18+
  1. Захваченное здание «отсвечивает» в «высокие сферы»

Захваченное здание «отсвечивает» в «высокие сферы»

Захваченное здание «отсвечивает» в «высокие сферы»
«Cледователь приписал свидетелю то, чего он не говорил — это стало ясно из допроса последнего на процессе Михаила Чернова, обвиняемого в организации грабежа и мошенничестве со зданием на Гоголевском бульваре, которое потерпевшая сторона оценивает в $50 млн, - сообщает 27 марта юридический портал Право.Ру.

ЦитатаНа заседаниях Дорогомиловского суда всплыли сомнительные вещдоки, «Россельхозбанк» и Дмитрий ПатрушевКонец цитаты Михаил Чернов, которого сейчас судят в Дорогомиловском райсуде за мошенничество со зданием на Гоголевском бульваре площадью 922 кв. м (он, по версии следствия, отобрал его у своего бывшего начальника Артема Куранова с помощью подстроенного решения суда), под стражей оказался в мае 2012 года. Как раз тогда, когда он должен был получить в Арбитражном суде города Москвы исполнительный лист, в соответствии с которым права на этот объект должны были вернуться компании "Аквамарин Лимитед" от "Эквисман Холдингс Лимитед" Куранова (дело А40-122422/2009).

Задержали и арестовали Чернова по обвинению в грабеже — из-за похищения 21 сентября 2009 года у ныне покойного Ильи Михайлова, сотрудника Куранова, векселя на 5 млн руб. Эта бумага была обнаружен в квартире Чернова во время обыска, а его защита утверждает, что вексель подкинули — дело было сфабриковано после того, как "Эквисман" проиграл процесс в АСГМ. "Нашли подставного свидетеля, который через три года опознал Чернова как участника грабежа, на этом основании его арестовали, — ранее рассказал "Право.Ru" адвокат Чернова Максим Работкин. А когда было документально подтверждено (загранпаспорт), что Чернов в это время находился в Болгарии, он "из исполнителя преступления стал организатором.

Вчера в суде допрашивали Андрея Филиппова, который в конце сентября 2009 года нашел на улице черный портфель. В нем, по версии следствия, и находился до грабежа вексель. Другой адвокат Чернова Марина Романова перед началом заседания заявила корреспонденту "Право.Ru", что будет настаивать на удалении прессы из зала, но когда судья Светлана Федорова открыла процесс, такого ходатайства она заявлять не стала.

По словам Филиппова, в портфеле оказался паспорт и визитки на имя Ильи Михайлова (имя всплыло уже в процессе допроса, сначала свидетель его не вспомнил) и документы некой женщины — свидетельство из ЕГРЮЛ и паспорт на свою машину. Других бумаг не было. Филиппов позвонил обоим, первой приехала женщина и забрала свои документы.

"У нее на Ходынском поле разбили стекло [машины] и вытащили сумку", — пояснил свидетель.

А на следующий день появился Михайлов и забрал оставшееся: флешку, жесткий диск, ключи, паспорт, визитки и перочинный ножик. Он также сообщил, что пропала крупная сумма денег, но не уточнил, сколько именно.

- То есть документы разных людей в одном портфеле оказались? – уточнила судья.

- Да.

- Вы не спрашивали, как документы в одном портфеле оказались?

- Мужчина ничего не сказал.

- Когда встретились с мужчиной и отдали ему все оставшееся, он ничем больше не интересовался? – спросил Чернов.

- Нет, — ответил свидетель. — Он был очень доволен, что там флешка и диск.

- Я теряюсь, ваша честь. Пока нет вопросов, — сообщил Чернов, услышав, что у Михайлова вопросов о векселе не было.

Прокурор, в свою очередь, попросила уточнить, спрашивал ли Михайлов о документах, на что Филиппов ответил отрицательно. После этого сторона обвинения посчитала нужным огласить его показания следователю. По мнению прокурора, есть существенные противоречия.

- Не возражаете? – спросила судья.

- Даже настаиваю, — заявил Чернов. Зато другой подсудимый Михаил Балакирев был против.

- Зачем тогда проводят судебное следствие? Все здесь выступают, дают без давления ту информацию, которую считают правильной, мы их выслушиваем. С какой целью тогда оглашаем? — недоумевал он.

Противоречия действительно были. Записи о женщине в протоколе не было, зато появилось упоминание о неких договорах, которые якобы также были в портфеле.

А когда Филиппову представилась возможность объяснить эти расхождения, он сказал, что говорил о женщине на допросе, но не стал вносить правки в протокол допроса. По его словам, возможно, он посчитал, что упоминание о ней не относится к расследованию, а "может быть, [читал] не так внимательно".

- Почему в протоколе допроса появились договоры? – спросила судья.

- Я не помню, может, [Михайлов] и спрашивал, — ответил свидетель.

- Некоторые ваши показания следователь не вносил в протокол. Можно ли считать, что и эта фраза про договоры была вами не произнесена? – спросил адвокат Балакирева Сергей Казимиров.

- Следователь перечислял то, что пропало [у Михайлова], потом спросил: договора были? Я сказал: не помню. Может, были, [но] вроде как не было, — ответил Филиппов.

- Вы узнали о договорах со слов следователей? – уточнил Казимиров.

- Да, Михайлов про договора не говорил, он в основном про флешку, — сообщил свидетель.

После окончания допроса подсудимые заявили несколько ходатайств. Сначала они просили предоставить им изъятые у них мобильные телефоны — "для выстраивания позиции" защиты. Судья отказала. "Кому-то одному для ознакомления доказательства не предоставляются. Все должны принимать участие в исследовании доказательств, чтобы потом не говорили, что что-то потерялось", — пояснила она.

Балакирев, кроме того, попросил суд истребовать у следователя Лясоты "существенные документы", изъятые во время обыска в его секретарской компании GF-Consult (эта структура оказывала "Аквамарину" и "Эквисману" на аутсорсинге услуги по делопроизводству).

"Лясота показал, что передал изъятые при обыске документы для решения вопроса по какому-то другому делу", — поддержал своего клиента Казимиров.

После заседания Чернов сказал "Право.Ru", что речь идет об апостилированном разрешении директоров GF-Consult на использование факсимиле их подписей.

"Следователь утверждает, что Балакирев не имел права пользоваться факсимиле. Если бы эта бумага была в деле, не было бы 174-й статьи (легализация)", — уверен подсудимый.

- Суд не может истребовать документы, которые не были признаны вещественными доказательствами, — сказала судья. — Я не могу истребовать доказательства из другого дела. Вы можете обращаться к следователю, для этого судебное решение не нужно».

«Михаил Чернов, подсудимый по делу об афере со зданием на Гоголевском бульваре, которая удалась благодаря спорному решению Арбитражного суда Москвы, попытался привлечь внимание к сомнительным, по его мнению, операциям главного потерпевшего, - писало 20 марта Право.Ру. - Прозвучало, в частности, имя Юрия Трушина, которого два с половиной года назад на посту главы "Россельхозбанка" неожиданно сменил старший сын бывшего главы ФСБ Николая Патрушева Дмитрий. Но форма, на первый взгляд, по крайней мере, оказалась неудачной: занимавшийся юридическими вопросами Чернов не смог "разобраться в терминах" и заявил ходатайство, которое, даже по мнению его защиты, нельзя было удовлетворить.

Судье Дорогомиловского суда Светлане Федоровой вновь, как и в прошлую пятницу, не удалось выслушать показания Артема Куранова, главного потерпевшего в уголовном деле Чернова и Михаила Балакирева — они, по версии следствия и обвинения, с помощью срежиссированного решения Арбитражного суда города Москвы лишили Куранова здания площадью около 1000 кв. м в центре Москвы на Гоголевском бульваре, 3. Зато в течение двух часов об особенностях бизнеса Куранова рассказывал работавший на него в 2004-2008 годах Павел Веретенников. Он четыре года проработал в нескольких компаниях ("Интегро Продакшн", ООО "Петрохолис", "Аквамарин Холдингс Лимитед"), которые перепродавали друг другу объекты недвижимости, — собирал арендную плату с субарендаторов помещений.

- Кому принадлежал дом на Гоголевском бульваре, 3? – спросила прокурор.

- Объект принадлежал Куранову. В различное время он был записан на одну из [упомянутых выше] компаний, которые также принадлежали Куранову.

- Кому принадлежала компания "Эквисман"?

- Она была последней в этой цепочке, продала здание компании "Аквамарин", принадлежавшей Куранову.

- Откуда вы знаете, что "Аквамарин" тоже принадлежал Куранову? – спросила прокурор.

- Нам было всем понятно, что хозяином недвижимости является Куранов. Человек, нанимающий нас на работу, понятно, что он хозяин, — ответил Веретенников.

- То, что все компании принадлежат Куранову, вы сделали вывод из того, что он и Чернов вам поручили организацию работы?

- Да. Для меня это было очевидно, бесспорно.

Получение доходов от здания на Гоголевском происходило по следующей схеме: сменявшие друг друга компании Куранова сдавали объект в аренду ООО "Жилье", от имени которого Веретенников уже сдавал помещения финальным арендаторам. Сам Куранов "никаких договоров лично не подписывал", "согласно бумагам", не был ни директором, ни собственником компании, но "фактически "Жилье" принадлежало ему", добавил Веретенников.

По аналогичной схеме сдавались в аренду компании-посреднику, а затем в субаренду здания на Каланчевской улице, в Третьем Михайловском и Гагаринском переулках.

- Когда я занимался сбором арендной платы, от имени компании ["Жилье"], от которой я имел доверенность, деньги шли через счет этой компании. Соответственно, деньги получал Куранов.

- Это для всех его компаний, включая "Эквисман"? – уточнил Чернов.

- Про "Эквисман" ничего не могу сказать, — ответил тот, — это было уже последний год. С 2007-го я отошел от дел аренды по всем этим объектам.

Чернов, по его словам, работал на Куранова — "решал общие юридические вопросы, возникавшие по ходу деятельности", "выполнял указания Куранова", "занимался регистрацией компании "Аквамарин" на Сейшельских островах".

Был ли Чернов официально оформлен, свидетель не знает, но сам он работал без документов.

- Как можете охарактеризовать Чернова? — спросил представитель потерпевшего Ильи Михайлова (Чернову вменяют также в вину организацию его грабежа, в результате которого пропал вексель на 5 млн руб., позднее Михайлов погиб).

- Яркий, умный быстрый, веселый, — ответил Веретенников.

- Хочу поблагодарить! — откликнулся подсудимый, а позднее перевел допрос на отношения между Курановым и государственным "Россельхозбанком":

- Павел, а вы помните какого-нибудь крупного арендатора здания на Гоголевском бульваре? Банк, например.

- Россельхозбанк. Он занял большинство помещений, — ответил Веретенников, а потом сообщил, что эта кредитная организация также арендовала у Куранова помещения в Гагаринском переулке, а затем выкупила их.

Чернов также поинтересовался, известно ли свидетелю имя Юрия Трушина.

- Знакомо, но не помню, кто это.

- Это бывший председатель "Россельхозбанка", — сказал Чернов, а в конце заседания стало понятно, почему его интересуют связи Куранова и руководителей этого госбанка: — Прошу признать незаконными действия следователя Флегинских, который отказал в передаче моего ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве".

Чернов, по его словам, хотел, чтобы от него приняли сообщение о фактах совершения преступления Курановым – сокрытии налогов компанией "Жилье" и продаже по завышенной цене здания в Гагаринском переулке "Россельхозбанку.

- Вы можете огласить ходатайство, — сказала в ответ судья Федорова. — Но проверка нарушения должностных обязанностей следователем в полномочия суда при рассмотрении дела не входит. Она требует проверки, выводов и принятия процессуального решения прокуратурой.

- Правильно, — поддержала ее адвокат Чернова Марина Романова, — судья тебе сейчас грамотно все объяснила.

- Я снимаю тогда ходатайство, — не стал спорить Чернов.

А еще один его адвокат, Максим Работкин, пояснил "Право.Ru", что никакого досудебного соглашения его подзащитный заключать не собирался, а сказал так в суде потому, что "не разбирается в терминах". "На волне возмущения [на стадии следствия] Чернов [просто] хотел рассказать о преступлениях Куранова следователю", — сообщил адвокат».

4 марта в публикации Агентства федеральных расследований FLB «Рейдерская Фемида» говорилось: «Арбитражный суд Москвы отказал в пересмотре "дела о рейдерском захвате здания на Гоголевском бульваре с участием судей", - сообщили в суде.

Арбитраж Москвы 22 ноября 2011 года удовлетворил иск об обязании офшорной компании "Эквисман холдингс лимитед" передать компании "Аквамарин лимитед" нежилое помещение площадью 920 тысяч квадратных метров, расположенное на Гоголевском бульваре в Москве. Принимая указанное решение, суд исходил из того, что заключенная сторонами сделка купли-продажи нежилого помещения является ничтожной, поскольку заключена от имени компании "Аквамарин лимитед" неуполномоченным на ее совершение лицом - Алексеем Федоровым, доверенность которого на дату совершения сделки отозвана.

По информации деловых СМИ, было возбуждено уголовное дела о мошенничестве с домом по Гоголевскому бульвару, обвиняемыми по которому являются бизнесмены Михаил Чернов (представлявший интересы компании "Аквамарин лимитед") и Михаил Балакирев. Это дело сейчас слушается в Дорогомиловском районном суде Москвы.

Следователи считают, что бизнесмены решили вернуть себе здание, которое они же в 2007 году продали за 1,4 миллиона долларов компании "Эквисман холдингс лимитед". Для этого они подделали документы, согласно которым получалось, что сделку от имени бизнесменов по продаже актива заключил неуполномоченный ими человек, писали СМИ.

В вынесении заведомо неправосудного решения, по версии следствия, могли быть замешаны судьи арбитражного суда Москвы Ирина Баранова, которая рассматривала арбитражное дело, и ее подчинённая Юлия Беспалова.

Однако компания "Эквисман холдингс лимитед" подала в арбитраж Москвы заявление о пересмотре этого дела по вновь открывшимся обстоятельствам. В заявлении о пересмотре дела компания ссылается на приговор суда в отношении Федорова, в котором был установлен факт фальсификации им своих письменных объяснений в ходе рассмотрения арбитражного спора.

Судья Елена Ким, которой из-за болезни судьи Беспаловой поручили это дело, отказала в пересмотре решения суда. В определении суда говорится, что установленный приговором суда факт фальсификации Федоровым своих письменных и устных объяснений не может повлиять на вывод суда об отсутствии у Федорова полномочий на заключение сделки и не является основанием для пересмотра состоявшегося решения», - сообщало агентство РАПСИ.

21 февраля в публикации Агентства федеральных расследований FLB «Судейство «особо крупных размеров» говорилось: «двух судей арбитражного суда Москвы заподозрили в рейдерском захвате здания в центре столицы.

В причастности к совершению преступления подозреваются председатель 5-го судебного состава арбитражного суда Москвы Ирина Баранова и одна из ее подчиненных Юлия Беспалова. По данным следствия, они могли быть замешаны в вынесении заведомо неправосудного решения. Судьи якобы действовали в интересах бизнесменов Михаила Чернова и Михаила Балакирева. Последние проходят обвиняемыми по делу о мошенничестве с домом №3 на Гоголевском бульваре.

СКР начал доследственную проверку по факту возможной причастности судей к рейдерскому захвату здания», - сообщала Лента.Ру.

“О том, что председатель 5-го судебного состава арбитражного суда Москвы Ирина Баранова и одна из ее подчиненных Юлия Беспалова могли быть замешаны в вынесении заведомо неправосудного решения, правоохранительным органам стало известно в ходе расследования уголовного дела о мошенничестве с домом N3 на Гоголевском бульваре. Обвиняемыми по нему проходят бизнесмены Михаил Чернов и Михаил Балакирев, - писал “Коммерсант”.

О том, что в рейдерском захвате могли участвовать судьи арбитражного суда Москвы, следствию стало известно из прослушивания телефонных разговоров Михаила Чернова. В частности, некая Ирина (как установили в ФСБ, двумя телефонными номерами пользовалась председатель 5-го судебного состава арбитражного суда Москвы Ирина Баранова) давала указания господину Чернову, что именно надо сказать в процессе, какие документы необходимо предоставить, чтобы придать вынесенному позже судьей Юлией Беспаловой решению видимость законного. "Договариваюсь уже с твоим интересом, потому что я тебе тогда объяснял, что ты мне сказала "150"",— сказал по телефону судье Барановой господин Чернов, видимо, обсуждая стоимость оказанных услуг. "Ты доволен?" — спросила собеседница господина Чернова. "Я тобой всегда доволен, а теперь более чем... Передай ей (другой судье) спасибо: она вытащила этот процесс",— сказал Михаил Чернов».

Life news опубликовал запись, на которой председатель 5-го судебного состава Арбитражного суда договаривается о передаче денег за помощь в захвате дома.

На записи слышно, как судья договаривается о получении крупной суммы за положительное решение по зданию в центре Москвы, которое хотели захватить рейдеры.

Захваченное здание «отсвечивает» в «высокие сферы»

По информации источников Life news, cхема преступления была предельно простой. Мошенники решили обманом вернуть себе недвижимость на Гоголевском бульваре стоимостью более 200 миллионов рублей, которую сами же продали компании "Эквисман" в 2007 году.

Для реализации плана им требовалось одно: убедить суд, что сделку от их имени осуществлял человек, которого лишили прав на это.

Сначала преступники через офшор на Сейшелах изготовили и завизировали задним числом документы на отзыв доверенности у Алексея Федорова (именно он совершал сделку купли-продажи). А потом убедили его самого подписать эти фальшивые бумаги, также задним числом.

После того как он подтвердил свои показания, суд вынес положительное решение и "золотые" квадратные метры на Гоголевском бульваре (общей площадью более 900 кв. м) отошли к предполагаемым мошенникам.

Однако вся эта схема, как выяснилось, не могла быть осуществлена без помощи третьего лица, имеющего непосредственное отношение к Арбитражному суду.

В распоряжении оперативников оказались аудиозаписи телефонных переговоров, благодаря которым было установлено, что перед судебным заседанием один из "решальщиков" - Михаил Чернов общался с некой сотрудницей Арбитражного суда.

- От собеседницы по имени Ирина мошенник получал наставления по тактике поведения на судебном слушании, инструкции, как лучше распорядиться подложными документами, и т.п., - сообщил Life news источник, близкий к следствию.

Из телефонных переговоров стало известно и о сумме вознаграждения за помощь в решении вопроса - $150 000.

- В телефонных диалогах обсуждались и такие тонкости, как валюта, в которой подозреваемая хотела получить взятку, и разница курса между долларом и евро (судья желала получить именно американскую валюту), - продолжает источник Life News.

Михаилу Чернову в настоящее время предъявлено обвинение, его дело слушается в суде. Следователи тем временем подготовили постановление о выделении в отдельное производство дела по факту получения взятки в особо крупном размере в отношении "неустановленных лиц" из числа сотрудников Арбитражного суда Москвы.

Их действия, по мнению следствия, могут быть расценены как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ).

По некоторым данным, собеседница Чернова по имени Ирина - председатель 5-го судебного состава Арбитражного суда Москвы Ирина Баранова.

Сама Баранова комментировать информацию о проводимой проверке отказалась.

- По этому поводу обращайтесь к руководству суда, - ответила Ирина Баранова по телефону.

Руководство Арбитражного суда Москвы на данный момент для комментариев не доступно».