18+
  1. Во власти инквизиции?

Во власти инквизиции?

Во власти инквизиции?
Похоже, что Запад не прекращает курс на демонизацию России. Так, из недавнего доклада ООН следует, что в нашей стране продолжаются пытки и издевательства в армии, лечебницах для душевнобольных и в местах лишения свободы.

Правозащитники-эксперты подготовили доклад на сессию ООН с целью осветить случаи применения пыток в России. Граждан РФ, по данным правозащитников, активно пытают надзиратели в тюрьмах, полицейские в участках, «деды» в армии и санитары в психиатрических больницах, пишет РБК daily. У российских чиновников доклад еще до сегодняшнего представления в Комитет ООН против пыток вызвал негодование: власти РФ не хотят выносить сор из избы.

Доклад для выступления в Женеве подготовили независимые от властей организации - «Общественный вердикт», «Мемориал», Институт прав человека, «Гражданское содействие», Молодежное правозащитное движение и Комитет против пыток. Главный его аспект - критика пассивных государственных мер по пресечению пыток за последние четыре года, подкрепленная примерами жестоких издевательств.

В числе нарушений гражданских прав называются «дедовщина» в армии, издевательства в психиатрических больницах, практика высылки из России иностранных граждан, которым на родине могут угрожать пытки, деятельность Следственного комитета, отсутствие контроля за исполнением тюремной реформы. Пытки в тюрьмах правозащитники отмечают отдельным пунктом. По их данным, из мест лишения свободы поступает все больше жалоб на незаконное жестокое обращение, неоправданные отказы в свиданиях с родственниками и адвокатами, отказы в предоставлении еды и спального места для задержанных более чем на 48 часов.

Одна из самых известных «виртуозными» пытками российских тюрем - исправительная колония N10 в городе Краснокаменске Забайкальского края. О жестокости ее сотрудников рассказывал еще бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, отбывавший там наказание в 2005 - 2006 годах. Он особенно выделял работника по имени Сергей Сергеевич, который бил «неразговорчивых» зэков так, что следов практически не оставалось, а человек потом неделю «охал и писал кровью». Позже следователи признали пострадавшими 60 заключенных, которых подвергали физическим издевательствам и моральным унижениям.

Не помогают заключенным и вновь принятые законы в сфере пенитенциарной системы из-за их плохого исполнения. Так, несмотря на то, что в 2011 году правительство выпустило распоряжение, запрещающее содержание в СИЗО тяжелобольных людей, за первые девять месяцев его действия были освобождены лишь 35 человек. Часто жестокие издевательства, порой даже со смертельным исходом, применяются к подозреваемым еще до их заключения в тюрьму - в полицейских участках.

Среди последних случаев пыток наибольший резонанс вызвало дело оппозиционера Леонида Развозжаева, утверждающего, что его похитили, пытали и запугивали представители некоего «эскадрона смерти», связанного с российскими силовиками.

Еще более скандальный инцидент - пытки в ОВД «Дальнее» в Казани: в марте задержанный Сергей Назаров скончался после того, как полицейские его избили и изнасиловали бутылкой из-под шампанского. За месяц до этого в результате пытки «ласточка» в камере ОП «Юдино» погиб заместитель директора Казанского железнодорожного техникума Павел Дроздов. Другой известный инцидент - дело подмосковных полицейских Александра Перфильева, Романа Кузина и Сергея Саенко, получивших условные сроки за слишком усердное желание добиться от женщины признания в убийстве ее мужа, ради чего они прибегли к пытке «слоник» - когда на жертву надевается противогаз с перекрытым клапаном доступа воздуха.

Такой произвол становится возможным в результате «лазеек» в законах и недостаточного контроля за правоохранителями со стороны Следственного комитета, что не удивительно: за дела о такого рода преступлениях по всей стране отвечают всего 60 следователей. Эксперты приходят к выводу, что для эффективной борьбы с пытками в Уголовном кодексе не хватает статьи, которая карала бы непосредственно должностных лиц и была бы более тяжкой, чем «превышение должностных полномочий».

Российским властям такая активность со стороны правозащитников показалась вредительской. По словам вице-спикера Госдумы Сергея Железняка, такая неблагополучная статистика и идеи по ее улучшению должны обсуждаться внутри страны. Экспертам стоило направить документ в Совет по правам человека при президенте РФ либо омбудсмену Владимиру Лукину, а не выносить на обозрение ООН.

Однако, по утверждению представителей НКО, они не ставили своей задачей «опровержение официальной информации и конфронтацию с официальной позицией Российской Федерации». Помимо примеров пыток, они зафиксировали и случаи удачной борьбы с ними. Одним из них стал отказ от медвытрезвителей, в которых издевательства над пациентами были обычным делом.