18+
  1. Александр Донской: «Я политик нетрадиционной ориентации»

Александр Донской: «Я политик нетрадиционной ориентации»

Внеочередные выборы градоначальника в Архангельске выходят на финишную прямую. При всем обилии кандидатов среди них нет ни одного, кто бы пользовался безоговорочной поддержкой избирателей.

Единственным политиком в городе, имеющим безусловный авторитет, остается скандально отставленный со своего поста бывший мэр города Александр Донской. Понимая это, многие из кандидатов стараются приписать Донского к своим сторонникам.

Сам Александр Донской не в восторге от того, что кандидаты самовольно используют его имя для набора очков, а потому решил выказать свое отношение к избирательной кампании и кандидатам на прошедшей на днях пресс-конференции. Сокращенную стенограмму этой пресс-конференции мы представляем читателям.

- На сегодняшний день главная политическая тема для Архангельска – это выборы мэра. Ну, а для меня - вынесение окончательного решения по одному из возбужденных против меня уголовных дел.

Если говорить про судебные дела, то, как я уже заявлял, все они политические и связаны с моим желанием участвовать в выборах президента. Как я и говорил, я считаю, что имел полное конституционное право баллотироваться на пост президента. Мне не дали участвовать в этих выборах, но, еще находясь в СИЗО, я сказал, что буду баллотироваться на следующих выборах президента.

Это не нравится чиновникам, обсуживающим вертикаль власти, поэтому продолжается преследование и меня, и тех людей, которые выступили в мою защиту. Это печально, потому что уже возбуждаются уголовные дела в отношении моих соратников, тех людей, которые приходили в суд и давали показания в мою пользу. Например, показания моего помощника Бердниковой или исполняющего обязанности мэра – Павленко стали поводом для судебного преследования, так как судья отнеслась к ним скептически и сочла эти показания, данными из чувства ложного товарищества. Я считаю, что этих людей преследуют из-за меня, и меня это беспокоит.

Еще раз хочу сказать, что я понимаю, что уголовные дела заведены для того, чтобы я не мог заниматься политикой, для того, чтобы я не мог занимать какие-то должности в органах муниципальной и государственной власти. Те люди, которые заказывали эти дела, своего добились. Я отстранён от должности, и мне запрещено занимать какие либо выборные должности. Приговор очень смешной, потому что сформулирован так, что получается так: есть такая должность, уборщица в мэрии, я и на этой должности не могу работать. Поэтому, конечно же, если говорить про закон и действовать согласно закону, то приговор должны изменить. Если говорить про те понятия, которые сложились в системе, то ничего не изменится и уголовное преследование, и вообще преследование, продолжится.

При этом, как я уже говорил, я прекрасно понимаю, что у меня никаких шансов выиграть выборы не было, и нет. Единственная позиция, о которой я постоянно заявляю, это расселение ветхого и аварийного жилья. Я считаю, что партия власти, назовём так, партия правительства, обязана выполнить свои обязательства перед населением.

15 июня 2007 года Грызлов сказал о том, что «Единая Россия» решит проблему ветхого и аварийного жилья за пять лет, то есть такая пятилетка «Единой России». Я так понимаю, что год уже почти прошёл, проблема не решается. На текущий момент в Архангельске за счёт бюджета не расселено ни одного ветхого аварийного дома. А таких домов огромное количество.

Мне без разницы, кто это будет делать. Это будет делать будущий мэр, это будет делать Михальчук (губернатор Архангельской области) или правительство России. Я хочу, чтобы партия власти действительно выполнила свои обязательства. Абсолютно простая идея. Я неоднократно говорил о том, что многие оппозиционеры требуют от партии и правительства чего-то нового, я ничего нового не требую, кроме того, чтобы «Единая Россия» выполнила взятые на себя обязательства.

К тому же, областное отделение «Единой России» шло на выборы с «Программой реальных дел». Не каких-то там намерений, а реальных дел. В этой программе первым пунктом написано расселение ветхого и аварийного жилья. Прошло 4 года, скоро новые выборы и я не понимаю, как они будут по этому поводу отчитываться перед населением Архангельска.

Если говорить про выборы мэра. Ситуация сегодня складывается таким образом. Объективно, лидером компании является Моисеев, второе место занимает Белокоровин, третье место – Павленко. Всё очень весело, всё очень здорово, а мэром будет Павленко. Почему?

Потому что так решила вертикаль власти. И соответственно с самого начала выборов Моисеев, Белокоровин и Павленко ведут между собой кулуарные переговоры о том, как им учесть свои интересы и при этом учесть интересы вертикали власти. На текущий момент переговоры пришли к решающей стадии. Интересы Моисеева и Белокоровина будут учтены. Значит, мэром будет Павленко. Вопрос, в какую это форму будет облечено? Моисеев, Белокоровин снимутся? Или просто снизят свою активность? Разговоры идут до сих пор. Это разговоры с губернатором Архангельской области в первую очередь, так как он является представителем федеральной власти. Какая у нас форма правления сейчас в стране? Монархия. Губернатор является наместником царя. Он решает все вопросы в Архангельской области. Он решает, кто будет мэром. Это сегодняшняя система, которая есть в России. Решение принято и мэром будет Павленко. Я думаю, что всем всё понятно.

Двина Информ: Александр Викторович, как вы относитесь к тому, что по всему городу сейчас висят плакаты, транспаранты «Дорогой Донского. Сергей Моисеев». Что это? Как-то связано с вами?

- Моисеев повышает свою капитализацию. Очевидно, что моё имя чего-то стоит. Политтехнологи действуют совершенно цинично. У Донского высокий рейтинг и они решили его использовать. Понятно, что эти плакаты привлекли к себе внимание. и Моисеев заработал на этом очки. Кто повесил? Повесил бульдозерист Моисеев. Бульдозерист нашёл миллионы рублей и повесил плакаты по всему городу? Вопрос, кому это выгодно? Выгодно Моисееву, который депутат. Рейтинг у него сейчас самый высокий. Понятно, что этот рейтинг можно материализовать. То есть материализовать в какие-то там договорённости. Например, прийти к тому же губернатору и заявить, у меня такой рейтинг, есть и свой бизнес, давайте учтём мои интересы. То есть всё просто и цинично.

Я в самом начале говорил, что не хочу, чтобы кто-то использовал моё имя. Я говорил об этом прямо. На самом деле не важно, какие смыслы заложены в компанию Моисеева. В любом случае Моисеев на этом заработал. Заработал рейтинг, который пытается сейчас материализовать.

Мне, прямо скажу, это не нравится. Вот недавно еще один политик – г-н Таскаев – заявил, что Донской выронил движение «Нам здесь жить»: «У него выпало, я подобрал». Представьте себе, вы видите, что у кого-то что-то выпало из рук, и вы это взяли себе. Это как называется? Вы знаете чьё это, и вы приходите на пресс-конференцию и заявляете: «Вот вы знаете, у него выпало, он сидел в СИЗО, и у него выпало «движение» из рук». Но после этого Таскаев приходит ко мне домой и говорит: «Я зарегистрировал движение «Нам здесь жить».

- Вы его не регистрировали?

- Я его не регистрировал. Я отношусь к этому понятию так, что движение, это что-то живое. Когда ты регистрируешь, то бюрократическая структура появляется. Я тратил свои деньги, и до выборов мэра, когда я был предпринимателем, и когда я уже был мэром, в отличие от других нормальных чиновников, я тратил свои деньги на это движение. Помог многим людям.

А человек приходит и говорит, «Я зарегистрировал движение «Нам здесь жить!», давай поведём под этим брендом депутатов в горсовет и в облсобрание». Весело. Представьте, что у вас есть своя компания, человек приходит и говорит: «я зарегистрировал название твоей компании, давай будем сотрудничать». Вообще- то это рейдерство. И таких ситуаций с использованием моего имени на выборах мэра много, очень много.

- Александр Викторович, вы сказали, что Белокоровин и Моисеев снимутся. На Ваш взгляд, чем так приглянулся Павленко в отличие от других его конкурентов вертикали власти? Что в нём такого, что хотят его?

- У Павленко есть серьёзное профессиональное качество, которое сейчас очень востребовано, он знает, как сделать так, чтобы понравиться вышестоящему начальству. Он профессиональный чиновник, он работал в администрации губернатора Ефремова, который был достаточно сложным руководителем. Он работал со мной, а я другой человек. И он готов демонстрировать вышестоящим чиновникам, что он будет выполнять все их указания. Он умеет это делать лучше, чем другие, этого достаточно.

- Продолжая тему Павленко заметим, что во всех газетах, где есть его портреты на всех страницах, он почему-то называется крепким хозяйственником. Вот Вы с ним работали, скажите, пожалуйста, так это на самом деле или нет? И второе: как известно, недавно он обратился в региональное отделение партии «Справедливая Россия» с тем, чтобы его поддержали на выборах. Василий Баданин (глава регионального отделения «Справедливой России» - прим. ред.), заявил, что да, мы, конечно, все поддерживаем Павленко. А через несколько дней Виктор Павленко написал заявление о вступлении в партию. Но в другую – в «Единую Россию».

- А как может быть по-другому? Политик нетрадиционной ориентации не может иметь шансов на то, чтобы работать в вертикали власти. То есть, имеется в виду, нетрадиционной политической ориентации. Традиционной политической ориентацией сейчас является членство в партии «Единая Россия». Поэтому логично, что он написал туда заявление.

Насчёт хозяйственника… Он умелый аппаратчик, чётко понимающий, что нужно жить по принципу: «ты - начальник, я – дурак». Всё зависит только от того, кто в какой роли. Понятно, что человек, который сейчас станет мэром Архангельска, не захочет повторить мой путь.

У политиков обычно две задачи. Первая – выиграть выборы, а вторая – после выборов, удержаться в своём кресле. Поэтому все кандидаты пытаются сейчас «пристегнуться» к губернатору. Вы видите это даже в моисеевских газетах бесплатных - «Народный контроль» - за губернатора, Белокоровин -- за губернатора и президента. По результатам праймериз даже написали, что президент и губернатор у нас выиграли выборы мэра.

Но более профессионально в этом «виде спорта» ведёт себя Павленко. Он более гибкий, поэтому он больше подходит на эту роль.

Никого здесь на политическом поле сильнее Михальчука, как хозяйственника, по объективным причинам, нет. Я ещё раз говорю, что у него есть свои тараканы в голове, есть какие-то позиции, с которыми я не согласен абсолютно. Но сильнее его никого нет, поэтому, какая разница, кто будет мэром. Даже если его не будет, то всё равно, те задачи, которые сейчас стоят перед городом, будут выполняться. Понимаете, миллиард триста тысяч рублей выделено на дороги. Я когда пришёл, было 40 миллионов. То есть сейчас в тридцать три раза больше. Раньше говорили, денег нет. Вот деньги появились, пожалуйста. На уборку города выделено в разы больше. Сейчас задача, не мешать губернатору «навести порядок».

Важно, чтобы мэр не мешал губернатору «навести порядок». То есть, если он будет сопротивляться, это очередной конфликт. Я считаю, что не должно искрить. Федеральные деньги готовы сейчас давать Архангельской области. Нашей задачей, и в том числе задачей вашей, журналистов, является сделать так, чтобы все понимали, на что эти деньги будут расходоваться.

Я хочу сказать, что нет сейчас такого человека на политическом поле Архангельска, которого можно было бы назвать хозяйственником. Есть люди, которые бьют себя в грудь, мол, «я хозяйственник». Ну, пожалуйста, покажи, где ты нахозяйствовал. Покажи, как ты отработал, и где твои результаты. Если у тебя такой вид суровый, и кулаки большие, это не означает, что ты хозяйственник.

- Александр Викторович, когда увидим первые шаги общественного движения «Ветхое жильё»?

- Во-первых, моей задачей является привлечь внимание к этим проблемам. Привлечь внимание к адресам, где людям требуется помощь. Потому что, ещё раз говорю, партия власти, партия и правительство сказали, что они расселят ветхое жильё. Год прошёл. Не надо ничего больше придумывать. Пусть они расселят. Мы должны им показать адреса. В этом я вижу большие возможности по сотрудничеству с журналистами. Я вижу, что если вы будете это показывать, а в любом случае, то, что выходит в прессе, это будет видеть и губернатор, и представители президента, которые здесь тусуются в Архангельской области. После известных событий к Архангельской области привлечено, всё-таки, большое внимание. И на эту проблему обратили внимание. Надо показать конкретные адреса, где люди ждут помощи, потому что есть районы, которые я называю «гетто», где люди не могут купить себе жилье, где никто из коммерческих застройщиков не будет расселять никогда. Вот в Москве, мне говорят московские чиновники, федеральные чиновники: «У нас Лужков расселяет это всё за счёт застройщиков». Ну, правильно, потому что там стоимость метра очень большая. У нас же это невозможно.

Более того, прямо говорю, что я могу отдать лидерство в этом движении любому человеку, кто лучше меня с этим справится, который лучше донесёт эту позицию до федерального центра. Я это прямо говорю. Может быть, это кто-то из правозащитников будет. Может быть, кто-то из политиков. Но принципиально, мы должны добиться от партии власти, от правительства, чтобы они выполнили взятые на себя обязательства. Вы понимаете, абсурд ситуации в том, что политики приходят к населению с программой расселения ветхого и аварийного жилья, выигрывают на этом популизме выборы и эту программу не выполняют. А мы должны добиться того, чтобы они её выполняли.

Я думаю, что большую роль здесь сыграют журналисты, которые будут поднимать эти вопросы. Будут показывать, что люди не имеют возможности взять кредит, не имеют возможности пользоваться программой «Доступное жильё», и для того, чтобы их расселить, нужны деньги из федерального бюджета, вот и всё. Других вариантов по 29 лесозаводу, по Бревеннику, по Хабарке и по многим другим территориям Архангельска нет.

- Александр Викторович, как видите себя в среднесрочной перспективе как политика?

- Ещё раз говорю, я думаю, что политик нетрадиционной политической ориентации не имеет будущего в политической сфере. Так складывается, что Кремль выжимает инакомыслящих. Кого-то в тюрьмы, кого-то на улицу. Я недавно разговаривал с Львом Пономарёвым (Движение за права человека). Он меня поддержал, когда меня посадили СИЗО, выступил с поддержкой публично. И я ему говорю: «Приезжай в Архангельск». Он говорит: «А знаешь, у меня подписка о невыезде». То есть, вот показатель. Из-за чего? А он выступил на одной из пресс-конференций и сказал, что в УФСИНе существует пыточная система. Начальник УФСИНа подал на него в суд, и у него теперь подписка о невыезде.

Это инструмент управления: судебные дела, подписки различные, проверки. И, понимаете, большинство людей, в том числе те, которые идут в политику, они слабые. И это их ломает. Поэтому несогласных, ну активных несогласных, тех, кто готов за свои убеждения сесть в тюрьму, в стране человек двести. Остальные же пытаются просто торговаться с властью. Я же вижу, что происходит. Я знаю лидеров СПС и других партий. Я вижу, что они просто пытаются торговаться с Кремлём. И Каспаров у них страшилка. Они говорят Кремлю: «Или мы пойдём в «Другую Россию», или вы нам дайте наши 7%, чтобы мы прошли в Думу и заняли наши места». Я в этом случае всегда говорю, а что измениться, если какая-то партия займёт 7% мест? Даже если они будут орать, будут кричащей декорацией? Вопрос в том, что никто из оппозиционеров не сможет взять 51% в Думе, никто из оппозиционеров не может привести к власти своего президента. Так сложилось. Ну и так и должно быть в монархическом государстве.

Я недавно в кабинете у одного представителя СМИ очень высокого ранга услышал пластинку, на которой были записаны песнопения во славу царя. Думаю, что всем надо послушать. Это такой формат, в котором сейчас работает большинство журналистов и большинство политиков.

- И всё-таки, вы формируете общественное мнение, для чего, во имя чего?

- Понятно, что некоторые люди подозревают меня в том, что я это делаю ради того, чтобы материализоваться в каком-то там кресле, депутатском или ещё чьём-то, да? А я просто хочу, чтобы ветхие дома были расселены. Я когда шёл на выборы мэра, я говорил о том, что буду расселять ветхое жильё, это было в моей программе. Когда я заявлял о том, что буду баллотироваться в президенты, я говорил: «Заявляюсь для того, чтобы привлечь внимание к этой проблеме» - эта проблема не решена. Это, в том числе, мой долг, должок за мной остался.

Что-то я сделал на посту мэра. Например, привлек внимание к Архангельской области, к Архангельску. Я знаю, что теперь больше аналитических отчётов идёт в Москву из разных ведомств, и они более подробные, но вопрос до сих пор не решен. А я хочу, чтобы он был решён. При этом мне предлагают возглавить какой-то там список Донского и повести депутатов в облсобрание. И я спрашиваю: «Зачем, ребята, зачем вам быть депутатами?». Они говорят - давай мы профинансируем, ещё что-то. А зачем им это надо? Я не видел ни одного человека, который хотел бы профинансировать что-то, для того, чтобы решать проблемы населения. Хотят защитить свой бизнес, либо защитить бизнес тех людей, которые за ними стоят. Это разговоры красивые, но пока я не вижу единомышленников.

И второе. Ну, допустим, избираюсь я в горсовет или в облсобрание, и продолжаю там «вякать». И что дальше-то? Что от этого изменится, если основная масса там – это «Единая Россия»? Я говорю о том, что нужно постоянно контролировать расселение ветхого и аварийного жилья. Я даже хотел на своём сайте повесить счётчик, сколько времени остаётся на расселение. То есть у нас ветхого жилья столько, и осталось столько-то дней. Нужно напоминать власти об этом. Пусть она выполняет свои обязательства. Ей это выгодно, потому что это же рейтинг и если она не делает то, что пообещала, мы должны ей об этом напоминать постоянно.