18+
  1. Трасса беззакония

Трасса беззакония

Сочинская Олимпиада, словно соревнуясь с финансовым кризисом, продолжает оставаться одним из основных факторов политической и социальной нестабильности в ряде регионов России.

«Век» уже рассказывал о конфликте, разыгравшемся на территории подмосковного дачного кооператива Матвеевка, где началось расширение федеральной трассы М-4 «Дон», связывающей Москву с Сочи. Эту трассу решено «усилить» за счет платных полос, для строительства которых необходимо снести половину Матвеевки, оставив без жилья 150 семей, прописанных в дачном поселке.

В ближайшем к Матвеевке Домодедове провели референдум: расширять трассу или нет? 95% домодедовцев высказались однозначно – строительство новых полос приведет к транспортному коллапсу и в их городе, поэтому «народ против». Тем не менее, строительство началось. Бульдозеры «вспахали» полкилометра санитарной зоны вдоль трассы. Чувствуя свою правоту – по закону власти не имеют права идти против решения референдума, - жители Домодедова и Матвеевки начали акции протеста. Сформировалась инициативная группа, к делу были привлечены правозащитные организации.

И начался театр абсурда. Неизвестно откуда в поселке появилось несколько десятков нелегальных иммигрантов из Узбекистана. Как саранча, они самовольно поселились в домах, расположенных вдоль дороги, то есть именно в тех, которые подлежат сносу. В некоторых домах члены инициативной группы, препятствующие строительству дороги, живут постоянно и в этих случаях узбеки оккупировали сараи и другие подсобные помещения. Вели себя нагло, на требования хозяев убираться грозились их зарезать, а дома - поджечь.

Люди пожаловались в Ассоциацию адвокатов России. Адвокаты позвонили в милицию Домодедова, но дежурный отказался принять вызов. «Тогда мы сами поехали в домодедовскую милицию общественной безопасности, - рассказал «Веку» председатель Ассоциации Евгений Архипов. - Начальник МОБ Струков повозмущался, мол, какое безобразие, как они смеют, дал нам машину и приказал милицейскому наряду всех мигрантов задержать. Видно, узбеков предупредили, потому что мы застали всего человек восемь, которых и задержали. Но тут приехал другой наряд МОБ, который заявил: мы их задерживать не имеем права, потому что у них нет паспортов. Постойте, говорим, а как же угроза убийством, они к тому же и поворовали тут в дачных домиках, пытались поджечь постройки. Нет, отвечают, задержать не можем, поскольку нельзя установить их личность».

Однако, как оказалось, личности иммигрантов милиционерам были прекрасно известны. Они здоровались, называя друг друга по именам, и общались, как старые знакомые. Правозащитники позвонили в ГУВД Московской области. Там, услышав эту бредовую историю, впали в шок и тут же приказали Струкову иммигрантов задержать. «Время уже шло к двум часам ночи, и мы поехали домой, - говорит Архипов. - Утром звоним Струкову, и он нам заявляет: а я всех отпустил, потому что они в России находятся нелегально, а у нас нет денег на депортацию».

На следующий день Архипова нашли два человека, один из которых, представившийся Русланом, показал удостоверение некой ассоциации сотрудников спецслужб Узбекистана. Ссылаясь на посольство, он пригрозил адвокату раздуть международный скандал: «Мы тебя, говорит, привлечем за разжигание межнациональной розни. Я вообще сейчас могу тебя избить, и мне ничего не будет, потому, что у меня дипломатическая неприкосновенность, - рассказывает адвокат. - Я – снова звоню в УВД Домодедово, сообщаю об угрозах и прошу выслать наряд. Через минуту оттуда перезванивают на мобильный самому Руслану и спрашивают, что случилось! Руслан говорит: все путем, приезжать сюда не надо, здесь дорога плохая. И никто не приезжает!»

По словам адвоката, после этого конфликта он в своем дворе заметил наружное наблюдение, которое вели люди явно не русской внешности. Абсурд продолжался: опасаясь за свою безопасность и не найдя «сочувствия» в милиции, Архипов обратился за помощью в Движение против нелегальной иммиграции, лидер которого недавно был осужден за разжигание межнациональной розни. И что вы думаете? Слежка прекратилась.

Третий акт этой истории начался после публикации в «Веке», которая рассказывала о том, что живущие в Матвеевке люди протестуют против расширения федеральной трассы за счет сноса их домов. Сначала правозащитникам позвонили сотрудники приемной губернатора Подмосковья Бориса Громова и попросили представить полную информацию об этом конфликте. Затем в поселок приехали сотрудники ГУВД Московской области, а также представители Федеральной миграционной службы. Казалось бы, избавившись от «интернационалистов» из домодедовского УВД, адвокаты получили, наконец, шанс защитить конституционное право граждан, сказавших на референдуме «нет» сносу поселка. Однако областные комиссии повели себя более чем странно.

Вместо того, чтобы брать показания у пострадавших от узбеков хозяев домов, сотрудники ГУВД почему-то начали живо интересоваться активистами инициативной группы. Записывали фамилии организаторов митингов и пикетов, их адреса, телефоны и так далее. Надо ли говорить, что Ассоциация адвокатов расценила все это не как следственный процесс, а как обычное давление на людей, посмевших возмутиться незаконными действиями властей. «Сначала они хотели нейтрализовать организаторов протеста, обвинив их в разжигании межнациональной розни, то есть, по статье «экстремизм». Этого не получилось и теперь на людей собираются давить административным ресурсом», - резюмирует Архипов.

Между тем, ситуация с расширением трассы «Дон» остается подвешенной. Работы приостановлены до тех пор, пока вся проектная документация не будет согласована с администрацией Домодедова. Однако администрация согласовать ее попросту не имеет права – референдум, знаете ли. Чиновники из Минтранса намекают инициативной группе на то, что расширение трассы – «путинский проект», поэтому протестовать бесполезно. В ответ люди угрожают бессрочными пикетами у здания ведомства Игоря Левитина.

Тем временем, воспользовавшись заминкой в строительстве, активисты Greenpeace высадили на территории раскореженной санитарной зоны вдоль трассы деревья. Березы и сосны. И каждое поставили на учет. Следующий ход - за Минтрансом.