18+
  1. Террористическая фобия

Террористическая фобия

Террористическая фобия
Во вторник, 29 марта, в Москве вспоминали жертв терактов в столичном метрополитене, которые произошли 29 марта 2010 года. К месту трагедии - станциям «Парк культуры» и «Лубянка» - москвичи возлагали цветы. Родственники и близкие приносили фотографии погибших и зажигали поминальные свечи.

Год назад взрывы в столичной подземке произошли в утренний час пик с интервалом в 40 минут. Тогда погибли 40 человек, еще около 160 получили ранения. Мощность самодельных взрывных устройств в тротиловом эквиваленте составила до 4 кг тротила на станции «Лубянка» и до 2 кг - на станции «Парк культуры».

Спустя ровно год после двойного теракта Следственный комитет РФ отчитался о том, что установлены все его исполнители и организаторы. Шестеро из них (Шамиль Магомеднабиев, Ахмед Рабаданов, Али Исагаджиев, а также Алиев и Щащаев) уничтожены. Еще один причастный к теракту – Дауд Магомедов совершил самоподрыв в Кизляре весной 2010 года.

Только один из причастных к теракту остался в живых и находится на свободе – 22-летний дагестанец Гусен Магомедов. Он объявлен в международный розыск. По данным следствия, именно он сопровождал террористок-смертниц Мариам Шарипову и Джанет Абдуллаеву из Кизляра в Москву, а также руководил их действиями непосредственно в день совершения терактов.

Между тем, выжившие после терактов в столичной подземке поделились своими воспоминаниями с «Комсомольской правдой».

19-летний студент Московского института путей сообщения Артем Медведев некоторое время даже стоял рядом со смертницей, зайдя в вагон на станции метро «Проспект Вернадского».

«Окружающие, думая, что женщина беременна (на самом деле на террористке был пояс со взрывчаткой), пытались уступить ей место. Но она отказывалась. Взгляд женщины постоянно бегал, было видно, что она сильно нервничает. Я чисто интуитивно отошел от нее подальше, в конец вагона», - рассказывает молодой человек. Через несколько секунд после этого прогремел взрыв.

«Я очнулся и почувствовал, что изо рта течет кровь, голова разрывается от жуткой боли...» - вспоминает Артем. Он получил серьезные ранения: куски рубленой арматуры попали ему в лицо и висок, повредили спину и ноги, один осколок угодил в челюсть. Артем смог самостоятельно выбраться из метро в город, где его уже увезли в больницу медики.

61-летняя Татьяна Гринина до сих пор не может восстановиться: она получила травму ноги и теперь заново учится ходить.

«Рвануло, когда поезд затормозил, - вспоминает она. - Я потеряла сознание, а когда очнулась, почувствовала сильную боль в правой ноге. Взрывом мне вырвало часть икроножной мышцы. Помню, как ко мне подбежал мужчина, прислонил к стенке, наложил жгут и помог медикам вынести меня из вагона. Если бы не он, я бы, наверное, потеряла ногу».

27-летняя Наталья Светикова успела выйти из вагона, когда прогремел взрыв.

«Куски раскаленного металла повредили мне руку. Весь правый рукав был в сито, на куртке ошметки мяса. Я задрала рукав: вся моя рука была в осколках...» - говорит девушка.

Помимо сильных головных болей и осколков, оставшихся в теле, у Натальи появился психологический страх перед поездками в метро. За год, прошедший после взрыва, она спускалась в столичную подземку всего один раз. И она в этой фобии не одинока.

Большинство россиян (77% по данным социологического опроса «Левада – центра») опасаются, что они сами и их близкие могут стать жертвами теракта.

О том, что в будущем в стране возможны новые теракты, заявляют 73% россиян, причем, среди малообеспеченных граждан такого мнения придерживаются 89% опрошенных.

57% жителей страны не уверены в способности спецслужб и МВД защитить население от новых терактов. В августе 2009 года такое мнение высказывали лишь 40% опрошенных, отмечает «Лента.Ру».

Недоверие населения к деятельности правоохранительных органов усилилось после теракта в «Домодедово», который произошел в январе нынешнего года. Хромая безопасность стала очевидна не только в подземке, но и на столичном авиаузле.