18+
  1. Труды и дни Владимира Дербина

Труды и дни Владимира Дербина

Труды и дни Владимира Дербина
Скандалы, сопровождающие деятельность Ленинградской федерации профсоюзов, казалось, ушли в прошлое.. В самом деле, вывод имущества во многом завершен.

«Инвесторы» расхватали самые лакомые куски. Из-под ЛФП ушли корпуса Гуманитарного Университета профсоюзов, бывший учебный центр курортов «Лахта», Сестрорецкий курорт, ДК Кирова, ДК Ленсовета, пансионаты «Дюны», «Черная речка», «Буревестник», большой особняк на Петроградской стороне.

Партнер ЛФП, «Севзапкурортстрой», с руководством которого Владимира Дербина связывают неоднозначные отношения (то воюют, то мирятся, но дела ведут по-прежнему), оказался совладельцем пансионатов «Восток-6» и «Взморье». А также профсоюзного яхт-клуба на Петровской косе (о нем речь впереди). Пожар прошел, оставив тлеющие судебные тяжбы.

На каком основании ЛФП под руководством Владимира Дербина так вольно распорядилась своим имуществом – предмет отдельного разговора. Прямо скажем, это задача со многими неизвестными. И если, допустим, ситуация вокруг ДК Кирова не представляет загадки (многочисленные газетные публикации убедительно доказывают наличие рейдерского умысла со стороны «инвесторов»), то, скажем, «Черная речка» - это уже высший пилотаж в искусстве сбивания следа. Целая драма с подставным злодеем («Севзапкурортстроем»), который на деле оказывается добрым партнером. А сумма прибыли, полученной в результате сделки, потом делится вполне по-братски. Впрочем, углубляться в давно известные эпизоды мы не станем. Гораздо интереснее не «как», а «почему».

От ВЦСПС к ЛФП через Кремль и Смольный

Владимир Дербин, как уже неоднократно утверждалось, не является реальным профсоюзным лидером. Он – самый обыкновенный чиновник, управляющий вверенным ему участком как обыкновенным главком. Эта привычка сложилась у Владимира Дербина еще в советские времена. Являясь по сути «красным директором», он, в отличие от производственных управленцев старой закалки, еще с давнего 1984 года стал управленцем профсоюзным. В пику утверждениям нынешней левой оппозиции, в Стране Советов профсоюз не обладал достаточными ресурсами для защиты интересов рабочих и служащих. При тотальном засилье одной партии профлидеры неизбежно избирались из наиболее лояльных режиму граждан. В этот вполне действующий вертикальный лифт с обратным отбором попал и Владимир Дербин.

А ведь этот примерный советский гражданин прошел действительно нелегкий трудовой путь. Родившийся в Вологде в 1946 году, Дербин, как и большинство молодых людей того времени, не попавших в ВУЗ, стал работать с 18 лет. В 1964-66 годах он в качестве простого рабочего чинил стрелки на узловой дистанции пути Северной железной дороги. С 1968 года, отслужив в армии, Владимир Георгиевич остался по месту службы в Ленинграде. И вновь - путевой рабочий, мастер, механик, старший инженер Трамвайно-троллейбусного управления. Затем – карьера инженера. На мизерную зарплату, потому что труд ИТР в СССР оценивался в копейки. Немудрено, что Дербин при первой возможности вырвался из цеховой безнадеги в профсоюзные кабинеты. В советском профсоюзе, разумеется, ничему толковому научить не могли. Мертворожденная формальная организация, в которой профлидер мог сделать что-то полезное лишь при редком стечении обстоятельств, тем не менее, взносы собирала исправно. На жизнь хватало, и так бы и катилась себе потихонечку жизнь очередного функционера, если бы не перетряска 90-х.

Немного покрутившись в профсоюзах, которые государство по сути перестало прикрывать, Владимир Дербин после периода относительной безвестности в 1996 году покидает обком профсоюза радиоэлектронщиков. В декабре того же года он возглавил Комитет по труду и социальной защите населения. Собственно, на социальной тематике специализировались многие бывшие советские аппаратчики. Дербин исключением не стал. После столь звездного взлета он, как и многие аппаратчики при старом президенте, после прихода Владимира Путина оказался вынужден подвинуться. Правда, разменяв при этом высокий пост на не менее значимый. В 2000 году Владимир Георгиевич становится вице-губернатором Петербурга. И вновь курирует социалку. На прежнюю стезю он возвращается в 2005 году в результате выборов в ЛФП. Обиженный прежний председатель Гарри Лысюк до сих пор отказывается говорить о происшедшем. Он «закрыл эту страницу». Оставив без ответа массу вопросов.

Защита трудящихся – дело рук самих трудящихся

Помимо возни с профсоюзной собственностью (на волне борьбы с отчуждением которой Дербин и был избран) профлидер обязан выполнять и свои прямые обязанности. Деньги деньгами, но когда вся работа ЛФП сводится к первомайским шествиям и дружному «одобрямс» партии власти, то руководство профсоюза явно зря получает свою зарплату. Но быть может, ЛФП сильна не громкими кампаниями по защите прав трудящихся? Это было бы понятно, ведь скромность украшает. Но и в конкретике действия ЛФП напоминают попытку беззубого старика разгрызть орех.

Взять ту же ситуацию вокруг Пикалево. Что сделал Владимир Дербин для работников трех остановленных градообразующих предприятий. Написал записку премьеру Путину. Когда тот уже начал раздачу слонов руководству заводов. Задним числом, правда, Владимир Дербин оказался очень силен – он разговаривал с Олегом Дерипаской и нашел его отношение к работникам «циничным», а прибыльность пикалевских предприятий – «достаточной» при нужном подходе. Этим его роль и ограничилась.

В драматичном конфликте на пивоварне «Хейнекен» Дербин вновь оказался не на высоте. Если ситуация, развивавшаяся три года, несмотря на все предупреждения и призывы рабочих, вылилась на профсоюзное начальство внезапным дождичком, то грош цена такому руководству. А ведь на пивоварнях есть первички ЛФП. Легко теперь вставать в позу защитника «трудового человека», угрожая Европейским судом. Кстати, несмотря на свои широко разрекламированные связи, на близкие отношения с Владимиром Путиным, Дербин так и не сумел задействовать даже такой, казалось бы, безотказный ресурс. В обычном-то суде ЛФП тяжбу с пивоварами проиграла.

Мы не ставим перед собой задачи написать трудовую биографию Владимира Георгиевича. Но нам важно понять, чем руководствуется уважаемый лидер ленинградских профсоюзов в своей деятельности. Зная эти мотивы, психологические особенности, мы легче поймем то, что случилось на очередной профсоюзной поляне – в яхт-клубе на Петровской косе.

Арендная арена

Сейчас у лидера ЛФП неприятности. И связаны они с начавшейся, наконец, проверкой соответствующими органами хозяйственной деятельности Дербина. Но вовсе не по итогам отчуждения дворцов культуры и курортов. Этот этап трудовой биографии Владимира Георгиевича давно с треском пролез через врата правосудия. Но как выяснилось, кроме главных «выстреливших» событий, есть еще тихая коррупция, подтачивающая федерацию изнутри.

На территории речного яхт-клуба действует в числе прочих частных предприятий ресторан «Море», принадлежащий партнерам Юрию Алексееву и Павлу Парпарову. Последний, будучи известным ресторатором Петербурга, обеспечивал ресторану неплохое реноме. До осени прошлого года Парпаров даже возглавлял ресторан в качестве генерального директора. Дела шли неплохо, но сам бизнес имел одно уязвимое место: площадь под ресторан была арендована. Разумеется, у ЛФП.

Отказ в продлении договора аренды застал Парпарова и Алексеева врасплох. За этим решением вполне могли стоять и определенные материальные интересы арендодателя, желающего взвинтить арендную плату. А бросать устоявшийся бизнес было совсем непросто. Детали предшествовавших этому повороту событий их участники благоразумно скрывают. Но мотивы приоткрываются дальнейшими действиями профсоюзной стороны.

От лица директора яхт-клуба Николая Норнова новый договор аренды, уже с увеличенной более чем в полтора раза арендной платой, был подписан с неким ООО «Альянс». Предприятие Алексеева и Парпарова ЗАО «Нева-Отель» обошли, но формально все было честно, и ничего интересного здесь нет. Чудеса начинаются дальше. Подписанный в июле 2011 года арендный договор не стал препятствием для проведения месяцем позже тендера на место, занимаемое до поры рестораном «Море». Предмет торгов – все та же аренда. То есть юристы «Альянса» при подписанном договоре на деле имели на руках простую бумажку, которую можно было свернуть в самолетик и пустить летать на крыльях бриза над Петровской косой.

Удивительно, но по результатам торгов победителем (он же – единственный участник) было объявлено предприятие рестораторов. Так что все вернулось на круги своя – с повышенными ставками за аренду. Незадачливый «Альянс» использовали втемную для банального шантажа. А Владимир Дербин тут при том, что на новом договоре аренды красуется именно его подпись. Красноречивое указание на заказчика.

Владимир Дербин, как и большинство совслужащих, людей старой закалки, приспособился к новым условиям таким вот необычным образом. С одной стороны, крупные госструктуры для красных управленцев – дом родной, и решения принимаемые в этом доме, его стен не покидают. С другой же, в бывшем простом работяге, а затем ИТР Дербине крепко засело предубеждение против «спекулянтов». Нынешние бизнесмены, и без того раздавленные чиновничьей машиной, время от времени наталкиваются вот на таких «кабинетных предпринимателей», составляющих элиту бюрократии. Неспроста за Дербиным укрепилась репутация проворного и деловитого человека.

Только вот в силу обстоятельств своей биографии Владимир Георгиевич приучен проявлять смекалку и пробивные качества лишь в рамках аппарата. При этом порой забывая о своих прямых обязанностях. И, кстати, нынешняя активность Дербина в борьбе с руководством «Хейнекена» - лишь следствие его неприятностей с правоохранительными органами. Теперь Дербину нужно доказать свою нужность и дееспособность. Что произойдет дальше, покажет лишь время. Которое уже отсчитывает ОБЭПе Петроградского района. Мелкий повод с «кинутыми» арендаторами ресторанчика «Море» способен вскрыть куда более крупные махинации – далеко не районного уровня.