18+
  1. Зурабова заставят делиться

Зурабова заставят делиться

Удивительно не то, что подчиненные Михаила Зурабова оказались замешаны в коррупции это как раз было давно предопределено, удивительно, что этот факт вдруг всплыл наружу и стал поводом для громкого скандала.

Кто бы не стал преемником, финансовые потоки останутся чекистам.

Удивительно не то, что подчиненные Михаила Зурабова оказались замешаны в коррупции это как раз было давно предопределено, удивительно, что этот факт вдруг всплыл наружу и стал поводом для громкого скандала. Ну, мало ли было проверок Счетной палаты, которые выявляли куда более серьезные нарушения и результаты которых просто спускались на тормозах. А тут вдруг сразу расследование Генеральной прокуратуры с громкими арестами чуть ли не всего руководства федерального Фонда обязательного медицинского страхования и уголовными делами по взяткам и коррупции. Хуже того, Генеральная прокуратура начала атаку на само Министерство и ряд его подведомственных подразделений. Самому министру пока претензий не предъявляется, но и до этого не далеко, судя по глобальности зачистки, подкрепленной ажиотажем среди думских единороссов. Ну а уж тот факт, что сам Михаил Зурабов, который обычно игнорирует не только вопросы журналистов, но и претензии депутатов, даже будь они из Единой России, теперь вынужден вяло оправдываться, свидетельствует о том, что дело действительно серьезно.

Конечно, самому Зурабову, в конечном итоге, скорее всего ничего не грозит. Хотя поверить в то, что он чего-то там не знал, был не в курсе и его просто обманули и подвели ближайшие друзья и подчиненные, могут разве что следователи Генеральной прокуратуры.

Как отмечалось в одной из характеристик данных министру, описывая Зурабова, даже его враги отмечают необычайно быстрый ум и способность прямо-таки фонтанировать идеями Он способен придумывать изощренные комбинации и потом последовательно и безжалостно проводить их в жизнь. Вряд ли такого человека можно обмануть. При этом, как отмечают наблюдатели, Зурабов никогда и ни в чем не был уличен. И лишь однажды над ним сгустились тучи, когда, по ряду сообщений, он чуть не разделил судьбу одного из своих покровителей Бориса Березовского, против которого было возбуждено уголовное дело по обвинению в финансовых махинациях.

Впрочем, можно вспомнить скандальный эпизод, когда Зурабову пришлось уйти из правительства Примакова, который подозревал Михаила Зурабова в коррупции и связях с кавказскими преступными группировками. Весь компромат на чиновника Борис Ельцин поручил проверить Владимиру Путину, который возглавлял тогда ФСБ. Как отмечает экс-президент России в своих воспоминаниях, проверка ФСБ никаких обвинений не подтвердила. Оказалось, что Зурабов  - действительно честный, порядочный человек и толковый, умный специалист. Тем не менее, Зурабову пришлось уйти с поста замминистра здравоохранения и на время стать советником президента Ельцина по социальным вопросам.

При всей честности и порядочности министра все нынешние обвинения, раздающиеся в его адрес, давно уже лежали на поверхности. Еще в начале 2005 года, когда разразился скандал вокруг монетизации льгот, в выступлении в Государственной Думе независимого депутата Оксаны Дмитриевой прозвучало недвусмысленное обвинение в адрес министра: Общим во всех реформах, которые проводят наши чиновники, является то, что создаваемые при этом финансовые потоки оседлывает ближнее окружение правящей власти. И сегодняшняя монетизация медицины, при которой в разы взлетает стоимость медицинских услуг и лекарств, также превращается в навар для близких реформатору Зурабову кунаков.

Более детально тогда обосновал претензии к министру Александр Хинштейн, депутат Госдумы от Единой России: На стадии подготовки закона утверждалось, что поставлять лекарства льготникам будут компании, отобранные на конкурсной основе. Но этого сделано не было. Постфактум регионы столкнулись с тем, что директивой Зурабова им навязывались фирмы, отобранные непонятно по каким критериям. Не исключено, что по степени близости к министру. Эти пять дистрибьюторов должны были снабжать льготными лекарствами федеральных льготников. Региональных, которых значительно больше, Зурабов планировал отдать на откуп страховым компаниям. Каким именно должны были решать чиновники на местах. Однако Минздрав придумал хитрую дополнительную лицензию, только при наличии которой страховщику позволено работать с льготниками: "В Нижегородской области, откуда я избран в Госдуму, вся монополия на льготные лекарства отдана страховой компании "МАКС". Той самой, которую до перехода в правительство он возглавлял  и к которой, рискну предположить, до сих пор не потерял симпатий. Похожая ситуация и в других регионах".

И уже тогда отмечалось, что стоимость льготных лекарств, поставляемых зурабовскими протеже, где на 10, а где и на 100 процентов выше, чем в соседних коммерческих аптеках. Так что нынешние претензии Генеральной прокуратуры к арестованному по обвинению в коррупции руководству ФОМС лишь повторяют сказанное депутатами почти два года назад. Но собранных тогда парламентариями фактов почему-то для возбуждения процессов о коррупции в Минздраве не хватило.

Для того чтобы представить, какой объем средств из госбюджета стал утекать в компании, отобранные Минздравом, стоит сравнить дореформенные цифры с нынешними. Так, до монетизации, которая была призвана уменьшить затраты государства на социальную сферу, бюджет тратил на льготы 150 миллиардов рублей. По итогам 2005 года, как отмечает Оксана Дмитриева, затраты составили 350 миллиардов плюс банкротство региональных бюджетов, и при этом только 10 процентов льготников считают, что их ситуация улучшилась, а 90 процентов считают, что им ухудшили ситуацию.

О том, что монетизация льгот провалилась, отмечалось уже не раз. Провалилась и госпрограмма дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), ставшая поводом для нынешнего скандала. И, как и в случае с монетизацией, речь опять идет о том, что основными поставщиками лекарств по госпрограмме стали компании Протек и Биотэк, а также Аптека-холдинг, в топ-менеджменте которых есть люди, знакомые и с Тарановым, и с Михаилом Зурабовым еще по работе в страховой компании "МАКС". А главное, что выделенных государством средств опять не хватило. Если на 2006 год было выделено 29 млрд. рублей, то на следующий год на ДЛО запланировано выделить уже 42 млрд.

Казалось бы, данных примеров достаточно, чтобы показать, что Михаил Зурабов не даром заслужил репутацию самого скандального российского министра. Однако перечисление скандалов было бы не полным, если не упомянуть о поставке малоизвестной в широких кругах фирмой Октопус оборудования Институту глазных болезней им. Гельмгольца. Согласно акту ревизии она осуществлялась без согласования с Минэкономразвития. Мало того, сразу после сделки исполняющий обязанности директора института, несмотря на выявленные ревизией миллионные растраты, по приказу Минздрава избавился от приставки и.о.. Остается только добавить, что АОЗТ Октопус было учреждено в свое время супругой министра Юлией Зурабовой.

Можно подумать, что Михаил Зурабов не только скомпрометировал себя различными нелицеприятными историями, но и показал свою несостоятельность как государственный менеджер, призванный минимизировать госрасходы, но чьи проекты приводят лишь к их росту. Однако, по нынешним временам, этого явно недостаточно для серьезных неприятностей, которые могли бы заставить Михаила Зурабова оправдываться.

Так что же вдруг произошло? А произойти действительно должно было что-то серьезное, так как санкционировать атаку на Зурабова мог только президент. По крайней мере, нужно было хотя бы его молчаливое согласие. Ведь не случайно наблюдатели отмечают, что Зурабов сумел завоевать искреннее уважение Путина. Если считать неофициальные и необъявляемые в прессе встречи, то получится, что президент принимает главу Минздрава чуть ли не чаще, чем премьер-министра. У Фрадкова, по словам осведомленных чиновников, это вызывает дикое раздражение. Но относящегося к премьеру с открытым пренебрежением Зурабова это мало волнует.

Несмотря на агрессивное желание единороссов порвать Зурабова, как Тузик грелку, мало вероятно, что атака на министра инициирована Единой Россией без отмашки сверху. Хотя именно запрос депутата Единой России Павла Воронина в Генпрокуратуру по поводу нарушений реализации программы ДЛО в Ставропольском крае стал основанием для возбуждения дела о коррупции и начала арестов руководства ФОМС, который возглавляет ближайший соратник министра еще со времен работы в страховой компании МАКС Андрей Таранов. Именно ряд депутатов Единой России, во главе с Александром Хинштейном, являются сейчас самыми жесткими критиками Зурабова. И добейся они отставки непопулярного министра, это стало бы серьезным плюсом для партии власти, заметно растерявшей свой авторитет.

Однако Единой России не удалось добиться отставки Зурабова даже во время куда более мощного скандала с монетизацией, что теперь и придает уверенности партии власти.

Возможно, ответ станет очевидным, если рассматривать скандал в Минздраве как продолжение некой тенденции.

Ряд последних событий показывает, что наиболее серьезные финансовые потоки в преддверии грядущих выборов прибираются к рукам командой силовиков. Стоит вспомнить и недавние скандалы вокруг таможни, которые никак не повлияли на коррупцию в ведомстве, зато позволили сменить его руководство. И недавнюю замену одного из топ-менеджеров Газпрома. И передел алкогольного рынка с массовыми отравлениями суррогатным алкоголем, в котором, как уже предполагалось в СМИ, могут быть заинтересованы силовики, решившие прибрать выгодный бизнес к своим рукам.

Вероятно, что результатом нынешнего скандала станет то, что, либо Минздрав возглавит кто-то из питерских, либо к Зурабову приставят смотрящих.

Обозреватели не раз отмечали, что Михаилу Зурабову удается наладить отношения с любым руководством. Свой рост в административной системе он начал благодаря Евгению Адамову, ныне опальному экс-министру атомной промышленности. Впоследствии Зурабову удалось сойтись с Березовским, Дьяченко, Волошиным и самим Ельциным. Неплохие отношения у него сложились с либералами и во времена правительства Кириенко, и с нынешними Грефом и Кудриным. И, судя по всему, еще во времена Ельцина Зурабов наладил отношения с Путиным, а впоследствии легко сошелся и с питерскими в целом, и с силовым блоком, в частности.

Подвело же Зурабова, пожалуй, излишне прагматичное отношение к людям. По свидетельству хорошо знающих министра людей, если кто-то перестает быть для него полезным, он сразу исключается из круга общения. Рассказывают, что однажды Зурабов проигнорировал даже просьбу Абрамовича, с которым до этого был в дружеских отношениях. Но министр, плотно общающийся с Сечиным и прочими питерскими силовиками, очевидно решил списать хозяина Чукотки.

Видимо, кто-то решил, что подобному человеку в канун судьбоносных для страны выборов не стоит доверять серьезные финансовые потоки. Вдруг в решающий момент вслед за Ходорковским, Березовским, Ельциным и Абрамовичем Зурабов решит списать и Сечина с прочими силовиками, и, не дай Бог, самого.