18+
  1. Алжирский финт финансистов

Алжирский финт финансистов

Недавний выход из следственного изолятора заместителя министра финансов Сергея Сторчака, освобожденного под подписку о невыезде, получил громкую огласку как срыв планов неких злых следователей упрятать за решетку честного человека. При этом не было недостатка в высказываемых версиях.

Думается, что общественное внимание, привлеченное к этому событию, оправданно.

Во-первых, не так уж и часто – если не впервые – арестовывают у нас столь крупного чиновника. А, во-вторых, общественности важно разобраться в сути происходящих процессов. А то ведь как получается на Руси: ударь простой мужик бабу топором, его сразу упекут в острог. А если мужик вдруг оказывается чином высокого ранга, то уже не о преступлении говорят, а о том, кто его «заказал» – не питерские ли? Или, быть может, это один клан власти сошелся в схватке с другим, и в сей битве сослали за решетку мужичка, чтобы насолить конкурентам. А пострадала ли при сём его жена – это дело десятое…

История Сергея Сторчака, на наш взгляд, образчик таких «побочных» подходов. Как известно, заместителю министра А. Кудрина предъявили обвинение в покушении на хищение 43 миллионов долларов США путем мошенничества организованной группой лиц. Эти лица сейчас известны наперечет: гендиректор некой компании «Содэксим» Виктор Захаров, председатель совета директоров Межрегионального инвестиционного банка Вадим Волков и член совета директоров банка Игорь Кругляков. Всех их обвинили в том, что под предлогом покрытия затрат, понесенных компанией «Содэксим» в Алжире, они вознамерились похитить у страны эту немалую сумму.

Дело, как видим, серьезное. Не случайно на свободе тому же Сергею Собчаку, так радостно встреченному коллегами по труду, придется дотошно знакомиться с 78 томами уголовного дела.

Однако, как мы видим, никакого терпения в трактовке скандального дела никто проявлять не хочет. Во всяком случае, определенные круги сотоварищей обвиненных во всеуслышание прокомментировали изменение меры пресечения Сторчаку как торжество справедливости над беззаконием. Правда, доказательств в пользу «торжества» справедливости, в конечном счете, так никто и не привел.

Версий не счесть: то дело затеяли как подкоп под министра Кудрина, то в нем усматривают пиар-кампанию, есть даже предположение, что началась зачистка старых касьяновских кадров, на свою голову научивших финансовому уму-разуму новую поросль питерцев и павших от людей, теперь желающих вместо них курировать лакомые внешние долги страны.

Первым в бой ринулся, защищая своего зама, министр Алексей Кудрин, озвучивший, что Сторчак честнейший и высокопрофессиональный сотрудник, без которого развалятся все внешнеполитические споры России по выплатам долгов. Тут же последовали заявления, что некоторые действия Следственного комитета при прокуратуре РФ нанесли серьезный урон бюджету России в результате срыва переговоров с Кореей, Индией, Монголией и Китаем.

Среди ходатаев за арестованного чиновника крупные фигуры и влиятельные депутаты Госдумы – такие, как бизнесмен Александр Лебедев, чья газета «Московский корреспондент» была поставлена на службу кампании за возвращение сидельца. За былого подчиненного вступился даже бывший премьер Михаил Касьянов.

- Сторчак отвечал за реструктуризацию российских долгов – одного из самых коррупционных направлений деятельности Минфина, – комментирует Андрей Черепанов, в 2001 – 2002 годах работавший руководителем Департамента внешнего долга Минфина России. – Всевозможные схемы увода стали придумывать еще при Михаиле Касьянове, когда тот работал в Минфине…

Не случаен и такой факт: другой обвиняемый по делу об организованной группе Сторчака банкир Вадим Волков в прошлом также работал заместителем министра финансов России. Надо понимать, что непростые люди вдруг оказались за решеткой по делу об алжирских долгах. К примеру, арестованный член совета директоров Межрегионального инвестиционного банка Игорь Кругляков, помимо прочего, еще и глава концерна средне- и малотоннажного кораблестроения. Гендиректор фирмы «Содэксим» Виктор Захаров имел интересы не только в Алжире, но и в Ираке.

Следствие убеждено, что долг государственного бюджета перед малоизвестной фирмой Захарова был создан искусственно с помощью хитрых схем. В 90-е годы, после того, как были подписаны межправительственные протоколы об урегулировании задолженности Алжира перед Российской Федерацией, она должна была погашаться товарами. И вот такие 5 контрактов с алжирцами, получив квоту на 90,7 млн. руб., получило некое АООТ «Внешинторг», где директором одного из подразделений был Виктор Захаров. Попутно африканскими долгами занимался и его близкий знакомый, тогдашний вице-президент Национального фонда спорта РФ Игорь Кругляков, являвшийся владельцем некоего АОЗТ «ПКК Санта-Рат», включенного им в последующие алжирские операции.

Оценку всем «алжирским» деталям и роли названных лиц, думается, вскоре даст суд. Вкратце скажем, что квота «Внешинторга» и его контракты с алжирцами были в 1996 году переданы в ЗАО «Содэксим», которое зарегистрировали Кругляков и Захаров. При этом на новую фирму возлагалось обязательство внести на счет Минфина рублевое покрытие в размере 30 процентов от стоимости квоты. Но «Содэксим» заключил договор комиссии с фирмой Круглякова «ПКК Санта-Рат», отфутболив на эту компанию выплату денег Минфину. Та подписала, а вернее, как убеждено следствие, сфабриковала новые контракты с алжирскими фирмами. В 2002 году фирму «ПКК Санта-Рат» банкротят. При этом возникают бумаги, будто бы фирма перевела на счета Минфина в мае 1996 года 24 миллиона долларов. Однако, как установили следователи, перевод денег был мифическим – он «оуществлялся» при помощи фальшивых авизо и поддельных платежек АКБ «Эффекткредит». На деле, как выяснили следователи, никаких фактических денег ни от «Содэксима», ни от «ПКК Санта-Рат» в Минфин не переводилось…

Вот эту «задолженность» по несуществующему долгу и взялся «урегулировать» Сергей Сторчак.

В 2006 году, по данным следствия, Кругляков и Сторчак встретились в кафе на Ильинке, где обсудили план возвращения Минфином «Содэксиму» высосанного из фальшивых платежек долга. Захаров срочно пишет письмо в правительство и просит вернуть уже 95,9 млн. руб. с учетом набежавших процентов… Роль Сторчака заключалась в том, чтобы убедить Минфин признать долг перед «Содэксимом». Рычаги влияния у него, естественно, были – и вскоре Сторчак смог «доказать» необходимость возврата фирме Виктора Захарова 43,4 млн. долларов США.

По данным следствия, замминистра намеревался получить в свой карман из сей суммы «классические» 10 процентов комиссии. 11 ноября с.г. Сергей Сторчак дал указание готовить соглашение между Минфином и фирмой Захарова о выплатах. Хотя не мог не знать, что перед этим, 2 ноября, в Минфин пришло письмо «Внешэкономбанка», где банк сообщил, что не обладает документами, подтверждающими право «Содэксима» требовать выплаты денежных средств из бюджета. Лишь арест всей «алжирской» группы помешал Волкову и Захарову по предложению Сторчака создать такие «подтверждающие документы»…

Последние новости