18+
  1. У России не инновационный менталитет?

У России не инновационный менталитет?

Заметим, что ведущие государства сегодня активно развивают инновационные технологии и связанное с этим процессом венчурное инвестирование. Об этом свидетельствует и статистика.

Как известно, в последние год-полтора правительство РФ, понимая всю бесперспективность окончательного превращения России в сырьевой придаток Запада, обратило свои взоры на развитие обрабатывающего сектора экономики и, прежде всего, на поддержку инновационных технологий, значение которых для развития промышленности любого развитого государства переоценить трудно.

Так, по данным американского аналитика Мэттса Андерсена, в США ежегодно венчурный капитал направляется в 2000 компаний, средняя сумма сделки составляет 20 млн. долларов, в Евросоюзе 1200 компаний, среднее вложение менее 4 млн. долларов на фирму. В США 70% средств вкладывается в IT, по 20% - в медицину и бизнес, в ЕС на IT приходится 50%, на бизнес 40%, а на медицину лишь 10% вкладываемых средств. При этом в Америке 75% инвестиций идет на расширение успешного производства, а 25% - на ранние стадии его организации и развития.

В России же ситуация с развитием инновационной экономики обстоит значительно сложнее, а сам процесс инвестирования в разработку современных технологий протекает очень медленно. По мнению главного экономиста московского офиса Всемирного банка Джона Литвака, главной трудностью является то, что в нашей стране практически отсутствует предпринимательская конкуренция, она подменена специальными государственными программами по стимулированию инновационной деятельности, а это бесперспективный путь. Ведь опыт различных ведущих стран показывает, что залогом успеха главным образом являются децентрализованные процессы экономической деятельности в условиях жесткой международной конкуренции.

Такие разные экономические системы, как США и Китай, добились успехов в стимулировании инновационной деятельности благодаря созданию мощных стимулов и возможностей для предпринимательства, обеспечению входа на рынок и выхода с него, а также открытости экономики к конкуренции на международном и внутреннем рынках. А вот оценки инвестиционного климата в России, по утверждению Джона Литвака, показывают, что около 20% крупных предприятий в обрабатывающей промышленности не чувствуют особого конкурентного давления на внутреннем рынке, а еще 29% не чувствуют конкурентного давления со стороны иностранных предприятий. Создать на внутреннем рынке хорошую конкуренцию таким предприятиям могли бы представители малого и среднего бизнеса, а также индивидуальные предприниматели, но их доля в России по международным стандартам весьма незначительна 25%.

Причина заключается в излишнем административном бремени, которое государство наложило на предпринимателей этого звена экономики, а также в желании всевозможных чиновников, осуществляющих проверки предприятий малого или среднего бизнеса, а также индивидуальных предпринимателей, нажиться на них. Именно поэтому среда предпринимателей низового уровня в России пополняется очень медленно. В связи с этим, по словам члена Совета Федерации Виктору Шудегова, возглавляющего в СФ комитет по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии, российская доля высокотехнологичных производств в реальном секторе экономики и экспорта наукоемкой продукции сегодня невелика и пока не обеспечивает для России необходимой конкурентоспособности на мировых рынках и статус развитой мировой державы (только 8% роста отечественной экономики достигается за счет высокотехнологичных секторов, тогда как в экономически развитых странах около 60%), а доля России в наукоемком экспорте не превышает 0,5%. Оставаясь на обочине развития и экспорта наукоемких технологий, Россия сегодня рискует в течение долгих лет быть в роли догоняющего мировые державы, которые сегодня активно используют инновации в развитии своих экономик.

Так, по данным Виктора Шудегова, в ближайшие 10-15 лет объем мирового рынка высокотехнологичной продукции и услуг может вырасти с 2 трлн. до 10 трлн. долларов и в 10 раз превысить емкость топливно-энергетического рынка. По мнению Джона Литвака, чтобы стимулировать создание инновационной экономики в России, прежде всего, необходимо завершить реализацию направлений общей программы структурных реформ (обеспечение защиты прав собственности, судебная реформа, а также политика в сфере конкуренции и снижение различных административных бартеров для бизнеса). При этом главный экономист московского офиса Всемирного банка считает, что среда для предпринимательства и развития инновационных технологий в России сегодня во многом зависит от деятельности госчиновников на региональном и местном уровнях. Именно децентрализация и передача полномочий на местный уровень позволили Китаю развить необходимый инновационный динамизм даже в отсутствие сильных формальных рыночных институтов. А вот по мнению исполнительного директора Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ) Альбины Никконен, заключаются еще и в отсутствии четкой государственной стратегии, законодательной базы трансфера технологий из науки в промышленность, в очень высоких рисках и ориентации российских предпринимателей на краткосрочные вложения. Именно по этой причине, хотя общий объем действующих в стране фондов прямого и венчурного инвестирования достиг 5 млрд. долларов, на собственно венчур приходится лишь малая часть этих денег.

Крупнейшим сектором, привлекающим средства фондов, является IT, на него приходится 36% общего объема инвестированных средств или 89 млн. долларов; на втором месте потребительский рынок 21%. Для инвесторов наиболее привлекательными являются наиболее успешные компании на стадии расширения то есть не-венчурные вложения. По прежнему незначительно и число осуществленных выходов в 2005 г. их было всего 11, причем существенного роста этой цифры в ближайшие годы ждать не нужно.