18+
  1. Вертикаль «покраснела» Иркутском

Вертикаль «покраснела» Иркутском

Вертикаль «покраснела» Иркутском
Выборы главы Иркутской области отвлекли политологов от всяческих непопулярных законов типа автопробегов – демонстраций. Победа коммуниста Сергея Левченко стала сенсацией на фоне голодной на повестки политической жизни. Впервые с момента возвращения выборов губернаторов действующий глава - «единоросс» стал бесспорным аутсайдером.

Второй тур губернаторских выборов в Иркутской области явно прошел под лозунгом «Падающего – толкни!» - кандидат от КПРФ Сергей Левченко обошел действующего главу региона, «единоросса» Сергея Ерощенко на 15,9% голосов избирателей. Даже после единого дня голосования, 13 сентября, было понятно – иркутский губернатор, вероятнее всего, проиграет эти выборы.

Ранее источники РБК в Кремле называли две причины неудачи действующего губернатора в ЕДГ: явный проигрыш при выборе мэра Иркутска и конфликт с местными элитами. Напомним, в первом туре Ерощенко набрал 49,6% (не преодолев необходимый 50% барьер), Левченко получил 36,6% голосов.

За несколько дней до выборов сибирские СМИ расцветали изображениями Сергея Левченко рядом с бессменным лидером КПРФ Геннадием Зюгановым. Оба коммуниста попали в скандал с главой Центрального рынка областного центра, что, по словам наблюдателей, лишь добавило голосов в копилку кандидата парламентской оппозиции.

«Победа Сергея Левченко во втором туре досрочных выборов губернатора Иркутской области стала возможной, благодаря жесткому контролю избирательного процесса, - рассказал «Веку» иркутский политтехнолог Александр Пустоваров. - Об этом Сергей Левченко рассказал на своей первой пресс-конференции после победы. Будущий губернатор неоднократно говорил о том, что 27 сентября Иркутскую область ожидает беспрецедентное количество нарушений. Поэтому в день голосования на избирательных участках Иркутской области работали около 4,5 тысячи наблюдателей из шести регионов (Иркутской, Новосибирской и Кемеровской областей, Забайкальского и Красноярского края, а также из Бурятии).

В администрациях муниципальных образований Иркутской области находились 30 депутатов Государственной Думы, которым была поставлена задача наблюдать за действиями местных властей. А в территориальных избирательных комиссиях в день голосования находились 30 юристов.

Беспрецедентные меры контроля за голосованием 27 сентября показали ошеломительный результат: данные протоколов участковых избирательных комиссий вводились в систему ГАС «Выборы» очень быстро, и административный ресурс практически не повлиял на события, происходившие между закрытием избирательных участков в восемь часов вечера и обработкой 100% протоколов к трем часам ночи».

По словам наблюдателя, во втором туре досрочных выборов губернатора Иркутской области стоимость голоса одного избирателя достигла исторического максимума для этой территории – 1,5 тысячи за голос. «Однако местные умельцы умудрялись брать «откаты» из суммы, отведенной на подкуп – например, в центральных районах Иркутска за голос предлагали уже пятьсот рублей, - рассказывает Пустоваров. - По мнению многих наблюдателей, работа по обеспечению голосов за врио губернатора 27 сентября в миниатюре повторила неэффективную систему управления на территории Иркутской области, против которой проголосовали более 56% избирателей».

Кроме открытого подкупа, «мотивация» избирателей проходила в крупных организациях Иркутской области. Так, на одном из градообразующих предприятий Иркутска впервые за много лет воскресенье было объявлено рабочим днем, а все сотрудники, живущие в соседних городах, были вынуждены получить открепительные удостоверения и приехать в Иркутск для голосования. В Тулуне работникам бюджетной сферы выдавали справки о том, что они приходили на участок. Сотрудники крупных торговых предприятий Иркутска также просили у членов избирательных комиссий справки о том, что они проголосовали 27 сентября».

В иркутском изоляторе временного содержания к вечеру проголосовали больше людей, чем было внесено в списки избирателей, продолжает Пустоваров. В городе Черемхове зафиксирован факт, когда участковая избирательная комиссия привезла с выездного голосования больше бюллетеней в урне, чем в реестре. В городе Тулуне член участковой избирательной комиссии была задержана прямо на улице – с переносной урной для голосования и открепительными бюллетенями. По данным наблюдателей, должностное лицо позволяла голосовать одному человеку по двум паспортам дважды и допускала ряд других нарушений, говорит эксперт.

«При этом штаб оппонентов при обнаружении очередного нарушения подавал жалобу в избирательную комиссию Иркутской области на неправомерные действия КПРФ. Другими словами, обеспечивавшие явку «с той стороны» подставляли под меч правосудия собственных исполнителей. Например, в одном скандальном интервью некий житель Баяндаевского района пожаловался на то, что ему прокололи колеса из-за того, что он проголосовал за врио губернатора Сергея Ерощенко», - говорит Пустоваров.

Эксперты полагают, что проигрыш «Единой России» произошел и из-за крайне незаметной кампании с заниженной явкой. Сибирские регионы – не тот случай, административный привод избирателей на участки здесь не играет роли. Поэтому Кремль традиционно имеет не самые лучшие результаты за Уральскими горами. Более того, в данном случае коммунисту Левченко попытались приписать поддержку оппозиционеров Алексея Навального и Михаила Ходорковского. В итоге «единороссы» наступили на «грабли» либерально настроенных избирателей, которые проголосовали бы за кого угодно, лишь бы не за «ПЖиВ».

«Убедительная победа Левченко во втором туре неожиданная только на первый взгляд, - рассказал «Веку» руководитель Центра социально-политических исследований и проектов Сергей Поляков. - Впервые с момента возвращения института выборности губернаторов случился не просто второй тур, а убедительная победа кандидата от оппозиции над действующим губернатором. Безусловно, это новая страница в развитии российской политической системы, но, как это часто бывает, все новое - хорошо забытое старое. На губернаторских выборах до их отмены в 2004 году вторые туры не были редкостью, и далеко не всегда побеждали действующие главы регионов. С 1996 по 2004 год был накоплен значительный опыт проведения конкурентных выборов, и организаторам избирательных кампаний полезно вспомнить былое. Судя по действиям команд Ерощенко и Левченко между первым и вторым турами, более памятливыми оказались представители КПРФ. Также на стороне Левченко сыграл опыт участия в конкурентных губернаторских выборах в начале нулевых.

Что касается избирателей, то налицо изменение модели электорального поведения. Общественный договор между властью и обществом - «мы обеспечиваем вам сытое существование, а вы не вмешиваетесь в политику» в связи с экономическим кризисом исчерпал себя. Период сытого оцепенения заканчивается, избиратель осознает - ответственность надо брать на себя, и не случайно, что это случилось именно в Сибири. Население Сибири всегда отличалось большей самостоятельностью, ответственностью за принятые решения. Отдельно следует отметить, что федеральный центр вовремя уловил эту тенденцию и в ходе всей избирательной кампании посылал недвусмысленные сигналы о необходимости проведения прозрачных выборов. Высокое доверие курсу президента больше не распространяется на региональные власти, и федеральный центр больше не хочет быть электоральным паровозом, вытягивающим за счет авторитета президента неэффективных руководителей регионов», - заключает Поляков.

«Ситуация в Иркутске разворачивается по классической схеме: оппозиционный кандидат, занявший в первом туре второе место с незначительным разрывом, во втором туре побеждает. В этом логика протестного голосования, - пояснил «Веку» директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. - Действующий глава региона и так собирает весь свой электорат еще на первом этапе. Кто поддерживает власть, тот за нее и голосует. Какой есть мобилизационный ресурс у властной вертикали, такой и используется как в первый, так и во второй раз. Ждать прироста голосов практически неоткуда. Победа могла бы быть в случае уменьшения, и уменьшения именно в числе голосов противников губернатора. Предположим, они уже не верят в свою победу и не приходят к урнам. Тогда лидеру первого тура собранных голосов может хватить на победу во втором. Но если явка большая, то все оппозиционные избиратели, голосовавшие ранее за разных кандидатов, отдают свои голоса не за действующую власть, а именно против нее. Это и произошло в Иркутске. Конечно, у полученного результата есть и местная специфика. Она есть в каждом регионе и на каждых выборах. Изначально штаб Ерощенко работал на понижение явки, рассчитывая в этих условиях выиграть за счет административного ресурса. Но низкая явка опасна тем, что небольшое количество избирателей, приведенное в нужное время в нужное место, решает ситуацию. А эти избиратели могут быть мобилизованы разными штабами. У Ерощенко неудачно складывались отношения с региональными элитами, и не весь административный ресурс работал на него. При этом Левченко удачно провел информационную кампанию и смог вывести практически всех противников власти под своими знаменами на избирательные участки. В итоге результат».

Впрочем, мало кто сомневается, что итоги губернаторских выборов в Иркутской области стали неожиданностью для Кремля – Вячеслав Володин вряд ли глотает валерьянку. Секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов уже бодро отрапортовал: партия власти признает победу Сергея Левченко и готова с ним сотрудничать. Возможно, Сергей Ерощенко просто походя стал разменной фигурой в развернувшейся вдруг антикоррупционной кампании – ей нужны новые жертвы.

Фото предоставлено Александром Пустоваровым.

Последние новости