18+
  1. Андрей Богданов: «Россию не воспринимают как партнера»

Андрей Богданов: «Россию не воспринимают как партнера»

Андрей Богданов: «Россию не воспринимают как партнера»
Несмотря на то что предвыборная компания официально началась с указа президента, фактически она идет с начала этого года. В борьбе за места ГосДуме будут бороться всем известные политические партии. Впрочем появятся и «новички», такие как «Справедливая Россия».

Что бы оценить реальную расстановку сил, «Век» обратился к «ветерану» политического процесса, руководителю одной из самых старых российских партий, Демократической партии России, Андрею Богданову.

Век: В преддверие выборов, прежде всего, хотелось бы узнать какова ваша оценка политической ситуации в России?

- Если бы впереди не было бы президентских выборов, ситуацию можно было бы назвать спокойной. А сейчас все понимают, что Путин должен сложить свои полномочия, и в стране будет новый Президент. Вот этот фактор вносит некую неопределённость и беспокойство, как политических кругов, так и населения. Я думаю, внутреннее беспокойство, так или иначе, присутствует у каждого. И как страна будет жить после марта, сейчас точно не знает никто…

Но в настоящий момент обстановка спокойная. Ситуация в экономике стабилизировалась. Точнее, всем заметно, что присутствует экономический рост. И это вносит позитив в настроение населения.

В начале 90-х годов закон позволял принимать участие в выборах более 250 не только партиям, но и объединениям. Сейчас же, насколько я знаю, в выборах смогут принять участие всего 16 партий. Причём, по моим прикидкам, проведут свои съезды и подадут заявки на регистрацию не более 13-14 партий. А зарегистрируют, скорее всего, вообще 10-12…

Век: Чем объяснить уменьшение количества партий принимающих участие в выборах?

Кому-то не нравится, что происходит сужение политического спектра. Но в этом есть и плюсы и минусы. К примеру, если раньше на выборах могли быть представлены все оттенки политического спектра, то сейчас, скажем так, цвета концентрируются. По моему мнению, к следующим выбором сохранится не более 10 партий.

Век: Хотелось бы услышать ваш прогноз по процентному соотношению в будущей Госдуме…

- Я бы не хотел давать такие прогнозы. Скажем, в 99-м году в московской мэрии многие уже делили посты и в Госдуме, и в президентской администрации. А к «Единству» очень многие относились скептически. И как же в итоге перевернулась ситуация!

Прогнозы можно будет строить к концу октября, когда предвыборный процесс пойдёт и партии зарегистрируются. Прежде всего, надо понять, с какими темами те или иные партии пойдут на выборы. На данный момент практически все ставят во главу угла две темы: патриотизм и социальная справедливость. Если все партии так и будут ковыряться на этом поле, то выиграют в итоге наиболее известные и раскрученные партии. То есть те, которые последние четыре года заседали в парламенте и выступали по телевизору.

Одно могу сказать, наша партия от этого спектра будет отличаться, ибо мы идёт на выборы с одним главным лозунгом «Россия должна вступить в Евросоюз!». У нас есть большая программа, но именно Евросоюз – главная цель.

То есть наша программа рассчитана на достаточно продолжительный период и предстоящие выборы в Госдуму всего лишь часть ее. Мы хотим прийти в Думу, чтобы попробовать привести российское законодательство к европейским стандартам. Только после этого Россия сможет подать заявку на вступление в Евросоюз. А в 2009-м мы планируем провести по данному вопросу всероссийский референдум. Точнее, даже, не провести, а инициировать. Для референдума ведь сначала надо два миллиона подписей собрать…

Век: Почему в 2009-м?

- Потому, что в годы федеральных выборов референдумы проводить нельзя. По поводу Евросоюза очень много спекуляций и недоговорок. Одни политики почему-то считают, что россияне не хотят в Евросоюз. Другие утверждают, что в Евросоюзе нас никто не ждёт. Между тем этого никто ни у народа, ни у Евросоюза пока не спрашивал.

Мы проводили социологические опросы, которые показали, что 66% россиян выступают за вступление в Евросоюз. Причём, чем дальше от Москвы, тем этот процент больше. В Москве за объединение с Европой готовы проголосовать около 48% населения, а в Екатеринбурге уже порядка 73%, а во Владивостоке уже под 90%.

Век: Чем вы такой разброс мнений можете объяснить?

- Тут несколько причин. Во-первых, все посольства находятся в Москве. Из столицы и визу получить можно быстро, и билеты в Европу без проблем приобрести. Во-вторых, уровень жизни в Москве повыше, чем по стране. Вопрос о выезде заграницу в Москве стоит не так остро, как в других городах. А чем дальше от Москвы, тем проблематичнее куда-то выехать. Либо необходимо в Москву ехать, либо в крупный город, в котором имеется консульство страны, которую человек посетить хочет.

Но эта проблема лежит на поверхности. Есть ещё немало других. Например, европейские пенсии гораздо выше российских. Почему? Да потому что процент ВВП, который идёт на пенсионный фонд, в Европе гораздо выше, чем у нас. В Европе МРОТ порядка 460 евро, в России – чуть больше тысячи рублей. В Европе, в большинстве стран, есть закон - предприятия тратят на зарплату зачастую до 50% от прибыли, а в России – 5-10%. Получается, что если наше законодательство привести в соответствие с европейским, то зарплата может возрасти в 5-10 раз.

Век: Всё так. Но ведь возникнут проблемы. Например, Газпром не так давно сделал громкое заявление о том, что Евросоюз пытается сократить инвестиции в топливно-энергетические комплексы европейских стран…

- Увы, но Россию пока не воспринимают как равноправного партнёра!

Век: Но если мы будет развиваться так, как это нужно Европе, то ряд наших отраслей просто- напросто умрут. Скажем, то же сельхозмашиностроение. Сейчас мы хоть таможенные пошлины можем установить и удержать эту отрасль на плаву. Что же будет, если двери на рынок откроются для всех?

- Если наш сельхозмаш производит некачественную технику, почему мы должны его покупать? «Мерседес» и «Тойота» лучше «Жигулей». Почему россияне должны ездить на «Жигулях?

Почему-то вопрос ставится только так - а что потеряет государство от вступления в Евросоюз? Давайте поставим его по-другому – а что народ с этого получит? Да, государство может быть сильным. А народ при этом получать мизерную зарплату и ездить на плохих машинах по убогим дорогам.

Наша партия представляет средний класс. Причём, средний класс для нас не определяется только размером заработка. Это, прежде всего те, у кого есть главные ценности «Семья-работа-дом-машина». Семья – это всё ради чего мы живём. Работа помогает обеспечивать главную ценность. Дом необходим для того, чтобы жить, а машина – средство коммуникации…

Честно скажу, мы не хотим защищать бедных. Есть КПРФ, есть «Справедливая Россия», есть ЛДПР… Да практически все партии будут защищать бедных. Мы хотим защищать средний класс.

Вот у меня три сына: один в школу ходит, второй - в детский сад, третий пока ещё дома сидит. Так я не хочу, чтобы старший сын приходил из школы домой и ругался матом. А для этого у него должен быть определенный круг общения.

Хотим мы этого, или нет, но в России уже давно есть школы для бедных, школы для среднего класса и школы для богатых. В школу для богатых своего сына я отправить не могу – для этого нужно платить очень большие деньги. Но я не хочу, чтобы он ходил в школу с детьми из неблагополучных семей. Я плачу налоги, и я не понимаю, почему государство не может обеспечить ему хорошее обучение.

Век: Но средний класс в России и в Европе различные понятия. В Европе средний класс на «Мерседесах» ездит…

- Да и в регионах масса людей, у которых есть семья-работа-дом-машина. Да получают, они возможно поменьше, чем в Москве, но набор ценностей у этих людей тот же самый, что и у меня. По сравнению с теми, кто не имеет дома и сутками пьёт, эти люди ощущают себя средним классом. Я, за последние 6 лет, в 68 регионах побывал, знаю, о чём говорю! Кстати, «Тойоты» во Владивостоке гораздо дешевле, чем в Москве стоят…

Век: Раз уже мы заговорили о людях, как вы относитесь к тому, что сейчас в Думу депутаты выбираются исключительно по партийным спискам, а не по одномандатным округам?

- Положительно! В девяностых годах в Думу избирались примерно половина по «мажоритарке», половина – по спискам. Сейчас же по закону в партии должно быть не менее 80 процентов региональных групп. И в бюллетенях будет не только федеральная группа-тройка, но ещё и региональная тройка. Поверьте, в регионах никто не будет ставить в региональную тройку москвичей и питерцев!

Да, избиратель голосует за партийный список, но он же смотрит, кто из его района пойдёт в Думу с этой партией. Насколько я знаю, если партия проходит в Думу, то смотрится, в каких регионах сколько людей за неё проголосовали. От этого и будет зависеть распределение мандатов внутри партии. То есть, на мой взгляд, представительство регионов будет не меньше чем раньше, а даже больше. Если партия хочет добиться успеха в том или ином регионе, она обязана включать в список представителей территорий.

Век: А что вы думаете про то, что губернаторов ныне не выбирают, а назначают из центра? Почему-то практически все считают: «Кто назначен, тот – честнее». Хотя ведь есть масса фактов, свидетельствующих об обратном. Например, я часто бываю в Тверской области и вижу, как там распродаётся земля. Администрация, которой руководит Дмитрий Зеленин, получила за счёт этого огромные деньги. А дороги, какими были, такими и остались. Не кажется ли вам, что нарушения ищут исключительно у тех губернаторов, которых выбрал народ?

- Честно скажу, на месте Путина я бы снял всех выбранных губернаторов, которые сидят на своём посту больше двух сроков. Почему Президент должен уходить после двух сроков (и это я считаю нормальным!), а губернатор может оставаться на своём месте чуть ли не вечно? Однако наша партия считает, что губернатора надо выбирать в его регионе. Другой вопрос, что у Президента должно оставаться право губернаторов снимать. Но это должно быть обставлено определёнными рамками. Скажем, в случае серьёзных правонарушений это можно делать. Понимаете, губернатор должен чувствовать определённую защищённость от волюнтаристских моментов, но при этом он должен понимать, что есть черта. И если за неё он перевалит, его снимут…

Век: Вам не кажется, что количество коррупционных скандалов резко увеличивается накануне выборов? И стоит ли ожидать после выборов прекращения этих провокационных скандалов?

- Я думаю, скандалы, происходящее с некоторыми губернаторами сейчас - это не результат избирательных технологий, а банальное стечение обстоятельств.

Век: В последнее время, как в международной политике, так и в российской появляется всё больше и больше женщин. Очень инициативных, очень красивых, очень властных, очень требовательных, очень пробивных. Как вы относитесь к присутствию слабого пола в «неслабом» деле?

- Очень хорошо! Более того, мы хотим, чтобы в нашем партийном списке женщин было бы 50%. Увы, но по объективным причинам, их, видимо, будет всё же процентов 40.

Век: В чём причина?

- У нас партия хотя и самая старая в стране, но при этом достаточно молодая по списочному составу. То есть женщины находятся в том возрасте, когда они достаточно серьёзно занимаются семейными делами. Рожают детей. Мне кажется именно с этим связано то, что в политике их в этом возрасте не так уж и много.

Век: А что скажете про профессиональные качества женщин-политиков?

- Только самые хорошие слова. Женщины, которые приходят в политику относятся к своему делу очень серьёзно. Но в политику приходят или молодые женщины, которые ещё не обзавелись семьей или достаточно зрелые, которые детей уже на ноги поставили.

Век: Сейчас во власть активно приходит молодёжь. Как, по-вашему, это поколение следует собственным интересам или, как считают многие политологи, молодёжь привлекают за деньги определённые политические структуры?

- Всегда были есть и будут молодые люди, которые хотят стать депутатами или партфункционерами. Но есть и «пехота», которую привлекают за деньги. Впрочем, очень много молодёжи приходит в политические молодёжные движения просто потусоваться. По большому счёту для второй категории нет разницы, где деньги получать или свободное время проводить. Сегодня они могут быть в «Единой России», завтра – в СПС, послезавтра – в ЛДПР.

Век: Не убивает ли это у молодёжи веру в действующую власть? Имеет ли она представление о том, что такое политика, чем занимаются депутаты? Если молодым людям в 16-20 лет привито представление о том, что политика это деньги, не пойдут ли они в 30 в какую-то партию исключительно для того, чтобы эти деньги зарабатывать?

- Конечно, это развращает. Люди, которых привлекали на какие-то политические мероприятия за деньги, уже гораздо более цинично относятся и к политике, и к партиям, и к партийным идеалам и идеям. Но надо понимать, что и в Советском Союзе за участия в демонстрациях давали отгулы. А что такое отгул? Ты не работаешь, а деньги тебе платят. То есть тоже ведь имела место быть материальная стимуляция.

А у пионеров как было? Соберёте металлолом, макулатуру, поучаствуете в тимуровском движении, а лучшие из вас поедут в «Орлёнок» или «Артек». Это же тоже стимулирование. Хотя, конечно, и не такое прямое как сейчас…

Век: Свободны ли на ваш взгляд российские средства массовой информации? Почему на центральных телеканалах одни политические партии мелькают чуть ли не каждый день, а другие появляются раз-два в месяц?

- Так большинство партий совершенно ни на что не влияют! Пикеты и митинги с участием, скажем, ста человек никому в стране не интересны. Я уверен, что если бы мы собрали тысяч триста человек и с лозунгом «Мы хотим в Европу» пришли бы на Красную площадь, это показали бы все центральные телеканалы. И не только российские…

Век: Так вам бы на Красную площадь пройти бы не позволили!?

- Хорошо, ну в Лужниках мы бы собрались... Понимаете, выйти на Майдан, или на Красную площадь, это ведь далеко не самое главное! Если идеи партии привлекают народ, то к ней будут подтягиваться и интересные люди, и массы.

Согласитесь, телевидение держится на рейтингах. И если какой-то телеканал будет показывать нерейтинговых шоуменов или нерейтинговых политиков, то его просто смотреть никто не будет.

Век: Но ту же Завортнюк лет пять назад никто знать не знал, а сейчас она телезвезда…

- Согласен, но мелькать-то на телевидение барышня стала только после того, как снялась в рейтинговом сериале!

Век: Однако, кто-то же вложил деньги в этот сериал?!

- Так просто так деньги уже давно никто никуда не вкладывает. Наверняка был пилот, который посмотрел продюсер канала. Он либо сам принял решение этот сериал на канале показывать, либо собрал студию человек в тридцать, показал там одну серию и спросил: «Вы будете это смотреть?».

Ну, например, никого сейчас не интересует, что в России происходит с правами человека…

Век: Вам не кажется, что большинство людей в России свои права не хотят отстаивать. Вот, скажем, вы купили несвежую сметану. Что будете делать?

- Как что? Отнесу её обратно в магазин и поменяю на нормальную!

Век: А большинство её просто выкинет и не пойдёт скандалить из-за пятнадцати рублей…

- Так для меня важны не столько деньги сколько принцип. Есть «Закон о праве потребителя». В каждом магазине должен быть стенд потребителя с телефонами вышестоящих органов. Если продавец, менеджер или директор магазина тебя посылают, ты можешь прямо при нём набрать этот номер и попросить приехать-разобраться. Возвратить испорченный продукт можно без малейших проблем. На самом деле по поводу прав потребителя есть очень хорошие передачи на телевидение.

Мы готовы отстаивать права человека, но повторяю, эта тема сейчас практически никому не интересна. Акцентировать на этой проблеме внимание это всё равно, что зимой вынести снег и начать его раздавать…

Век: Что же сейчас хочет народ?

- Прежде всего – справедливости, но не всегда правильно понимаемой. На мой взгляд, в России постепенно назревает революционная ситуация. Примерно такая же в 1905 году была. Как люди к олигархам относятся, вы, наверняка и сами прекрасно знаете. Но ведь простой работяга смотрит на своего соседа, у которого небольшой офис, в котором, скажем, пять человек работают, и думает, я целый день с утра до ночи пашу, а владелец этого офиса ничего не делает и на «Мерседесе» ездить. Надо взять его деньги и поделить! Такие настроения присутствуют и растут. Самое отвратительное, что этого червя власть поддерживает и взращивает.

Век: Каковы ваши главные программные идеи?

- Россия должна определиться станет она европейской страной или нет. С конца позапрошлого века в России спорят кто мы: западники, русофилы или почвенники. Мы считаем, что пора прекратить спорить на эти темы и изобретать велосипед.

Большая часть населения почему-то считает, что у России свой особый путь. Ну, раньше мы хотя бы к коммунизму шли. А куда страна сейчас-то идёт? Мы считаем, что Россия – европейская страна и наш путь вместе с Европой. Речь не идёт о том, чтобы вступить в ЕЭС и там раствориться. Я думаю, что Россия может занять в Европейском союзе одно из центральных мест. Ну, по крайней мере, наравне с Германией и Францией.

Вообще по всем ключевым вопросам у нас есть свои позиции.

Век: Насколько понимаю вашу идею – это путь от интересов государства к интересам человека…

- Так и есть. Мы хотим защитить средний класс. Прежде всего, на бытовом уровне. Сейчас государство думает лишь о том, как пенсию на 50 рублей повысить, какие-то льготы новые выдумать, а огромная прослойка общества совершенно никому не интересна и живёт, по сути, в вакууме. Вот, прежде всего этим людям на этих выборах мы хотим заявить о себе и о своих идеях.

Век: Уточните ещё раз, что такое для вас средний класс?

- Прежде всего, это люди, которые уже достигли какой-то стабильности. Те, для которых дом, семья и работа являются главными ценностями. Да, мы хотим, чтобы интеллигенция имела к нам отношение, но по средний класс ведь гораздо шире. По большому счёту, мы партия мещан. Мещанин для нас это тот, кто работает и живёт в городе. Мещанин по натуре консерватор, он против потрясений. Как правило, мещанин живёт в городе. Крестьянин может без работы годами жить и картошкой, которую он на огороде выращивает, питаться. А мещанин боится потерять работу, ибо только эта работа даёт ему пропитание.

Почему мы не употребляем слово мещанин? Да, только потому, что с советских времён этот термин имеет негативный оттенок. А ведь если вдуматься, то мещан среди нас большинство. На мещанине, по большому счёту, государство держится. Большинство мещане зачастую практически не интересуются политикой: утром на работу, вечером домой, отдых – по телевизору кино или футбол посмотреть, в выходные с сыном во двор мячик попинать вышел. И я не понимаю, почему футбол посмотреть это плохо, а на какой-то митинг бежать – хорошо.

Век: Кстати, вы футбольный болельщик?

- Да. С шести лет за «Спартак» болею. Вот недавно моя любимая команда в принципиальнейшем матче с ЦСКА на последних секундах победу упустила. А ведь могли бы выиграть у заклятого соперника. Впервые за последние семь лет!