18+
  1. Все страны делают это

Все страны делают это

На Средиземноморском побережье Испании, примерно в 60 км к юго-западу от Малаги расположен относительно небольшой (126 тыс. населения) город Марбелья. Это популярный курорт и «сливки общества» охотно покупают здесь недвижимость.

С некоторого времени ряды обладателей престижных вилл в Марбелье пополнились тремя любопытными персонами, хорошо известными в кругах операторов теневого рынка оружия. Их звали Монзир аль-Кассар, Аднан Хашогги и Марк Рич.

Профессиональной деятельности этих людей посвящены сотни публикаций, десятки книг и фильмов. А также материалы многочисленных уголовных дел, парламентских расследований и докладов ООН. Из пестрой массы этой информации можно выделить обстоятельство, в равной степени свойственное биографиям всех трех указанных персонажей, а именно рабочие контакты с представителями спецслужб США, России и Ирана. На этом факторе следует остановиться подробнее, поскольку он может стать ключевым для понимания событий, которые происходят сегодня вокруг расследования дела «русской мафии» в Испании.

Монзир аль –Кассар

Родился в 1945 г. в Набеке (Сирия), в семье высокопоставленного дипломата, близкого к президенту Хафезу Асаду. Обладатель паспортов Сирии, Йемена, Аргентины, Испании. На теневом рынке оружия работал с 70-х годов XX века. Поставлял оружие террористическим организациям и поддерживающих их режимам в Азии, Африке, Европе, Южной и Центральной Америке. Участник многих проектов Banc of Credit and Commerce International (BCCI). Активный участник дела «Иран- контрас», его имя также связывалось с делом «Локерби» и делом «Акилле Лауро». Неоднократно подвергался арестам и судебным преследованиям - в Дании, Великобритании, Испании, Аргентине. Был оправдан по всем пунктам обвинения. В июне 2007 года арестован в Испании в ходе операции, проведенной специальными агентами DEA (служба по борьбе с наркобизнесом Министерства юстиции США). 13 июня экстрадирован в США. В феврале 2009 г. федеральным судом Манхэттена приговорен к 30 годам заключения.

В некоторых публикациях утверждается, что Монзир аль-Кассар во времена существования СССР сотрудничал с ГРУ ГШ МО и впоследствии, в 90-х годах XX века это сотрудничество было возобновлено с ГРУ ГШ МО РФ. Каких – либо документальных подтверждений этому в открытых источниках не существует. Но в США считается доказанным, что Монзир аль-Кассар был основным поставщиком оружия и спецснаряжения для НФОП (Народный фронт освобождения Палестины). Партнером Монзира аль-Кассара в НФОП был Вади Хаддад – именно он отвечал за поставки оружия в этой организации. Принадлежность самого Вади Хаддада к агентуре КГБ СССР не вызывает сомнений с тех пор, как ряд секретных документов ЦК КПСС попали к израильским спецслужбам в конце 1991 года.

Вади Хаддад скончался в марте 1978 года в ГДР. Но поставки оружия и спецснаряжения для НФОП, и производных от него палестинских организаций, практиковались СССР вплоть до 1991 г. Если верно утверждение американских экспертов, что эти поставки шли в основном через Монзира аль-Кассара, то следует признать, что его контакты с агентурой, а возможно и со штатными сотрудниками ПГУ КГБ, были многолетними и устойчивыми. Разумеется, такого рода связи могли быть восстановлены при необходимости без особых проблем, особенно учитывая влияние семьи аль-Кассар в Сирии – традиционном покупателе советского, а впоследствии – российского оружия. Связи Монзира аль-Кассара со спецслужбами США наиболее отчетливо проявились в деле «Иран – контрас», в котором он принял самое активное участие. Считаются подтвержденными его непосредственные контакты с главными фигурантами с американской стороны – генералом Ричардом Секордом и полковником Оливером Нортом.

В некоторых источниках указывается, что Монзир аль-Кассар получал прямые транши от ЦРУ на свои счета в «Katherein Bank», Вена (A/c No. 50307495) и «Swiss BankCorporation», Женева (A/c No. 510230C-86).

Дело «Иран – контрас» - не единственная известная операция по вооружению Ирана, в которой участвовал Монзир аль-Кассар. Американские источники утверждают, что он поставлял в эту страну противокорабельные ракеты, торпеды и другое вооружение. Контактами Монзира аль-Кассара с Иранской стороны были представители Организации оборонной промышленности Ирана и Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

Аднан Хашогги

Родился в 1935 году в Саудовской Аравии. Образование: колледж Виктории, Александрия (Египет), Калифорнийский университет (США). Крупный оружейный и финансовый дилер. Представлял на Ближнем Востоке интересы ведущих концернов американского военно- промышленного комплекса: Локхид, Нортроп, Рейтеон. Был членом совета директоров Banc of Credit and Commerce International (ВССI). Входил в руководство инвестиционной компании Carlyle Group. Представлял в США интересы Saudi Bin Laden Group. Один из ключевых участников дела «Иран – контрас». Обладает широкими связями среди руководства Республиканской партии США, руководства ЦРУ и Службы общей разведки Саудовской Аравии.

В 1988 г. А. Хашогги был арестован в Швейцарии по обвинению в неуплате налогов и экстрадирован в США, где был полностью оправдан.

Партнером Аднана Хашогги с иранской стороны является Манушер Горбанифар – крупный оператор теневого рынка оружия, также участник дела «Иран – контрас», частый гость Аднана Хашогги и Монзира аль-Кассара в Марбелье.

М. Горбанифар, гражданин Ирана, партнер А.Хашогги и Монзира аль-Кассара.

Аднан Хашогги был непосредственно вовлечен в российский политический процесс во второй половине 90-х годов ХХ века. Он был организатором поставок в Чечню оружия (в т.ч. ПЗРК «Стингер» из той партии, что была получена Саудовской Аравией в ходе операции «Иран – контрас»), спецоборудования и снаряжения, а также Саудовских инструкторов. Этот канал функционировал под прикрытием структур т.н. «Кавказского общего рынка», которыми руководил шеф внешней разведки Ичкерии Хож-Ахмед Нухаев. Существует также неподтвержденная (но и не опровергнутая) версия, что на вилле А. Хашогги в Ницце 04.07.1999 г. состоялись переговоры между руководителем администрации Президента РФ А. Волошиным и Шамилем Басаевым и результат этих переговоров предопределил начало «второй чеченской войны».

Марк Рич

Марк Рич (Марк Давид Райх) родился в 1934 г. в Бельгии. Крупный нефтяной, финансовый, металлургический и оружейный трейдер. Участник многочисленных проектов BCCI. В конце 70-х годов организовал канал продаж иранской нефти в обход эмбарго, наложенного США. Одновременно организовал масштабный канал поставок в Иран оружия и ракетных технологий.

В 1983 г. за сотрудничество с Ираном и неуплату налогов М. Рич объявляется в розыск в США. В 2001 году получает президентское помилование за несколько часов до ухода Б. Клинтона с должности.

С СССР М. Рич сотрудничает с начала 80-х годов. Был аффилирован с компанией «Nordex», которая по данным ряда источников, представляла часть механизма, созданного советскими спецслужбами в целях преодоления ограничений КОКОМ на экспорт в СССР технологий и оборудования. После 1991 года – участник многочисленных коммерческих проектов в РФ самого высокого уровня.

Итак, к 1998 году три хорошо знакомых друг с другом немолодых, состоятельных и, что называется, видавших виды джентльмена имели в городе Марбелья солидную недвижимость и многочисленный штат всевозможных сотрудников. Такую высокую концентрацию выдающихся «оружейных баронов» на километр испанского побережья можно объяснить двумя причинами:

А) все трое были без ума от роскошных пляжей, и очарованные прекрасным климатом наслаждались игрой в гольф и прогулками на яхтах (иногда в обществе иранца М. Горбанифара), решив скоротать безбедную старость под ласковым испанским солнцем;

Б) из города Марбелья рукой подать до алжирских и марокканских портов, где расположены наиболее значимые логистические узлы теневого оружейного рынка, через которые с 80-х годов ХХ века шел основной трафик нелегального оружия американского, европейского, северокорейского, китайского и российского производства в Иран.

В 1998 году в России произошел дефолт, в Иране началось строительство Бушерской АЭС, в США РУМО (военная разведка) представила доклад о связях Усамы Бен Ладена с чеченскими сепаратистами… На фоне этих эпохальных событий открытие в городе Marbella по адресу c/ Jacinto Benavente 25, local 11 офиса туристической компании «MYR Marbella» прошло совершенно незамеченным. А вскоре в городе появился и совладелец «МИР Марбелья», немолодой, состоятельный джентльмен с греческим паспортом на имя Геннадиоса Петрова.

Странная биография

Из многочисленных публикаций в российской и зарубежной прессе, комментирующих испанское «дело русской мафии», можно понять, что Геннадий Васильевич Петров родился в 1948 году, во времена СССР находился на нижних ступенях социальной лестницы (работал кладовщиком на вокзале), привлекался к суду и отсидел срок по экономической статье. В конце 80-х годов ХХ века Петров интегрировался в одну из крупных петербургских организованных преступных группировок. В 1993 году он был арестован по обвинению в рэкете, но освобожден до суда за недостатком улик. В «лихие

90-е» мощный вал организованного криминала, захлестнувший Россию, стал для Петрова своеобразным социальным лифтом, поднявшим его до уровня новой российской деловой и политической элиты, со многими представителями которой он установил личные связи.

Благодаря этим связям Петров стал обладателем крупного бизнеса – его зарубежные активы испанская полиция оценила примерно в 40 миллионов евро.

Современная история России знает не один десяток биографий, подобных той, что пресса приписывает Геннадию Петрову. В известном смысле это типичная биография целого слоя постперестроечных «авторитетных предпринимателей». Разве что в данном случае она слишком схематична, особенно ее советский период – не сообщается, где учился, и учился ли вообще, служил ли в вооруженных силах и т.д. И еще одно обстоятельство выделяет эту биографию из ряда аналогов – она стала публиковаться после ареста Геннадиоса Петрова в Испании. До этого момента имя этого человека в российской и

мировой прессе не встречалось. В ноябре 2009 года получил огласку факт, что в материалах дела «русской мафии в Испании» № 3212006 J, которое ведет судья Бальтазар Гарсон, содержатся показания некоего Хуана Антонио Унтория Агустина, который работал на Геннадия Петрова. Г-н Агустина сообщил, что был представлен Геннадию Петрову г-ном Хосе Алисесом Сансом в 1998 году. Г-н Санс, как и г-н Агустина был старшим офицером CESID (Centro Superior de Informacion de la Defensa) – главной в то время спецслужбы Испании. Г-н Санс сообщил г-ну Агустина, что работал с Геннадием Петровым еще в те времена, когда последний был сотрудником КГБ СССР, и что теперь Геннадий Петров будет заниматься экспортно-импортными операциями в Испании и ему нужно оказать помощь.

Следует отметить, что г-н Санс обратился к г-ну Агустина, что называется по должности, поскольку г-н Агустина представлял контрразведку CESID, а г-н Санс – разведку. После расформирования CESID в 2001 году г-н Санс перешел в CNI (Центр национальной разведки Испании). А г-н Агустина продолжил службу в резерве контрразведки, будучи прикомандирован к Геннадиосу Петрову в качестве секретаря и адвоката.

Откровения г-на Агустина с полным основанием позволяют утверждать, что широко распространенный ранее в СМИ вариант биографии Геннадия Петрова нуждается в серьезной коррекции, которую, однако, вряд ли когда-нибудь возможно будет осуществить, учитывая тотальное уничтожение личных дел секретных сотрудников КГБ СССР осенью 1991 года.

Итак, складывается следующая весьма интересная картина. В 1998 году в город Marbella, в котором находятся представительства трех известных оружейных дилеров, в совокупности практически полностью контролирующих теневой трафик оружия в Иран, прибывает греческий гражданин Геннадиос Петров, известный испанской разведке как сотрудник КГБ СССР. К Геннадиосу Петрову тут же прикрепляют контрразведчика в качестве помощника в деловых операциях. Остается только найти партнера для этих операций.

За этим, судя по всему, дело не стало. В деле № 3212006 J имеется постановление о приобщении к материалам дела на основании письма от руководства CNI показаний Монзира аль-Кассара. Вряд ли в этом была необходимость, если бы Геннадиос Петров не имел отношений с этим человеком.

Маловероятно, что до своего приезда в Испанию Геннадий Петров был лично знаком с Монзиром аль-Кассаром. Но можно утверждать, что, по меньшей мере, два общих знакомых из числа испанских граждан у них есть. В 1992 году Монзир аль-Кассар был арестован в Испании по обвинению в поставках оружия палестинской террористической группировке, захватившей итальянский круизный лайнер «Акилле Лауро».

В тот раз выскользнуть из объятий испанских правоохранительных органов ему помогла весьма специфическая сделка с правосудием: баскская террористическая организация ЭТА получила партию оружия. Контейнеры с оружием были снабжены радиомаяками, что позволило испанским спецслужбам накрыть крупнейший оружейный склад баскских сепаратистов. В этой операции принимал участие капитан контрразведки Хуан Анторио Унтория Агустина. А оправдательный приговор Монзиру аль-Кассару подписал судья Бальтазар Гарсон.

Странное расследование

В 1998 году греческий бизнесмен Геннадиос Петров обосновался в Марбелье и начал проводить некие экспортно-импортные операции. Приходится признать, что с самого начала его деловая активность, именуемая ныне в прессе как «деятельность русской мафии», проходила под контролем испанских спецслужб. Как, впрочем, и деятельность «сирийской мафии» в лице Монзира аль-Кассара, «саудовской мафии» в лице Аднана Хашогги, «американской мафии» в лице Марка Рича, а также «иранской мафии» в лице часто посещавшего Марбелью Манушера Горбанифара. До конца 2006 года испанские правоохранительные органы снисходительно смотрели на «экспортно-импортные операции» этого «мафиозного интернационала», предположительно, существенно укрепившие обороноспособность и технологическую оснащенность Исламской Республики Иран.

Впрочем, не только Иран был областью приложения сил этих незаурядных джентльменов в период 1998 – 2006 годов. Монзир аль-Кассар успешно поставлял польское и чешское оружие в несколько африканских стран, Аднан Хашогги отметился поставками оружия в Чечню, Марк Рич, «безуспешно разыскиваемый» ФБР за нелегальное сотрудничество с Ираном, бурно спекулировал всевозможными российскими активами, Геннадий Петров также проявил себя весьма разносторонним бизнесменом. Пожалуй, только Манушер Горбанифар старался не слишком отвлекаться от своих основных обязанностей. Иран тоже не складывал яйца в одну корзину – в 2001 году он нелегально получил из Украины стратегические ракеты Х-55 и комплекс наземного оборудования к ним, поставленные, по утверждению ряда источников, с помощью самолетов, принадлежащих Виктору Буту. Очевидно, что поставка стратегических носителей ядерного оружия не могла быть осуществлена без санкции руководства отправляющей и принимающей стороны, а также контроля соответствующих спецслужб. Не менее очевидно, что «оружейные бароны» из Марбельи тоже были под плотным контролем. Следовательно, беспрепятственное осуществление их проектов в течение долгих восьми лет было результатом неформальных договоренностей тех людей и структур, которые обладали полномочиями отдать приказ на такой контроль. В прессе высказывалось предположение, что весь этот процесс был организован для того, что бы получить неопровержимые доказательства (в отличие от ситуации с Ираком) о нелегитимном получении Ираном ОМУ и двойных технологий. Есть и другие версии, но их обсуждение выходит за рамки данной публикации.

Дело «русской мафии» № 3212006 J было возбуждено Бальтазаром Гарсоном в конце 2006 года. Несколько недель спустя в США и Великобритании были заблокированы счета иранского Bank Sepah International, являющегося по выражению заместителя министра финансов США Стюарта Леви «финансовым оплотом иранской ракетной и ядерной программ». Вслед за блокадой банка Sepah последовала блокада счетов более 20 компаний и физических лиц, подозреваемых в незаконном (с точки зрения Администрации США) сотрудничестве с Ираном.

Через месяц после блокады «иранских» счетов, Совет безопасности ООН принимает Резолюцию № 1747, направленную против государств, компаний и лиц «… которые занимаются чувствительной в плане распространения ядерной деятельностью Ирана и разработкой систем доставки ядерного оружия, непосредственно связаны с этим или оказывают этому содействие, в том числе посредством участия в закупках запрещенных предметов, товаров, оборудования, материалов и технологий…». Через два месяца после принятия этой резолюции, в Испании оперативная группа DEA под руководством Михаэля Брауна арестовала Монзира аль-Кассара.

В марте 2008 года (аккурат в канун президентских выборов в России) в Таиланде та же группа арестовывает Виктора Бута. В обоих случаях ордера на арест выписывает прокурор Манхэттена Майкл Гарсиа. 13 июня 2008 года в Испании арестовывают Геннадиоса Петрова. В этот же день Монзира аль-Кассара экстрадируют в США. Монзиру аль-Кассару и Виктору Буту предъявляют идентичные обвинения – поставку оружия колумбийской группировке FARC. В обоих случаях роль «покупателей от FARC» сыграли агенты DEA, т.е. никаких реальных поставок не только не было, но и быть в принципе не могло. Геннадиосу Петрову предъявлено обвинение в неуплате налогов – единственное его правонарушение на территории Испании. Почему вместо того, что бы вызвать бизнесмена или его адвоката в налоговое управление и предложить заплатить налоги и штраф, потребовалась спецоперация с применением десятков агентов, спецназа и вертолетов, следствие не объясняет.

Не вдаваясь в описание очевидных нелепостей этих «расследований», все же можно сформулировать ряд вопросов, ответы на которые сделали бы испанское дело «русской мафии» абсолютно прозрачным:

- в деле № 3212006 J имеются данные перехвата телефонных разговоров и сообщений электронной почты Геннадиоса Петрова, посвященных проблеме деблокирования «иранских» счетов. С кем велись эти переговоры, упоминались ли в них господа Аднан Хашогги, Марк Рич, Манушер Горбанифар, а также аффилированные с указанными господами компании? Упоминались ли в этих разговорах кредитные линии от государственных банков третьих стран, в качестве временной замены блокированных «иранских» авуаров?

- каково содержание показаний Монзира аль-Кассара, приобщенных к делу Геннадиоса Петрова на основании требования руководства CNI?

- допрашивался ли по делу № 3212006 J полковник CNI Хосе Алисес Санс и если да, то каково содержание его показаний?

В принципе, ответов на эти вопросы вполне достаточно, что бы картина с приключениями «русской», «сирийской», «саудовской», «американской» и «иранской» мафии в городе Марбелья стала окончательно понятной. Ответы на эти вопросы могли бы также прояснить - под чьи именно гарантии Геннадиос Петров остался в Испании после ареста Монзира аль-Кассара, и кто отдал приказ Виктору Буту лететь в Таиланд, где его поджидал Михаэль Браун. Именно поэтому такие ответы никогда не будут даны.

Сдают только свои

В ряде источников высказывается предположение, что Геннадиоса Петрова мог сдать перебежчик В. Литвиненко. Конечно, теоретически нельзя исключать, что в руки подполковника ФСБ могло попасть личное дело секретного сотрудника КГБ СССР, чем- то похожего на греческого гражданина. Но даже в этом случае Литвиненко вряд ли мог приятно удивить полковника CNI Хосе Алисеса Санса, курирующего Геннадиоса Петрова с момента его первых шагов по испанской земле.

Причины неприятностей крупных «оружейных баронов» бессмысленно объяснять утечками информации или героической работой молодцов из DEA, ЦРУ, Моссада и т.п. «Война есть продолжение политики другими средствами» - этот афоризм Карла Клаузевица исчерпывающе описывает суть теневого рынка вооружений. Черный рынок оружия – это политический инструмент, который применяется в том случае, когда по каким – либо причинам не срабатывают, или недостаточно эффективны, иные средства. Да, в нем есть элемент бизнеса, и посредники типа Монзира аль-Кассара могут делать крупные состояния, иногда с большим риском для себя, как показывает практика. Но дивиденды подлинных продавцов и покупателей, не говоря уж о владельцах этой торговой площадки, измеряются не цифрами на банковских счетах и не чемоданами кэша, а уровнем геополитического влияния стран и корпораций, в интересах которых проводятся сделки. И причина засветок и провалов крупных операций на теневом рынке оружия бывает только одна – изменение политического курса, рассогласование политических интересов инициаторов таких операций.

В любом крупном оружейном скандале можно без особого труда выделить его политическую причину. Весьма показателен в этом отношении «Анголагейт». Все «сливки» с этой операции на самом деле получила Франция – в конечном итоге благодаря стараниям Шарля Паскуа, Пьера Фальконе и Аркадия Гайдамака позиции TOTAL в Анголе стали непробиваемы. Но именно во Франции основные фигуранты «Анголагейта» были подвергнуты судебному преследованию, хотя формальных юридических оснований для этого было – ноль.

Аркадий Гайдамак, заочно приговоренный к 6 годам по делу «Анголагейт», исчерпывающе объяснил подлинную причину этого скандала: «Дело Angolagate было сфабриковано, чтобы помешать Паскуа принять участие в президентских выборах 2002 года. И этот замысел прекрасно удался. Если бы Паскуа стал кандидатом, то состоялся бы второй тур Ширак-Жоспен. И Жоспен вполне бы мог победить». Иными словами – если бы не грызня между кланами Миттерана и Ширака накануне президентских выборов, мирникогда бы не услышал слова «Анголагейт».

Никто и никогда не услышал бы про «дело Х-55», если бы не сведение счетов между несколькими группировками украинской элиты и поддерживающими эти группировки американскими и российскими политиками. Никто и никогда не услышал бы слова «Иран- контрас» и «Ирангейт», если бы не политическая грызня внутри администрации США, инициировавшей эту операцию. И за арестами Монзира аль-Кассара, Геннадиоса Петрова и Виктора Бута стоит исключительно изменение политического курса в отношении Ирана со стороны тех структур, чей заказ выполняли эти операторы теневого оружейного рынка. Таки образом, ситуация вокруг дела «русской мафии» в Испании вполне укладывается втри хорошо известные аксиомы:

- теневой рынок оружия – это политический инструмент, который применялся, и будет применяться всеми странами, заинтересованными в продвижении своих геополитических интересов в Африке, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, Южной Америке – везде, где идет борьба за сырьевые рынки. Применение этого инструмента абсолютно не связано с внутриполитическим устройством страны, его использующей, что убедительно доказывается тем же «Ирангейтом», «Анголагейтом», «делом Х-55» и прочими «гейтами» последнего десятилетия более мелкого масштаба, в которых засветились даже такие «агнцы» как Канада, Чехия и Словакия. Все страны

– демократические, не совсем демократические и абсолютно не демократические - делают это, но если элита заказчика относительно монолитна, как, например, в сегодняшнем Китае, то крупных скандалов не наблюдается, хотя китайские нелегальные оружейные поставки уже плотно накрыли Африку от Алжира до ЮАР;

- арест посредников на теневом рынке оружия всегда использовался, и будет использоваться, в первую очередь в политических интересах тех, кто этих посредников сдал;

- поскольку теневой рынок оружия – это не бизнес, а политический инструмент, места выбывших из строя уже заняли другие люди.

Сергей Горяинов, исполнительный директор ГЦПИ

Москва, ноябрь 2009 г.

оригинал материала: www.civilresearch.ru