18+
  1. Война в Ливане убеждает США не нападать на Иран

Война в Ливане убеждает США не нападать на Иран

Как сообщил неназванный американский генерал, США внимательно наблюдают за нынешним противостоянием Хезболлах и Израиля в том числе для того, чтобы понять, как мы будем воевать с Ираном.

Этот же опыт может быть применен в войне с Сирией. Хезболлах имеет, возможно, до 10 тысяч бойцов, Израиль почти полмиллиона, однако вглубь Ливана израильтяне так и не продвинулись. Это может свидетельствовать о тех трудностях, которые ждут американскую армию в Иране.

Эксперты отмечают рост влияния Ирана на Ближнем Востоке в последнее время, особенно после начала ливано-израильского военного конфликта. Если Иран получит атомное оружие, то, учитывая его запасы нефти, рост населения и географическое положение, он может стать региональной сверхдержавой, - отмечает в интервью CNN Йон Вольфстал из американского Центра стратегических и международных исследований. Если бы Иран выпускал собственные акции, то их сейчас все бы покупали, они могли бы удвоить свою стоимость. Ирак, который был противовесом Ирану, после свержения Саддама практически погрузился в хаос и даже по оценкам американского военного командования находится на грани гражданской войны. Более того, Тегеран теперь может влиять на шиитское население Ирака и в состоянии значительно осложнить Соединенным Штатам нормализацию ситуации в этой стране, поддерживая повстанцев.

Как сообщил неназванный американский генерал, США внимательно наблюдают за нынешним противостоянием Хезболлах и Израиля в том числе для того, чтобы понять как мы будем воевать с Ираном. Этот же опыт может быть применен в войне с Сирией. Хезболлах имеет, возможно, до 10 тысяч бойцов, Израиль почти полмиллиона, однако вглубь Ливана израильтяне так и не продвинулись. Это может свидетельствовать о тех трудностях, которые ждут американскую армию в Иране. Если американцы и разобьют регулярную армию страны, и даже если часть иранских вооруженных сил вообще откажется воевать и разойдется по домам, как это случилось с иракской армией, подавление американцами отдельных групп повстанцев может быть таким же сложным делом, как борьба Израиля с Хезболлах.

Бойцы Хезболлах научились вынуждать израильских солдат вступать в ближний бой, устраняя, таким образом, преимущества, которые имеют израильтяне, - отмечает в интервью той же телекомпании CNN Томас Хаммес, полковник армии США в отставке, служивший в морской пехоте. Боевики используют подземные ходы между зданиями и бункерами, куда они могут отступать. Действительно, если боевые действия идут в виде столкновения небольших отрядов в специально подготовленной для этого бойцами Хезболлах местности с ловушками и тайниками, то израильтяне не могут полностью использовать ни танки, ни авиацию, ни артиллерию. Господство в воздухе и на море в такой ситуации не очень помогает. Кроме того, Хезболлах ведет обстрел позиций израильской армии и территории самого Израиля из густонаселенных районов, используя гражданское население Ливана в качестве живого щита. В такой ситуации действия израильтян не могут обойтись без случайных жертв, что вызывает возмущение во всем мире и, соответственно, делает практически невозможным для Израиля выиграть пропагандистскую войну. Все это не может не оказывать психологического давления на американское военное командование и политических лидеров, которые могут попасть в такую же ситуацию, санкционировав вторжение в Иран.

В добавление ко всему, в Ираке начались демонстрации шиитов в поддержку Хезболлах. Треугольник Иран-Ливан-Ирак замыкается. Ясно, что американцы, вторгнувшись в Ирак, разбудили лихо, заметно осложнив себе жизнь. Вряд ли они теперь пойдут на осуществление масштабной военной акции против Ирана. Более того, даже точечные удары по объектам, где, возможно, идут работы по созданию ядерного оружия (если такие удары вообще возможны из-за опасности радиационного заражения местности) США теперь могут не осмелиться нанести. Если Тегеран только для отвлечения внимания международного сообщества от своей ядерной программы спровоцировал, как полагают наблюдатели, настоящую войну между Израилем и Хезболлах, подтолкнув последнюю на провокацию с похищением израильских солдат, то что же иранцы предпримут в случае атаки на них? Иранское руководство уже заявляло о возможности блокировать Ормузский пролив, по которому вывозится нефть из Персидского залива. Другим сюрпризом станет активизация помощи шиитам в Ираке, который и так развивается в направлении гражданской войны.

Скорее всего, США одержали бы довольно быструю военную победу в Иране. Однако, как показал Ирак, это не конец проблем, а их начало, ведь что-то надо делать с миллионами безработных, фанатиков, террористов, боевиков и просто бандитов. Победить исламистских повстанцев задача непростая, как показывает противостояние Израиля с Хезболлах. После свержения нынешнего режима Иран станет разваливаться также, как Ирак, ведь в Иране персов лишь половина населения. Начнет отваливаться север, населенный азербайджанцами, и курдский северо-запад. Курды Ирака, Ирана и Турции захотят объединиться и создать свое государство. Все это грозит погрузить Ближний Восток в хаос.

Некоторые российские аналитики утверждают, что хаос в этом регионе и является целью США, которые не желают видеть там стабильные государства, способные укрывать террористов Аль-Каэды. Это весьма странная точка зрения, поскольку исламистам легче всего было бы укрыться как раз на территориях, которые не контролирует никакое правительство. Сторонники рассматриваемого подхода полагают, что американцам будет легче договориться с местными лидерами, чем с руководителями государств о борьбе с экстремистами, способными организовать теракты против США. Однако аппарат американского правительства не настолько велик, чтобы контролировать деятельность тысяч полевых командиров, к которым перейдет власть в случае краха государств региона и погружения его в хаос.

Таким образом, неспособность Израиля покончить с Хезболлах в сжатые сроки и даже оттеснить боевиков этого движения от своих границ продемонстрировала как силу Ирана, по всей видимости, спровоцировавшего этот конфликт, так и те трудности, которые ожидают американскую армию в случае ее вторжения в Иран. Трудно сказать, как в подобной ситуации Вашингтону удастся добиться согласия Тегерана отказаться от стремления получить ядерное оружие.