18+
  1. Американский след «Тольяттиазота»

Американский след «Тольяттиазота»

Американский след «Тольяттиазота»
Противостояние России и Запада становится все более непримиримым с каждым днем. Стороны обмениваются санкциями, Госдума запрещает обработку персональных данных россиян за рубежом и готовится запретить иностранцам владеть в России СМИ.

Неправительственные организации и символы американского влияния вроде «Макдоналдса» проверяются с особой тщательностью. При этом одно стратегически важное для России предприятие в Поволжье, фактически попавшее под американский контроль, остается незамеченным.

Речь идет о некогда знаменитом «Тольяттиазоте», крупнейшем производителе аммиака в мире. Его строительство в 70-ых годах – итог совместной работы СССР и компании «Оксидентал Петролеум» знаменитого американского промышленника Арманда Хаммера. Об этом вспоминают нечасто, но Хаммер изначально намеревался построить гигантский аммиачный завод у себя на родине. Не без прямого вмешательства властных кругов США проект так и не был реализован из соображений безопасности и заботы об экологии. Зато вариант с постройкой гигантского аммиачного завода в СССР устроил всех. Контракт отягощался условиями по преимущественным поставкам готовой продукции американским фирмам, запретом собственного экспорта аммиака и применением вспомогательных реагентов исключительно американского производства.

В эпоху приватизации заводом завладел его «красный директор» Владимир Махлай. Но связь с США не прервалась – даже после истечения контракта по преимущественным поставкам в 1997 году ТоАЗ продолжил экспортировать большую часть производимого сырья на американский рынок.

В середине 2000-ых у Владимира Махлая возникли проблемы с законом – его объявили в розыск по обвинениям в мошенничестве и неуплате налогов. Махлай влился в стан опальных олигархов и сбежал в Великобританию, но сохранил контроль над предприятием и продолжал руководить им вплоть до 2011 года, когда на посту председателя совета директоров ТоАЗа его сменил сын Сергей . И все бы ничего, но Сергей еще в 1994 году уехал в США и стал американским гражданином. С тех пор в России его не видели. О жизни будущего руководителя крупнейшего в мире производства аммиака в США практически ничего не известно, кроме того, что он зачем-то несколько раз менял имя - то был «Serge Makligh», то «George Mack» – это только те паспорта, о которых доподлинно известно. Зачем респектабельному бизнесмену такая конспирация? Если только, попав в США, он не оказался в какой-то момент завербован спецслужбами, для которых подобные вещи – обычное дело.

При Сергее Махлае «Тольяттиазот» стал еще более закрытым и недружественным по отношению к российскому государству предприятием, чем при его отце. Контрольно-надзорные органы и налоговики сбились со счета претензий в адрес ТоАЗа. В 2011 году проверка Ростехнадзора показала шокирующий результат – выявлено свыше 500 нарушений в сфере промышленной безопасности и охраны труда! Изношено до 80% средств контроля, управления, сигнализации и противоаварийной защиты выработали свой ресурс. Изношено основное производственное оборудование: многие узлы исчерпали 20-летний срок эксплуатации. Это говорит о том, что оборудование и противоаварийные системы не обновлялись и не ремонтировались с момента ввода завода в эксплуатацию, и тысячи тонн горючих, ядовитых и взрывоопасных веществ, по сути, находятся не под контролем. Малейшая искра в случае аварии газопровода обернется катастрофой федерального масштаба. Теперь понятно, почему американцы решили строить ТоАЗ на территории потенциального военного противника.

Судя по всему, деньги не то что в развитие, но и в поддержание работоспособности завода не вкладывались долгие годы. Куда же они девались? Правоохранительные органы нашли ответ: ТоАЗ продавал свою продукцию по заниженной цене швейцарскому офшору, а тот, в свою очередь, реализовывал ее по всему миру уже по рыночной цене. Эта часть прибыли никогда не возвращалась в Россию и оседала в карманах Махлаев и их швейцарских партнеров Андреаса Циви и Беата Рупрехта. Уже в январе 2013 года генеральный директор ТоАЗа Евгений Королев спешно отбыл в Лондон, как говорили на заводе, «в служебную командировку». Из нее он не вернулся и по сей день. Директору предъявлено обвинение в мошенничестве, причинившем заводу ущерб в $ 550 млн. Год спустя против гендиректора ТоАЗа завели уголовное дело по статье «злоупотребление полномочиями» по факту вывода из «Тольяттиазота» наиболее ликвидных активов – метанолового производства вместе с земельным участком, на котором оно расположено. Суммарный ущерб от незаконных действий руководства «Тольяттиазота» оценивается экспертами в невероятные $ 1,5 млрд, а Евгений Королев находится в международном розыске. Но толку от этого мало: Королев – простой исполнитель, организаторы и бенефициары преступной схемы во главе с Сергеем Махлаем находятся в Европе и США и являются недосягаемыми для российских правоохранительных органов.

На ТоАЗе, тем временем, происходят странные вещи: в 2013 году во время обысков по делу о мошенничестве на ТоАЗе было установлено, что на заводе, которы в течение нескольких лет работал и проживал в одном из офисных помещений предприятия гражданин США Дональд Кнапп (Donald Knapp). Он занимал должность вице-президента по экономике и финансам «Тольяттиазота». По крайней мере, официально.

В начале 2014 года стало ясно, куда могла быть направлена часть выведенных с ТоАЗа средств, когда в Интернете всплыли подробности об участии Махлаев в финансировании переворота на Украине. Логика таких «инвестиций» проста: продвижение интересов США на постсоветском пространстве и одновременно обеспечение бесперебойных поставок стратегического сырья – аммиака – на американский рынок. Ведь фактически единственный экспортный канал поставок ТоАЗа – уникальный аммиакопровод «Тольятти – Одесса», в конце которого находится «Одесский припортовый завод». Российская часть трубы уже давно контролируется Махлаями, а вот украинская вместе с ОПЗ – государством. С предыдущей властью договориться у Махлаев не получилось, но теперь под мощным политическим давлением со стороны они могут рассчитывать на успех. Здесь весьма показателен эпизод, когда ровно через два месяца после объявления о приватизации ОПЗ, 12 марта этого года Дмитрий Фирташ, основной претендент на актив, был арестован в Вене по американскому ордеру и выпущен 21 марта под рекордный для Австрии залог в 125 млн евро. Таким образом, на ОПЗ и украинский участок трубы из серьезных игроков претендуют лишь Махлаи.

Махлаи по понятным причинам привыкли проворачивать свои темные дела в обстановке секретности. Тем не менее, их подозрительная деятельность не раз оказывалась в поле зрения журналистов, да и для российских правоохранительных органов и спецслужб не является большой тайной, где живут хозяева ТоАЗа и проводником чьих интересов они являются. Почему тогда даже сейчас, когда конфликт с США достиг высшей точки со времен, пожалуй, холодной войны, никто не может помешать Махлаям вести подрывную деятельность, финансируемую за счет эксплуатации природных богатств России? Ответ прост: сомнительный бизнес Махлаев давно бы прикрыли, если бы их интересы в России не отстаивала армия влиятельных лоббистов. Среди них немало весьма колоритных персонажей и даже действующих депутатов Госдумы, как Тамара Плетнева, но поистине особенным, пожалуй, является сенатор от Марий Эл Александр Торшин. Попытки пресечь противозаконную и антироссийскую деятельность Махлаев неизбежно наталкиваются на сопротивление этого влиятельного лоббиста.

На первый взгляд, Торшина с ТоАЗом связывает очень мало: по образованию сенатор юрист и психолог. В Совете Федерации он представляет совсем не Самарскую область и с химической промышленностью никогда связан не был. Но даже беглый взгляд на другую сторону жизни этого человека расставляет все по местам: будучи членом Национального антитеррористического комитета, очень гордится тем, что вхож в Овальный кабинет и является пожизненным членом Национальной стрелковой ассоциации США (NRA) – мощной лоббистской организации производителей оружия, тратящей десятки миллионов долларов на принятие выгодных ей политических решений.

Также сенатор Торшин регулярно принимает участие в ежегодном национальном молитвенном завтраке, который устраивает президент США. На такие завтраки приглашаются высокопоставленные общественные деятели и чиновники, в том числе, зарубежные, на которых американскому руководству было бы интересно оказать «мягкое» давление. Иными словами, российский сенатор и член НАК РФ, с доступом к секретной информации, регулярно участвует в вербовочных мероприятиях американского правительства. В последнее время также сообщалось, что Торшин работает над созданием новой, «несистемной» оппозиционной партии в России.

«Тольяттиазот» под контролем Махлаев, их покровители в США и защитники в России вроде сенатора Александра Торшина представляют реальную угрозу национальным интересам нашей страны, причем куда большую, чем принадлежащий иностранцу журнал. Если проблемой ТоАЗа не заинтересуются в ближайшее время на самом высоком уровне, то украинский сценарий может повториться уже на российской земле.