18+
  1. «Эндээсники»

«Эндээсники»

«Эндээсники»
Насколько бы громким ни было «дело Магнитского», оно лишь пример деятельности одной из группировок, специализирующихся на хищении налогов. Подобных группировок в России, как показывает расследование «Новой газеты», — десятки.

ЦитатаВ России действуют десятки группировок, специализирующихся на хищении налогов. Ущерб от их деятельности может составлять сотни миллиардов рублейКонец цитаты Если учесть, что люди из «дела Магнитского» похитили за несколько лет только из двух налоговых инспекций Москвы более 20 млрд рублей, то можно предположить: за последние годы у граждан России подобными группировками могли быть украдены сотни миллиардов. Лидеров таких групп в криминальной и правоохранительной средах называют «эндээсниками» (наиболее распространенный способ хищения налогов — мошенническое возмещение НДС).

Мы продолжаем изучать мир «эндээсников» на примерах нескольких уголовных дел. Нам удалось пообщаться с некоторыми видными представителями этого мира. Один из них был недавно застрелен, но незадолго до своей смерти успел встретиться с «Новой газетой».

Война силовиков

Разгоревшейся недавно войне между 9-м управлением ФСБ (управлением собственной безопасности) и ГУЭБиПК МВД (управление экономической безопасности и противодействия коррупции), ставшей причиной увольнения генерала полиции Дениса Сугробова и возбуждения уголовных дел в отношении его подчиненных, — предшествовали сразу несколько конфликтов. Как рассказали источники «Новой газеты» в обеих структурах, одним из поводов («не решающим, но существенным», как выразился один из сотрудников ГУЭБиПК) стали дела о хищениях НДС.

Речь может идти о двух — наиболее громких. Первое дело находится в производстве СК России, оперативное сопровождение по нему осуществляет 6-я служба УСБ ФСБ («Новая газета» не раз писала об этих хищениях, полагая, что за ними стоят те же люди из «дела Магнитского»); второе — находится в производстве Следственного департамента МВД, а сопровождали его как раз сотрудники ГУЭБиПК.

Как рассказали источники «Новой газеты», знакомые с деталями обоих расследований, Сугробов в какой-то момент «обратился в СК России, чтобы взять под свой контроль дело по НДС, а ФСБ от этих историй отстранить». В ФСБ, в свою очередь, проверили ход следствия по делу, которым занимались сотрудники ГУЭБиПК, и обнаружили, что ключевые фигуранты почему-то лишены должного внимания либо вовсе выведены за рамки следствия.

Дело, находящееся в производстве Следственного департамента МВД, было возбуждено в 2010 году по факту незаконного возмещения 74,8 млн рублей ООО «Стелс Сервис» через 7-ю налоговую инспекцию Москвы. В 2013 году были задержаны бизнесмены Илья Будянский, Олег Кабанов и Евгений Игнатьев. Они, по версии оперативников, стояли за этой и другими налоговыми аферами.

Причастность этих людей к возмещениям НДС стала очевидна для оперативников еще в 2010 году. Тогда сотрудники ДЭБ (впоследствии переименованного в ГУЭБиПК) пришли с обысками в компанию «Техторг», возглавлял которую Евгений Игнатьев. «Техторг» сдавал в аренду помещение компании «Карат», где генеральным директором работал Олег Кабанов, а его заместителем — Илья Будянский. Во время обысков оперативники обнаружили финансовую документацию, ключи от системы «банк-клиент» и печати ООО «Стелс Сервис» и других фирм, возмещавших НДС (сегодня проверяется причастность этой группы к возмещениям на несколько миллиардов рублей). Бухгалтеры «Техторга» и «Карата» объясняли, что вели документацию фирм, возмещавших налоги, по указаниям Кабанова и Игнатьева.

В помещениях «Техторга» оперативники встретили и адвоката Александру Мельгунову, которая ранее работала консультантом в ФНС России и была судима за попытку хищения НДС в Калужской области.

По словам одного из участников тех обысков, Мельгунова сразу «стала намекать на свое близкое знакомство с некоторыми высокопоставленными офицерами МВД». Для переговоров с адвокатом оперативники вызвали своего начальника отдела — Дамира Фейзулина. Те, кто слышал их разговор, сказали «Новой газете», что в нем действительно упоминались высокопоставленные офицеры МВД и якобы звучали фразы, что «этот вопрос <с уголовным делом> все равно будет закрыт». Тогда же у Мельгуновой изъяли телефон, на котором обнаружилась SMS-переписка с человеком по имени Дмитрий Хрульков. Это имя совпадает с именем заместителя начальника управления ГУЭБиПК. В разговоре с «Новой газетой» офицер МВД Дмитрий Хрульков заявил, что впервые слышит об Александре Мельгуновой и никогда не был с ней знаком.

Как бы то ни было, вскоре расследование уголовного дела начало тормозиться. Как рассказали «Новой газете» бывшие оперативники МВД, это по времени совпало с назначением нового руководителя отдела, ставленника Дениса Сугробова. «С этого момента, — рассказывает сотрудник МВД, — про Будянского, Кабанова и Игнатьева как-то все забыли. Их якобы не могли найти. Мельгунова вообще в дело не попала. А основные усилия по приказу нового руководства отдела были направлены на то, чтобы посадить рядового налогового инспектора, которая проводила камеральную проверку».

Этим инспектором была Юлия Гостева из 7-й налоговой инспекции. Гостева в 2012 году была признана виновной в хищении 74,8 млн рублей и осуждена на 5 лет. При этом у следствия почему-то не возникло вопросов ни к руководителям налоговой инспекции, принимавшим решения о возмещении налогов, ни к сотрудникам управления ФНС по Москве, утверждавшим эти решения на специальной комиссии.

«Эндээсные» схемы

Избирательность следствия имела свои последствия для бюджета России. Уже после возбуждения уголовного дела по факту хищения 74,8 млн рублей те же самые люди, используя те же самые фирмы, в одном случае пытались возместить 290 млн рублей в Москве, в другом — удачно «возместили» более 100 млн в Челябинске.

В Москве организаторы схемы использовали ту же фирму «Стелс Сервис» и ту же 7-ю налоговую инспекцию, куда они обратились с требованием возместить 290 млн рублей. Налоговая на этот раз отказала, и тогда «эндээсники» пошли в арбитражный суд. Разбирательства шли в 2012 году. Суд признал требование о возмещении НДС незаконным и подробно остановился на нескольких аспектах схемы.

«Эндээсники» использовали стандартную схему товарных остатков. Ее суть заключается в том, что одна фирма якобы закупает у другой товары или оборудование, затем не может их продать (или продает на гораздо меньшую сумму), поэтому сумма заплаченного НДС превышает сумму полученного, что и позволяет требовать возмещение налога. Наиболее уязвимое место такой схемы — необходимость доказывания, что непроданный товар действительно существует и хранится на складах. И вот, чтобы ввести в заблуждение проверяющие органы, «эндээсники» придумали любопытный способ.

Как следовало из документов, исследованных в суде, «Стелс Сервис» якобы закупало комплексы промышленного кондиционирования у ООО «РусТоргГрупп»; «РусТоргГрупп» якобы закупало те же кондиционеры у производителя — ООО «МТК Универсал»; «МТК Универсал» для производства кондиционеров якобы покупало комплектующие у фирм «Оптима» и «МобилВест».

При первых проверках выяснилось, что комплексы действительно хранятся на складах в Челябинской области. Однако серьезные сомнения вызывали другие детали. Например, большинство компаний, вовлеченных в цепочку перепродажи оборудования, были связаны между собой, а оплата за оборудование проводилась еще не выпущенными векселями.

Чтобы удостовериться в том, что оборудование действительно существует, на склады выехали сотрудники полиции Челябинской области. Они-то и обнаружили, что под видом кондиционеров, на складах хранились пустые железные контейнеры, собранные в 2012 году, в разгар проведения проверок и спустя два года после того, как были подписаны контракты на поставку кондиционеров.

Но стоило уехать сотрудникам полиции, как на склады пришли налоговики из 3-й инспекции по Челябинской области. Они приехали по собственной инициативе и написали в протоколе осмотра, что обнаружили в контейнерах промышленные кондиционеры. «Суд критически относится к данному осмотру, поскольку он проведен по собственной инициативе налогового органа, без поручения суда или инспекции, проводившей проверку; дата его проведения, фактически сразу после осмотра сотрудниками МВД России, прямо свидетельствует о «заказном» характере осмотра» — так суд оценил действия челябинских налоговиков.

К этой неудавшейся попытке возместить налог имела прямое отношение та самая адвокатесса Мельгунова, встреченная оперативниками МВД в Москве в 2010 году во время обысков. Мельгунова получала деньги за юридические услуги от «МобилИнвест», поставщика комплектующих; она же была учредителем «МТК Универсал», покупавшим эти комплектующие и якобы производившим оборудование; Мельгунова же приезжала с челябинскими налоговиками на склад для проведения «заказной», по характеристике суда, проверки.

Но что не удалось в Москве, получилось в Челябинске. Здесь требование о возмещении 103 млн рублей предъявила фирма «Оптима» (та же, что якобы поставляла комплектующие в деле о попытке возмещения 290 млн в Москве). Налоговики фирме отказали, но арбитражные суды Челябинской области встали на сторону компании.

Интересы «Оптимы» в общении с челябинскими налоговиками представляла та же Александра Мельгунова. Связаться с ней «Новой газете» не удалось: известные нам мобильные телефоны не отвечали; номера компаний Мельгуновой теперь принадлежат другим фирмам; а в адвокатской палате Удмуртской Республики нам сообщили, что статус адвоката Мельгуновой прекращен в апреле 2013 года, поэтому связать с ней не могут.

Расстрел «эндээсника»

В ноябре 2013 года на светофоре на Шереметьевской улице был расстрелян белый Mersedes, в котором находились предприниматель Андрей Бруевич, член совета директоров ОАО «Мосвторцветмет», и его водитель. Бруевича хорошо знали в правоохранительной среде как одного из крупных «эндээсников» Москвы, он был свидетелем по обоим делам о хищениях налогов.

За две недели до убийства корреспондент «Новой газеты» встречался с Бруевичем в одном из ресторанов Москвы. Бруевич рассказывал, что был хорошо знаком с Будянским, Кабановым и Мельгуновой, равно как и с некоторыми людьми из «дела Магнитского».

По его словам, между «эндээсниками» существовали своего рода партнерские отношения. Затем эти отношения испортились. О причинах разлада, как и о своей роли в хищениях налогов, Бруевич рассказывал неохотно. Он лишь намекал, что его бывшие партнеры пытаются сделать его крайним в масштабных хищениях НДС. (Правда, в правоохранительной среде существует и другая версия: мол, Бруевичу передавались крупные суммы за решение вопроса с правоохранительными органами, но обещания почему-то не выполнялись.)

В конце встречи Бруевич передал нам несколько писем из СИЗО, по его словам, от Ильи Будянского и Олега Кабанова. В одном из этих писем, в частности, говорилось: «На Илюхину <видимо, Будянского> жену вышел посредник от следствия, предлагает вывести его в свидетели за 3 млн долл. Илюха сказал, что один платить не будет».

Бруевич утверждал, что его бывшие партнеры хотели, чтобы он за свои деньги решил их проблемы. В этих же письмах говорилось, что следователи требуют от Будянского и Кабанова показаний на Бруевича в обмен на условный срок.

Общение Бруевича с «Новой газетой» должно было продолжиться. Мы надеялись получить от него важные сведения по «делу Магнитского» и другим масштабным эпизодам хищения налогов. Но через две недели после встречи он был застрелен из пистолета ТТ. При этом необходимо отметить, что хищения НДС — не единственный мотив убийства, который рассматривает следствие.