18+
  1. Темное прошлое "борца с коррупцией" Зеленина

Темное прошлое "борца с коррупцией" Зеленина

Похоже, решил устроить себе тишь и гладь и тверской губернатор Дмитрий Зеленин. Никаких серьезных успехов за два года руководства областью Зеленину добиться не удалось, причем дальше похоже будет только хуже: если в 2005 году инвестиции в экономику региона упали на треть, то за 1 квартал 2006 года еще вдвое.

Фирмы тверского губернатора в 1990-х годах были замешаны в целом ряде финансовых махинаций

Как показывает опыт реальной жизни российских регионов, полная безнаказанность и произвол властей отсутствуют, как правило, там, где мэр и губернатор не представляют собой единого целого. Именно в таких регионах, где мэр и губернатор в контрах, нет фальсификаций выборов, нет безнаказанного воровства (во всяком случае, по фактам такого воровства возбуждаются дела), депутаты имеют возможность контролировать, на что исполнительная власть расходует средства бюджета и т. д. Там, же где у власти в регионе стоит сплоченная команда, власть становится абсолютно безнаказанной и никем не контролируемой: в таких регионах уже никого не ловят на воровстве, выборы частенько фальсифицируются, СМИ, депутаты, суды и прокуратура оказываются под полным контролем тех, кого они должны критиковать и проверять. Возникает тишь, гладь и божья благодать причем не для народа, а для узкой группы высших чиновников и придворных бизнесменов. Именно такая система власти существовала во многих национальных республиках еще при Ельцине, а сегодня она уже стремительно поглощает и множество краев и областей.

Похоже, решил устроить себе тишь и гладь и тверской губернатор Дмитрий Зеленин. Никаких серьезных успехов за два года руководства областью Зеленину добиться не удалось, причем дальше похоже будет только хуже: если в 2005 году инвестиции в экономику региона упали на треть, то за 1 квартал 2006 года еще вдвое. Это притом, что тема привлечения инвестиций в область была для москвича Зеленина чуть ли не главным козырем его предвыборной кампании. Немаловажно также, что в России инвестиции растут на 10% в год, а Тверская область в этом году вышла на первое место в РФ (!) по темпам спада инвестиций в экономику (в 2005 году она занимала по темпам спада второе место, уступая плачевное первенство Томской области). Провалы в экономике сказываются и на популярности губернатора: если в декабре 2003 году он победил с 57% голосов, то в декабре 2005 года список Единой России во главе с Зелениным набрал лишь 33%.

В ситуации, когда не можешь предложить ничего положительного, остается только всеми средствами укреплять личную власть и зачищать всех, кто с тобой не согласен. Если областную думу еще как-то удалось взять под контроль, то власть города Твери оказалась для Зеленина главным врагом, не пожелавшим покрывать провалы губернатора. Примечательно, что недругами Зеленина оказались не только оппозиционные партии, но и даже городские единороссы, которых, казалось бы, полностью контролировал дружественный губернатору тверской мэр. Но еще осенью было возбуждено уголовное дело против заместителя мэра Олега Кудряшова о злоупотреблении служебным положением, а сам мэр Олег Лебедев впоследствии отстранен от должности за попытки воспрепятствовать следствию.

В ответ с апреля начались массовые аресты депутатов Тверской городской думы якобы по обвинениям в получении взяток. Доказать ничего не удалось, но развернутую против депутатов кампанию, а заодно и уголовные дела против высокопоставленных городских чиновников, губернатор решил использовать, чтобы предстать перед избирателями в роли этакого борца с коррупцией. А раз так то небезынтересно будет выяснить, всегда ли Дмитрий Зеленин был таким активным борцом с хищениями? Так, как о нынешней деятельности Зеленина на посту губернатора известно, лишь из официальных источников, то мы решили проанализировать деятельность тверского губернатора за те годы, когда он был простым бизнесменом, и еще не пользовался высоким покровительством Кремля.

Начал свой бизнес-путь Дмитрий Зеленин, как и полагается, с кооперативного движения. Создал и возглавил АО "Микродин". Впрочем, должности председателя правления в торговой фирме ему было, маловато и в 1994-96 годах он совмещал её с председательством в "Ресурс-банке" и членстве в совете директоров Русского акционерного торгового банка (РАТО-банка). Другим руководителем обоих банков был Александр Ефанов, вместе с которым Зеленин в 1988 году и основал "Микродин".

В октябре 1995 года РАТО-банк и Ресурс-банк выступили гарантами торгового дома "ВИЛ" при продаже контрольного пакета АО "Внуковские авиалинии". ТД "ВИЛ" победил в конкурсе благодаря тому, что взял на себя обязательства проинвестировать в развитие авиалиний $150 млн. В результате председателем совета директоров "Внуковских авиалиний" стал замдиректора "ВИЛа" Юрий Шефлер тот самый Шефлер, которого в июле 2002 года Генпрокуратура объявит в розыск за угрозу убийства замминистра сельского хозяйства Владимира Логинова, а в марта 2003 г. в международный розыск Шефлера объявит и Интерпол. По прошествии полугода никаких обещанных группой Шефлера-Зеленина инвестиций не последовало и 28 марта 1996 года по иску Генпрокуратуры РФ состоялось заседание Арбитражного суда Москвы. Генпрокуратура утверждает, что инвестиционные обещания ТД "ВИЛ" (внести в развитие "Внуковских авиалиний" $150 млн.), на основании которых его признали победителем инвестиционного конкурса, безосновательны, а попросту говоря, обманны. Уставный капитал "ВИЛа", как установлено Генпрокуратурой, 4,8 млн. рублей (менее $1 тысячи по тогдашнему курсу). А банки, которые дали ему гарантии, обладают настолько малым собственным капиталом, что даже вскладчину не смогут внести в случае необходимости вместо "ВИЛа" и пятой доли обещанного. Генпрокуратура настаивает: "ВИЛ" не только не мог стать победителем, но не имел прав даже на участие в конкурсе Новый хозяин авиалиний, прибегнул к давнему принципу российского бизнеса: как можно меньше денег вкладывать, но как можно больше делать их из воздуха. Торговый дом открыто игнорирует утвержденную Госкомимуществом инвестиционную программу, которую он обязан выполнять как победитель конкурса. В соответствии с этой программой "ВИЛ" должен был до конца 1995 года погасить задолженность "Внуковских авиалиний" перед бюджетом страны по налоговым платежам за 1994-1995 гг. в размере $6 млн. Однако деньги до сих пор не перечислены. Вместо перечислений в бюджет Торговый дом инициировал покупку авиакомпанией двух самолетов ТУ-234 (!) с отсрочкой поставки до 1 августа 1996 года. Однако выяснилось, что сборка первых самолетов этой марки начнется лишь в IV квартале 1996 г. (стоимость одного около 100 млрд. рублей). Невзирая на это, был составлен липовый договор купли-продажи, и фиктивные деньги ("стоимость" самолетов) в сумме 165,492 млрд. рублей за два самолета в течение одного дня "ВИЛ" спешно провел по счетам, находящимся в дружественном ему "Ресурс-банке". В том числе через открытый там счет АО "Внуковских авиалиний". Зачем ему это нужно? Во-первых, деньги остались там же, где и были (были ли?) внутри банка. Во-вторых, "воздушными" платежными поручениями Торговый дом имитировал участие в делах авиакомпании, формально "деньги" на ее счет поступали, значит, якобы, был и первый вклад в ее развитие писала Московская правда (от 25.06.1996).

Кроме аферы с Внуковскими авиалиниями коммерческие структуры Дмитрия Зеленина успели поучаствовать и в целом ряде других подвигов. В 1995 году в Амурской области в рамках программы северного завоза были выделены казначейские обязательства на сумму 6 млрд. рублей. Средства были перечислены Минфином на счета депо администрации в РАТО-банке. В результате топливо и нефтепродукты на эту сумму не были поставлены, а доходы банка составили, по данным Счетной палаты, 1,5 млрд. рублей. В том же году в той же Амурской области РАТО-банк "заработал" 1,2 млрд. рублей с помощью АОЗТ "ВИРО", которое по договору с Минфином получило 7 млрд. рублей, выделенных под завоз нефтепродуктов в область. Средства находились на счетах в банке пять месяцев, пока администрация области "определяла номенклатуру продукции для завоза" и готовила контракты писала газета Сегодня (от 26.05.1997).

В ноябре 1996 года начальник отдела банков Управления Федеральной службы налоговой полиции по Москве Антон Жук назвал РАТО-банк в числе банков, в которых "зависли" бюджетные деньги, выделенные из федерального фонда господдержки продукции (товаров) на Крайний Север.

Являясь фигурантом дел о присвоении государственных денег и неплатежам в госбюджет, структуры Зеленина не брезговали и таким бизнесом, как невозврат кредитов частным банкам. В марте 1995 года Альфа-банк предоставил кредит в $500 тысяч компании "Микродин" под гарантии РАТО-банка. Кредит не был в срок погашен. Альфа-банк выиграл Арбитражный суд, однако средств на счетах РАТО-банка не оказалось. Альфа-банк обнаружил корреспондентские счета РАТО-банка в американском Bank of New York. В июле 1996 года Альфа-банк добился ареста счета, но счет был уже закрыт (то есть все деньги с него сняты!). Среди кредиторской задолженности РАТО-банка также оказались и долги Сбербанку РФ и журналу Федеральной налоговой службы РФ "Налоговый вестник" (около 4 млрд. рублей) писали Известия (от 30.08.1996).

В 1994 году торговая компания Микродин заключила несколько договоров с Глория-банком о кредитах на общую сумму $5 млн. Согласно договорам, залоговым обеспечением кредита являлся товар, находящийся в обороте 21 магазина, принадлежащего заемщику. До мая 1995 года ТК "Микродин" исправно выплачивал проценты. В июле 1995 года Глория-банк предложил продлить договор под залог помещений магазинов: задолженность составляла по-прежнему $5 млн. Часть долга в $1 млн. в августе переоформлена на РАТО-банк. 16 октября 1995 года Арбитражный суд Москвы по иску Глория-банка о невозврате кредита на сумму 4,5 млрд. рублей ($1 млн.) наложил арест на денежные средства на корсчете РАТО-банка. Глория-банк подал также 4 иска к "Микродину": решением суда 9 октября 1995 года на имущество ТК "Микродин" наложен арест писал Коммерсантъ (от 25.10.1995). Также 4 апреля 1996 года по иску Глория-банка Арбитражный суд арестовал 115945 акций ЗИЛа, принадлежащие "Микродину". От серьезных последствий банк и фирму Зеленина спасло только то, что из-за невыплат Глория-банк обанкротился и в ноябре 1996 года Центробанк приступил к его ликвидации. Одновременно управляющая большинством предприятий холдинга Микродин ИФК "Динамика" передала эти активы в Интеррос Потанина, куда перешел на руководящую работу и сам Дмитрий Зеленин с октября 1995 по сентябрь 1996 года он даже исполнял обязанности гендиректора "Интерроса".

Кстати, уже в июне 1996 года Зеленин стал первым заместителем директора "Норильского никеля", приобретенного Интерросом в результате сомнительных залоговых аукционов. Например, экономист Андрей Бунич считает (http://www.versiasovsek.ru/material.php?3123), что залоговые аукционы 1995 года это вопиющее безобразие, когда у государства была украдена самая крупная собственность. Эту собственность необходимо вернуть государству, тем более это официально даже приватизацией не назывались, поэтому пересмотр итогов приватизации тут ни при чём: речь идёт только об отмене безобразных сделок, которые анонсировались как взятие кредита правительством под залог акций. Правительство в 1995 году почему-то решило заложить имущество страны за $650 млн. Было 12 сделок, по которым передавались контрольные пакеты акций в залог: наиболее крупные ЮКОС, Сибнефть, Норильский никель, Сургутнефтегаз и другие. В августе 1995 года Ельцин издал указ о залоговых аукционах. Почему все эти сделки незаконны с юридической точки зрения? Потому что они носят явно притворный характер, что в Гражданском кодексе является несомненным основанием для отмены таких сделок и признания их недействительными. Декларировалось, что под залог 12 пакетов акций бралось $650 млн. При этом Министерство финансов предварительно переводило деньги в банк залогодержателя. Это были именно те суммы, которые потом выдавались государству как бы в кредит. Сами банки были частями тех корпораций, которые и покупали у государства собственность под видом залога: в банке Менатеп проходил залоговый аукцион по ЮКОСу, в банке Онэксим по Норильскому никелю и т.д. Банки на залоговый счёт переводили деньги с другого счёта, на котором их загодя поместило государство. Но и после этого вырученные деньги всё равно оставались в этом же банке. То есть это полностью фиктивная операция. И трижды государство платило само себе считает экономист.

Учитывая, что в период подготовки аукциона Зеленин официально возглавлял Интеррос, очевидно, что он не мог не принимать самого активного участия по переводу государственных активов в частную собственность в ходе залоговых аукционов. Но и на руководстве украденным у государства заводом история похождений нынешнего тверского губернатора не заканчивается.

Как с гордостью пишет Зеленин, 3 октября 2002 года он был указом премьер-министра РФ Михаила Касьянова назначен зампредседателем Госкомитета РФ по физкультуре и спорту. При этом Зеленин не любит распространяться о том, что в Госкомспорте он отвечал за привлечение инвестиций. Именно с именем Зеленина связывают передачу Госкомспорту прав на лицензирование игорного бизнеса. Именно Зеленин подал Фетисову идею забрать игорный бизнес под Госкомспорт и чуть ли не самолично готовил соответствующие документы пишет журнал Профиль (от 6.09.2004). В результате количество игровых автоматов в России за два года достигло почти 200 тыс. штук. В Москве игорные клубы открывались в невообразимом количестве, до 15-20 штук в радиусе 100 метров от станций метро, автоматы стояли в магазинах, на улицах и т.д. Не известно, сколько инвестиций с этого игорного ажиотажа выручил Госкомспорт, за то борьба с игорными автоматами в столице стала, чуть ли не главной заботой московских властей осенью прошлого года. На вопросы о засилье одноруких бандитов неоднократно приходилось отвечать и мэру Москвы Юрию Лужкову, и кандидатам в депутаты столичной городской думы.

Тогда же, в 2002 году, Дмитрий Вадимович познакомился с депутатом городской думы и будущим мэром Твери Олегом Лебедевым, который и предложил Зеленину выдвинуться в тверские губернаторы. Впрочем, о подвигах Дмитрия Зеленина в Тверской области мы расскажем в следующей статье.