18+
  1. Титов: «Давление на бизнес ослабевает»

Титов: «Давление на бизнес ослабевает»

Титов: «Давление на бизнес ослабевает»
Уголовный кодекс РФ постепенно перестает быть инструментом давления на бизнес или его захвата, считает уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов. В своей статье в РБК daily он рассказал о том, какие «сказочные» обвинения до сих пор выдвигались в адрес бизнеса.

В российских тюрьмах в настоящее время находятся 13600 предпринимателей, при этом более 9000 из них были обвинены в мошенничестве, сообщил уполномоченный по защите прав предпринимателей в РФ Борис Титов.

Бизнес-омбудсмен надеется, что вскоре ситуация в стране изменится. Он пишет, что наконец начали действовать поправки в Уголовный кодекс, детализирующие состав статьи 159 УК «Мошенничество» и запрещающие выдвигать по нему обвинения без пострадавших.

«Как уполномоченный по защите прав предпринимателей я считаю это важнейшей победой бизнес-сообщества, - пишет Титов. - Раньше любой предприниматель мог сесть за ущерб в 1 млн. руб. на десять лет по обвинению, выдвинутому следователями, без наличия реальных потерпевших или с назначенными потерпевшими. Теперь такая ситуация невозможна».

Он объясняет, что поправки ввели в 159-ю статью УК шесть дополнительных составов, среди которых значится «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности». «Этот состав актуален в том случае, если обвиняемые или подозреваемые - владельцы, наемные менеджеры или сотрудники компании, - по мнению следствия, нарушали закон, используя свои права или полномочия в компании, - отмечает защитник. - Теперь максимальный срок по этому составу равен не десяти, а пяти годам лишения свободы. Это важно, так как наказание должно быть соразмерно нанесенному ущербу - а десять лет у нас дают за убийство с отягчающими обстоятельствами».

Из состава «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности» убраны квалифицирующие признаки группового преступления, пишет Титов. «Это принципиально, так как предпринимательская деятельность в одиночку не ведется и очень легко «пришить» групповой состав, увеличив наказания. Увеличены размеры крупного и особо крупного ущербов по мошенничеству в сфере предпринимательства. Крупный размер начинается от 1 млн. руб. (раньше 250 тыс. руб.), а особо крупный - от 6 млн. руб. (раньше 1 млн. руб.). 1 млн. руб. - сумма в бизнесе практически ничтожная, и за этот минимальный ущерб для бизнеса можно было получить десятку», - напоминает омбудсмен.

Но самое большое достижение, по его мнению, то, что из 20-й статьи УК убрали возможность выдвигать публичное обвинение (на основании 159-й статьи УК), заменив его частно-публичным обвинением. «То есть если раньше дело на предпринимателя могло быть открыто по рапорту любого опера, то теперь это возможно только при наличии заявления от потерпевшей стороны (исключение - если нанесен ущерб государству). Эта норма позволит пресечь вопиющие случаи необоснованного выдвижения обвинений по 159-й статье. Ведь зачастую дела открывались не только без потерпевших, но при их прямых заявлениях, что потерпевшими они себя не считают. И люди сидели по этим абсурдным делам годами!» - негодует Титов.

«Почему я так заостряю внимание на изменении 159-й статьи УК? Именно она стала основной статьей, которую используют против предпринимателей, чей бизнес хотят отобрать. Об этом свидетельствует статистика. Пользуются 159-й буквально направо и налево. За прошлый год по ней было возбуждено 120 тыс. уголовных дел, а за первое полугодие этого года - уже 68 тыс. Причем в прошлом году до суда дошло 15 тыс. дел, а за первое полугодие текущего - 7,5 тыс. Это показывает искусственность многих из них: такие дела либо разваливаются в суде, либо еще до суда - в результате взятки. Не менее важные цифры - число дел по 159-й статье, возбужденных по заявлению потерпевших. Оно еще меньше, чем число дел, переданных в суд, - около 6%», - пишет бизнесмен.

Возмущает Титова и тот факт, что по этим делам иной раз были просто «сказочные» обвинения. Он приводит пример: предпринимателю из Ульяновской области Айзятулову грозит десять лет за то, что у него сгорели во время пожаров стройматериалы на два сруба, и он не смог их поставить. То, что он десять лет исправно строил дома, следствие сочло «многолетним вуалированием» преступной деятельности.

«Постоянно пытаются выдвинуть обвинение в мошенничестве при использовании предпринимателями программ рефинансирования кредитов. Из последних случаев - уголовное дело против предпринимателя Бондарева из Иркутской области. Он взял кредит, построил ферму, воспользовался программой рефинансирования, и в итоге его обвинили в стремлении украсть эти деньги. При этом ни банк, ни Минсельхоз претензий не имеют, а ферма построена и работает», - приводит еще один пример Титов.

«Но наиболее острый вопрос - остановка работы предприятия при изъятии документов. Хотя по закону следователи обязаны предоставлять их копии, на практике этого не происходит. Документы и жесткие диски изымаются, а копий, без которых работа невозможна, ждут годами. В новых поправках впервые введена норма, устанавливающая срок, в который копии изъятой документации должны быть предоставлены компании, у которой они были изъяты», - излагает в статье бизнесмен.

Борис Титов приходит к выводу: вступивший в силу закон - пусть компромиссный, но уже большой шаг вперед. «В перспективе же экономические преступления должны наказываться экономическими же санкциями в виде кратных ущербу штрафов. Только тогда УК перестанет быть инструментом давления на бизнес или его захвата», - резюмирует защитник.