18+
  1. Арест без права переписки

Арест без права переписки

Арест без права переписки
Лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов, находящийся с 9 февраля под домашним арестом, по мнению наблюдателей, стал «первой ласточкой» в череде будущих арестантов. Власть не только приучает общество к «нормальности» репрессий, но сама провоцирует «цветную революцию», которую многие в России уже оценивают как неизбежность.

Условий домашнего ареста Удальцов пока не нарушал. «На сегодняшний день нарушений меры пресечения со стороны Сергея Удальцова не выявлено», - заявил официальный представитель управления ФСИН по Москве Сергей Цыганков.

Напомним, Сергею Удальцову, дело которого слушалось в Басманном суде, два дня назад изменили меру пресечения с подписки о невыезде на домашний арест, срок которого суд установил до 6 апреля 2013 года. Арестованному разрешено общаться только со своими адвокатами и родственниками. Вести переписку и пользоваться средствами связи, в том числе Интернетом, запрещено. Защита Удальцова уже заявила о намерении обжаловать решение Басманного суда в Мосгорсуде.

Обвиняемый по уголовному делу о массовых беспорядках и применении насилия в отношении представителей власти на Болотной площади, а также о приготовлении к организации массовых беспорядков на территории РФ Удальцов не внушал доверия следствию. Как заявили в Следственном комитете, он неоднократно нарушал условия назначенной ему меры пресечения - подолгу не проживал по месту регистрации, отключал мобильные телефоны, не сообщал следователю о месте своего нахождения, а также участвовал в несанкционированных акциях и призывал к этому других.

Дело против Удальцова и его соратников возбудили в октябре 2012 года, опираясь на материалы скандального фильма «Анатомия протеста-2», показанного на канале НТВ. Следствие полагает, что Удальцов вместе с товарищами по «Левому фронту» Леонидом Развозжаевым и Константином Лебедевым вел переговоры о финансировании беспорядков в России с грузинским политиком и предпринимателем Гиви Таргамадзе.

В январе 2013 года дело Удальцова, Развозжаева и Лебедева объединили с делом о беспорядках, произошедших на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года. Хотя предполагаемая поездка троих оппозиционеров в Минск, где они якобы встречались с Таргамадзе, произошла уже после столкновений на Болотной, в СК предположили, что «данные преступления совершены одними лицами».

Таким образом, координатор «Левого фронта» стал первым из лидеров оппозиции, отправленных под арест. Возможно, это приготовление общественного мнения к возможным арестам других ключевых фигур оппозиции, а не частный случай его противостояния власти, заявил «Ведомостям» член Координационного совета оппозиции Илья Яшин.

«Задержания и обыски стали обыденными, от рядовых активистов перешли к лидерам оппозиции, власть приучает общество к нормальности репрессий, - говорит Яшин. - Чтобы следующий этап - арест, например, Навального - люди приняли как само собой разумеющееся.

Власть требует от оппозиции действовать «в рамках законности». Но где эти «рамки законности», если первыми их нарушает сама власть, удерживая под жестким политическим надзором якобы «независимые» суды, задается вопросом политолог Игорь Джадан. О каких «рамках законности» может идти речь, когда против каждого лидера оппозиции, обладающего сколь-нибудь значимым потенциалом популярности, заводятся уголовные дела по надуманным поводам, возмущается эксперт.

«Основное обвинение против лидеров оппозиции состоит в том, что они берут деньги у «окопавшихся в Лондоне олигархов», - поясняет Джадан «Веку». - В отличие от оппозиции, у провластных политических сил достаточно источников финансирования внутри страны. Но это неудивительно: новые, тесно связанные с властью олигархические кланы контролируют значительную часть экономики. Финансируя политические кампании «партии власти», эти кланы фактически оплачивают свою политическую «крышу». Но где же тогда брать деньги на легитимную политическую деятельность оппозиции? Очевидно, что никаких других значимых источников средств российского происхождения, кроме капиталов богатых оппозиционно настроенных эмигрантов, у оппозиции быть не может. Все экономическое пространство внутри страны поставлено на службу интересам исключительно действующей власти, и какая-либо поддержка оппозиции, реально претендующей на роль политической альтернативы, просто невозможна. Это подтверждается историей банкира Лебедева, которому достаточно было поддержать известного оппозиционера Навального, чтобы началась травля подконтрольных ему бизнес-структур. Таким образом, денежный поток из-за рубежа необходим, чтобы хоть немного уравнять шансы российской оппозиции в предстоящей борьбе за власть».

По словам политолога, переход власти от правящей группировки или партии в руки оппозиции вещь исторически неизбежная, но когда в стране отсутствуют работающие механизмы такого перехода, какую форму может он принять? «Очевидно, что в самом лучшем случае этот переход может быть осуществлен в форме «цветной революции». И если это произойдет, то ответственность за это ляжет, прежде всего, на действующую власть, которая не обеспечила конституционную смену власти, как это принято в развитых странах. По сути дела, общество к «цветной революции» подталкивают не столько внешние силы и радикальные оппозиционеры, сколько сама власть своим нежеланием допустить в России политическую свободу и правовое государство с независимым, справедливым, равным для всех и неизбирательным судом», - подчеркивает эксперт.

«Как мера пресечения домашний арест не вполне проработан по технологии, как уже говорилось в рамках обсуждения дела «Оборонсервиса», - заявил «Веку» вице-президент Молодежного Союза юристов РФ Артем Кирьянов. - Но то, что такая мера пресечения входит в практику правоприменения - позитивный сдвиг. Еще несколько лет назад не было вариантов между подпиской о невыезде и заключением под стражу, а Удальцов своим поведением в определенной степени провоцирует следственные органы на ужесточение меры пресечения. Почему СКР попросил домашний арест? Возможно, вследствие слабости доказательной базы и туманных перспектив дела, чтобы потом не получить решение ЕСПЧ. Возможно, был определенный политический совет со стороны, чтобы арест не применялся, поскольку «герои оппозиции» никому не нужны.