисот поправок, которые были внесены в ее текст, заключался, в основном, в отказе от "строительства коммунизма как общей цели государства" и от "руководящей роли коммунистической партии". В Конституцию также были введены нормы о приоритете прав человека и гражданина, о частной собственности, об отказе от республики Советов, о переходе на парламентскую систему, о признании принципа разделения властей, о введении поста президента и установлении местного самоуправления.

Таким образом, после введения всех поправок и изменений, Конституция 1978-го года превратилась из конституции субъекта федерации в конституцию независимого государства.

Однако, необходимо отметить, что именно процесс внесения в текст Конституции столь многочисленных поправок и изменений придал ей противоречивый характер. Одни ее нормы противоречили другим. Эта несогласованность служила правовой основой ожесточенного противостояния законодательной и исполнительной властей, высшей точкой которого явились события октября 1993-го года.

В этих условиях единственным выходом, способным разрешить сложившиеся противоречия, было принятие нового основного закона страны.

Это не книга для чтения, это книга для жизни

Действующая Конституция принималась в ситуации гражданского противостояния в кризисное время 90-х годов прошлого века, была принята всенародным голосованием 12 декабря и вступила в действие со дня ее опубликования - 25 декабря 1993-го года. Вопрос о целесообразности ее принятия, о достоинствах и недостатках приведенных в ней норм остается спорным даже сейчас. Однако можно сказать, что бесспорным преимуществом является то, что существующий общественный строй был объявлен конституционным, а сама Конституция обеспечила высокий уровень своей стабильности, закрепив достаточно сложный механизм внесения поправок. Судить же о реальных последствиях ее принятия и действия, по признанию большинства специалистов и правоведов, можно будет лишь по прошествии нескольких десятилетий, которые должны показать, насколько новая Конституция сможет стать реально работающим основным законом страны. Однако фактом остается то, что с момента принятия этого текста ситуация в обществе довольно последовательно стабилизировалась. Принятие Конституции не сняла всех противоречий общества. Но открыла дорогу для нормальной жизни.

Последние новости