Василий Устюжанин: На Казань!

Василий Устюжанин: На Казань!
Фото: https://www.facebook.com/
Сел набивать заметку и тут же осенило: а что бы случилось, если бы в 1552 году Иван Грозный не взял Казань? Первое из геополитических соображений: а накрылась бы медным тазом моя постковидная поездка. На фоне этой личной потери все другие геонегативы блекнут.

Фотозарисовки с красивой натуры

Был бы скорее всего на месте нынешней Казани центр Золотой Орды с каким-нибудь красивым названием Булгария, Хазария или Казания. Хан Батый такой центр и затевал. Может, был бы град даже краше нынешнего. Но... Без Белого Кремля. Без великолепного Дворца Земледельцев. Без чудного островного Свияжска. Без много чего еще яркого, чем запомнились Казань и ее окрестности.

Понятно, русский царь, собирая поход, об очумелых туристах не думал. Решал чисто утилитарную задачу - защититься от набегов неуемного соседа. А заодно расширить державные пределы. Все цари делают Это.

Реклама на веке
Как разместить

Но спустя столетия увидел я наглядно, за что положили под Казанью и в самой Казани жизни тысячи ногайцев, псковичей, черемисов, черкесов астраханцев, булгар, новгородцев, московитов, мордвин. И, конечно, самих казанцев.

Град на пяти холмах стоил мессы. Читать такое коренным татарам, понимаю, тягостно. Сам бы напрягся. Но американский синдром black lives matter, надеюсь, никогда не омрачит наше настоящее. Какой спрос с древних предков? Не умели они еще выстраивать межбюджетные отношения, создавать автономии, делить полночия.

Ну а нынче, когда в каждом русском намешано столько татарской крови, а в каждом татарине - русской крови, когда столько свадеб сыграно, совместных детей и богатств нажито, столько тонн соли съедено, искать в прошлом правых и виноватых - только чернила переводить и перья тупить. Лучше жить настоящим.

Вот как я. Выждал, пока Москва и Казань снимут карантинные кордоны (терпеливо и безропотно ждал), собрал теннисный рюкзак, сел с ним в сияющий чистотой и уютом двухэтажный поезд и через 12 часов увидел, как "красит утро нежным светом стены древнего Кремля". Уже не московского, а казанского. Кстати, в июле в Казани в два часа ночи уже светлым светло и всходит солнце. Если бы оно не врывалось каждый раз в мое гостиничное окно - не поверил бы аномалии. Но она есть. Говорят, коровы в Татарстане сходят от нее с ума. Недосыпают и мычат истошно. Хотя я лично совсем не страдал. Отворачивался на другой бок, закрывал голову подушкой и снова впадал в сонную блажь. Светла и тиха татарская ночь.

Дальше будут только фотозарисовки. Короткие и информативные. Фейсбук не терпит длинноты. Помню, знаю,

учитываю. Впрочем, не всегда. Порой красота двумя словами никак не описывается. Придется и многословить.

Василий Устюжанин: На Казань!

Начну обзор с вот этого памятника зодчим казанского Кремля. Из всех городских бронзовых и каменных изваяний он мне больше других лег на душу. Слева с планом Спасской башни на колене сидит русский зодчий. Скорее всего Постник Яковлев. Он возводил и собор Василия Блаженного в Москве. Справа со свитком в левой руке (в нем скорее всего чертеж Ханского дворца) стоит неизвестный татарский зодчий. Оба - ликами ясны и вдохновенны. Сотворили они в две руки и вправду лепоту незабываемую. Казанский Кремль признан ЮНЕСКО объектом Всемирного культурного наследия. Таких объектов на территории России не так много. Но и не так мало - 18. Именно культурного. Есть еще и 10 - природного наследия. Всего всемирно признанных культурных и природных шедевров на нашей планете более 2000. И 2 из них в Татарстане. Архитектурный ансамбль Успенского монастыря в Свияжске три года назад тоже внесен в этот почетный охранительный список.

Василий Устюжанин: На Казань!

А здесь тот же памятник - но вид сзади. Трогательная сценка. Татарский зодчий держит руку на спине русского зодчего, как бы призывая: "Вставай, дорогой брат. Пора за работу браться".

Вообще для скульпторов (кто лепил, тот знает) самое сложное - выстроить задний план. Так, чтобы он не снижал визуально и эмоционально восприятие переднего. Казанские скульпторы отлично справились с задачей.

Василий Устюжанин: На Казань!

Ну какая Казань без Батыя? Его портреты тут в музеях, в витринах магазинов, на водочных ярлыках. На самом деле многие татарские историки считают Батыя союзником русских князей в их противостоянии католическим орденам. А саму версию о 300-летнем монголо-татарском иге не основанном на реальных фактах мифом. Знаменитый востоковед и археолог Лев Гумилев склонялся к тому же. В Казани за научные взгляды ему поставили памятник на улице Петербургской.

После поездки в Казань и я засомневался в могуществе зловредных и жестокосердных татаро-монгол. И в самой этой через тире дефиниции - монголо-татары. Какими роботами-чудищами надо быть, какими несметными богатствами, совершенными железоделательными и кузнечными производствами располагать, какие сапоги-скороходы носить на ногах, каких рысаков-горбунков сказочных седлать, чтобы одолевать туда-сюда тысячекилометровые пространства и всех побиваху и покоряху? И неужто наши предки были такими чугунками для битья, что позволяли раз за разом сжигать свои города и взывали беспомощно к святым, молитвами отбиваясь от нашествий? Ну нет, конечно. А что совместно жили и совместно воевали, что помогали нам татары противостоять католическим орденам и рыцарям - больше похоже на правду. Ну и взаимные терки, подозрения, набеги и обиды - тоже были. Сегодня ты мне друг, завтра - враг, послезавтра снова друг. Такие братания и ссоры в истории народов случались многократно.

Мировая история вообще наполовину - домыслы, вымыслы, небылицы, сказания и иносказания. Потому ее и любят все - от архивиста, роящегося "в днях - ярчайший где" до дядьки Пахома, забивающего "козла" в домино. Потому и я ее люблю. Хан Батый, отстоящий от нас на столетия, так же мне интересен, как маршал Жуков, отстоящий на десятилетия. Как не ряди-не крути - они наша общая история.

Василий Устюжанин: На Казань!

Главная мечеть Казани - джума Кул Шариф. В 1552 году на ее месте стояла многоминаретная мечеть. Но русские пушкари много разрушений учинили городу. Разрушили и мечеть. В ней погиб и глава духовенства мусульман Кул Шариф. Он с единоверцами как мог сопротивлялся натиску. Однако против пушек и бочек с порохом казанцы не устояли.

В дни больших праздников в мечети и на площади рядом с ней собираются до 12 тысяч человек. Но не в марте-июне 2020-го! Ковид и мусульман, и православных заставил надолго встать с колен. Правда, к моему приезду службы в мечетях и храмах возобновились. Ковид Грозный отступил.

Василий Устюжанин: На Казань!

Свободная поступь свободной женщины Востока. Загляделся на поступь (и не только на нее), не удержался и нажал на камеру гаджета. Кажется, вовремя.

Снимок получился с чувством. Так и захотелось молвить вслед: "Девушка, пусть я с вами совсем не знаком и далеко отсюда мой дом"... Ну а дальше уже не как в песне... Увы, восточные женщины на улицах не знакомятся. И я на такие форс-мажорные подвиги не готов. Приехал любоваться красотой каменной. Вздохнул и перевел восхищенный взгляд на другие шедевры.

Василий Устюжанин: На Казань!

И упал он вот на эту пизанско-казанскую башню. Подлинное ее имя - Башня Сююмбике. Снимок, к сожалению, не передает двухметрового крена башни от ее основания. Вроде стоит ровнехонько. На самом деле - косит. Накосячили, понятно, архитекторы. Не рассчитали всех размеров и состояния грунта - холмов и косогоров. Через столетия - накренилась башня.

Но есть другая версия. Поэтическая и малоправдивая. И потому - читабельная! Якобы на казанскую царицу Сююмбике загляделся Иван Грозный. Захотел взять ее в жены. На самом деле к тому времени 22-летний Иван уже был женат на юной красавице Анастасии. Сююбике поставила условие: построить башню. В семь ярусов. Тогда пойду. Царь, понятно, взялся. Построил за неделю. В день по ярусу. Торопился. Влюбленным царям-тиранам, известно, все сроки по плечу. А как был сложен седьмой ярус, царица поднялась и бросилась вниз. Любила, оказывается, другого - мужа Сафа Гирея, он умер три года назад. Вот тебе и Иван Васильевич. Грозный, называется. И башню кривую после себя оставил, и жену не привез из похода. Одна конфузия от той любви.. Спасибо, хоть Казань взял.

Понятно, что я больше верую в первую версию - не доглядели строители. И удачно не доглядели! Ну была бы башня и башня. Семиярусная. Прямая и стройная. Но без изюминки. А так - почти Пизанская, косит, гнется, но не падает, и не упадет никогда - есть что необычного гостям города рассказать. И показать.

Василий Устюжанин: На Казань!

Полусолнце и полумесяц в золотом обрамлении на воротах башни Сююмбике. Выражают единство православной и мусульманской вер. Тому, кто придумал золоченный коллаж, - пять с плюсом. Знать бы кто... Даже гиды не знают.

Василий Устюжанин: На Казань!

Пятиглавый православный Благовещенский собор. Тоже в Казанском Кремле. Его построили в 1562 году псковские мастера. До 1918-го он был кафедральным. В нем совершались рукоположения (посвящения в сан) дьяконов, просвитеров, иереев и хиротонии (те же посвящения, но высших чинов) - епископов и архиепископов. В 1918-м храм разделил судьбу многих культовых учреждений - сначала закрылся, потом стал музейным комплексом. В 1990-2000-е подвергся основательной реставрации и практически восстановил свой изначальный облик. Вообще в Казане заметен баланс исламских и православных объектов зодчества. Глаз бесконечно цепляется то за строгие башни с точеными минаретами, то за сияющие купола с колокольнями.

Василий Устюжанин: На Казань!

Всего три слова на стене. И все - на татарском. Но в каждом - русский дух, Русью пахнет. Республикасы - звучит даже поэтичней и родней, чем наше Республика. Не отатарился ли я за пять дней пребывания?

Василий Устюжанин: На Казань!

А вот и сам Президентский дворец - смесь барокко, ренессанса, псевдоренессанса и русской Византии. В таком же стиле выстроен и Большой Кремлевский дворец в Москве. И не удивительно. Автор проектов у них один - Константин Тон. Он еще и храм Христа Спасителя спланировал.

Внутрь президентского дворца в Казани не заглядывал. Но думаю, там не хуже, чем в БКД. В БКД, кстати, прошла моя журналистская юность и зрелость. Много съездов, сессий, концертов и прочих пафосных представлений отсидел в нем. Да, были времена... Навеяло Казанью...

Василий Устюжанин: На Казань!

Мой товарищ и напарник по теннисному турниру в Казани Анатолий с юной Зульфией. Я с ней тоже сфотографировался. Но друг получился явно лучше. И улыбалась она ему явно приветливей. Или все же мне в камеру? Это неважно. Главное - снимок передал хорошее настроение хорошего дня.

Кстати, Зульфия - студентка. Подрабатывает тем, что водит на небольшом открытом шаттле туристов по Казанскому Кремлю. И рассказывает о нем. И то и другое получается у нее тоже хорошо.

Василий Устюжанин: На Казань!

А это Казан. Центр семьи. Здесь регистрируют браки, рождения детей. Построил Казан в форме азиатского литого котла с пылающим костром-подсветкой бурятский архитектор Даши Намдаков. На лифте можно подняться на смотровую площадку и увидеть город с 32-метровой высоты. В 2018-м, во время проведения чемпионата мира по футболу, здесь находилась фанзона болельщиков. Было шумно и весело. Совсем не так, как в эту вечернюю пору.

Василий Устюжанин: На Казань!

Тот наслаждений жизни не знавал, кто водки "Ханской" не пивал. Я пивал и знавал. Еще до Казани, в Москве. Отрокам и юношам, думающим делать жизнь с кого, конечно, не рекомендую. А моим ровесникам (в разбросе плюс минус 20-25), желающим укрепить сосуды, развеять печаль, погрузиться в даль светлую, обрести себя настоящего - настоятельно советую. По целебному воздействию " Ханская" ровня "Царской водке". И это совсем не пиар. Это горькая, но правда.

Водке вообще реклама нужна, как зайцу пятая пятка. Хотя сравнение - неудачное. Пятая пятка зайцу пришлась бы как раз в дополнительную прыть. Ее порой ушастому и не хватает, когда душа уходит в пятки и надо во все ноги мчать от погони.

Василий Устюжанин: На Казань!

Музыкальный фонтан в центре города. Не такой роскошный, как, например, в Дубаях. Зато с хорошей и чистой энергетикой. Турист за ней и едет в дальние края.

Василий Устюжанин: На Казань!

Тот самый Дворец Земледельцев. Ну хорош! Чисто Зимний дворец. А построен в 2010 году. И тут же обрел кучу недоброжелателей. Мол, рядом с Кремлем неуместная эклектика, диссонирует с окружающей средой. Не увидел никакого диссонанса - ни ночью, ни днем. И эклектики не увидел. А красоту увидел. Хотя казанцам виднее - у них шкала ожиданий и уровень требований, возможно, выше.

В самом же здании сидит сейчас республиканский Минсельхоз и подведомственные ему организации. Не потому ли с сельским хозяйством в Татарстане - полный порядок. Хорошо сидит чиновник - хорошо растет урожай. Плохо сидит чиновник - гниет урожай. Вот он, секрет аграрного изобилия. Увезу его в Москву. Расскажу друзьям из Аграрной партии. А то они бьются головой об лед - требуют от правительства лимиты, льготы, допбюджеты. И все попусту. А и надо-то - красивый Дворец попросить, где бы хорошо сиделось, думалось и моглось.

Василий Устюжанин: На Казань!

Простые жители Казани живут вот в таких домах о двух-трех уровнях. Точнее, могут жить. Но предпочитают, конечно, жить скромнее - в панельных и кирпичных однушках и двушках. Я их не осуждаю. В трехуровневую квартиру ищи потом гувернантку, уборщицу, повара. И каждому плати. Одна морока. Так что в этот вот терем попадают казанцы с тяжелой жизненной ситуацией - обремененные высокими доходами, должностями и званиями. И поделом им!

Василий Устюжанин: На Казань!

В императорской карете Екатерины Второй на казанском Арбате сидит живая Екатерина! Может, даже из Питера. Такой же красивой и цветущей немецкая принцесса Ангальт- Цербстская, возможно, и была в молодости, когда взошла на российский престол. Империатрица посетила Казань задолго до меня. Еще в 1769 году. Но провела в ней столько же дней, что и я. 5. А отозвалась о городе и приеме вот как: "Мы вчера, ввечеру, сюда приехали и нашли город, который всячески может слыть столицею большого царства; прием мне отменной… Если бы дозволили, они бы себя вместо ковра постлали…».

Последнее предположение скорее всего верно. Так ее встречали тогда во всех городах Поволжья, которые она задумала посетить. Справедливости ради, Путина встречают нынче скромнее. Оно и понятно, не барышня, чтобы перед ним ковром расстилаться.

Василий Устюжанин: На Казань!

Озеро Кабан. Красивое и уютное место с красивой и уютной набережной. Здесь в 2015-м прошли соревнования по хай-дайвингу в рамках чемпионата мира по водным видам спорта. С 27-метровой вышки экстремалы бросались головой вниз в воду, но входили в нее строго ногами. Сейчас вышку убрали, чтобы чудакам не повадно было повторять подвиги. И вправду - спокойней и безопасней сесть на катамаран или лодку с веслами - и скользить по водной глади. Что казанцы с радостью и делают.

На самом деле озеро Кабан - сложное гидротехническое сооружение с дамбами, протоками, перемычками. Излишки озерной воды с помощью насосов сливаются в Волгу и в Куйбышевское водохранилище.

Василий Устюжанин: На Казань!

Этот кот на ажурной металлической кушетке с внушительным животом, не простой кот. Кладеный, то есть к воспроизводству уже не способный, но ловить мышей годный. А случилась с ним вот какая история. Пожаловалась империатрица Елизавета 2 местному губернатору, что извели ее мыши в Зимнем дворце. И велел начальник горожанам сыскать "здешних пород кладеных самых лучших и больших тридцать котов, удобных к ловлению мышей, прислать в С.-Петербург ко двору ея императорскаго величества". Тех же кто уклонится, не объявит о наличии кладеных, подвергнут штрафу. Горожане пособили. Обоз с котами ушел в столицу. Коты тоже не подвели. Вывели мышей из дворца. И до сих пор в Зимнем Дворце, ныне Эрмитаже, усатые стражи числятся на государственном довольствии. Без кладеных не уберечь шедевры.

Как не коснувшись роскошного живота котяры, не отойти и туристам от веселого памятника.

Василий Устюжанин: На Казань!

Скрипач, играй веселей! Хотя куда уж веселей. Парень выводил на скрипке такие рулады, так энергично, в такт смычку двигался, что не сбавить шаг, не остановиться, не послушать было никак невозможно. На ул. Баумана, казанском Арбате, встретил я еще двух талантливых музыкантов. Подозреваю, на следующий день застал бы других - таких же самобытных. Специфика и миссия всех арбатских пространств - вмещать в себя лучшее, притягивать даровитых и свободных.

Василий Устюжанин: На Казань!

Памятник татарскому пирожку эчпочмаку в казанском этноцентре. Там же, в кафе, пирожок я и попробовал. Рецепт его прост: дрожжевое тесто начиняют картофелем, луком, мясом - говядиной, бараниной, реже - гусятиной и подают в виде треугольника на стол. Обычно вместе с бульоном. Рецепт пришел из глубины веков от кочевников. Они эчпочмак этим самым бульоном и заполняли. Удобно в походах - мисками и ложками тариться не надо. Залил в конверт, выпил-съел и на коня - в путь-дорогу.

Василий Устюжанин: На Казань!

Венера, оказывается, татарское имя. Буду знать. Древние греки могли бы свою Милосскую и пооригинальней назвать.

Василий Устюжанин: На Казань!

Федор Иванович Шаляпин родился в Казани и распелся именно здесь на церковном клиросе. Вообще много кто из великих родился, учился, влюбился, женился, работал или побывал в столице Татарстана. Пушкин приезжал изучать историю пугачевского бунта, математик Лобачевский ректорствовал в университете, Ленин поступил в него и через четыре месяца был отчислен, Толстой до переезда в Ясную Поляну здесь жил и учился, а дед его даже губернаторствовал в Казани. Хирург Александр Вишневский, изобретатель знаменитой целебной мази, что спасла много жизней в годы войны, в Казани учился и практиковал. Горький так втюрился в казанскую девицу, что едва не свел счеты с жизнью. Потом он написал: "Физически я родился в Нижнем Новгороде, духовно - в Казани". Авиаконструктор Андрей Туполев в годы войны много раз прилетал в Казань - руководить продувками самолетных моделей в аэродинамической трубе. На их основе создавались новые модификации боевых самолетов.

Ну и как пройти мимо Петра 1? Он в Казани тоже основательно наследил. Шумно отметил 50-летний юбилей. Но ему казанцы, как и Ивану Грозному, категорически не хотят ставить памятник. Грозному - понятно за что. А Петр чем не угодил? Увы, память плохую о себе тоже оставил. Насильственно крестил иноверцев, отбирал у некрещенных помещиков крещеных крестьян вместе с их пахотными землями и лугами. В общем, изводил местное дворянство. "Земли бывшего Казанского ханства, где еще проживают татары, являются злокачественной опухолью на теле российской империи». И это тоже он. Ну как такому ритору памятники ставить? Наполеону в Москве тоже ведь нет памятника.

Вообще ни одному из русских правителей нет памятника в Казани. Стоял величественный монумент императору Александру Второму у Кремля, но при большевиках его снесли. На его пьедестал установили гипсовый памятник Рабочему-металлисту в фартуке на голом торсе с кувалдой в руке. Гипс через год превратился в размытую массу. Пришлось снести и его.

Василий Устюжанин: На Казань!

И в 1966 году на сохранившемся царском пьедестале власти города поставили вот этот пронзительный памятник поэту Мусе Джалилю. Единственному из советских поэтов - Герою Советского Союза. Награжден посмертно. Его "Моабитский дневник" написан в плену в немецкой тюрьме. В 1944 году антифашиста-подпольщика и поэта казнили.

Василий Устюжанин: На Казань!

Чем-то мне глянулся этот памятник из белого камня - Шигабутдину Марджани, известному религиозному деятелю, просветителю и историку. Лицо интересно схвачено. Писал Марджани в основном на арабском и старотатарском языках. Наверное, потому переводов его трудов я в сети не сыскал. Обычно нахожу и что-нибудь яркое и мудрое цитирую для пущего эффекта. С Марджани не сложилось. Но судя по памятнику, по месту его расположения (на набережной), по выразительностии форм, вклад в развитие татарской культуры просветитель внес значительный.

Василий Устюжанин: На Казань!

Вселенский Собор. Самое необычное архитектурное творение из виденного в Казани. В поселке Старое Аракчино на площади в гектар разместились и православный храм, и буддистская пагода, и индуистская мандира, и еврейская синагога, и исламская мечеть, и японская тэре, и даже древнеегипетские сфинксы.

Центр единения всех религий задумал и создал известный татарский художник- монументалист Ильдар Ханов. К сожалению, в 2013-м году он умер. Дело его продолжают брат и сестра. Но средств на достройку катастрофически не хватает. Стоит Собор на родовом поместье Хановых. Государство потому вроде как сбоку припеку. И для церковных иерархов вроде как чуждый объект. Он и затевался изначально как культурно-просветительский комплекс. Не религиозный.

И потому пока стоит красота в соседстве с разрытыми траншеями, складированными досками и дровами, в строительных лесах. Для достройки нужны деньги. Много денег. У хозяев Вселенского Собора с ними совсем плохо. Это видно.

Может, после моего посещения они появятся? Однажды так и случилось. За полтора года до Сочинской Олимпиады приехал на будущие олимпийские объекты. Одни железобетонные каркасы увидел. Удивился, неужто успеют достроить в срок? Но уехал - и пошло дело. За полтора года все в Сочи выросло, взошло и встало. И Олимпиада прошла отлично. Понятно, без дополнительных инвестиций не обошлось. Нашлись деньги.

Может, сработает и в Казани примета? Идея-то храма единения всех религий отличная. Почему спортсмены всего мира могут в одном месте собираться раз в четыре года. И почему священники разных конфессий не могут проводить свои Богиады, обмениваться опытом и откровениями? Место-то для проведения Всемирного клерикального саммита уже почти готово. У благой идеи, верю, найдутся спонсоры.

Василий Устюжанин: На Казань!

Богородице-Успенский мужской монастырь Свияжского архитектурного комплекса. В советское время в нем располагались трудовая колония для детей, потом исправительная колония, психиатрическая больница. Сейчас к Свияжскому острову, на котором живут всего 250 человек, ежедневно съезжаются тысячи туристов - полюбоваться красотой возрожденных святынь.

Василий Устюжанин: На Казань!

Автостоянка у въезда в Свияжск под завязку забита машинами. Туристический бум вернулся в Татарстан.

Василий Устюжанин: На Казань!

И снова Казань. Вечерняя. Такую яркую ее запомню и увезу в Москву.

Василий Устюжанин: На Казань!

И такую запомню - легкую и свободную.

Василий Устюжанин: На Казань!

И такую - роскошную и нарядную.

Василий Устюжанин: На Казань!

И такую - строгую и стильную

Василий Устюжанин: На Казань!

И такую - стройную и привлекательную. На этом фото и закончу казанский обзор. Надо уметь ставить красивую точку. Поставлю.

Реклама на веке
Как разместить
Полиция Москвы будет жестко пресекать межнациональные конфликты «Зенит» выиграл Кубок и разбил его
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются