18+
  1. Башкиры против татар

Башкиры против татар

Заключение комитета Госдумы по делам федерации также было кратким, но доходчивым: Комитет рекомендует принять указанный федеральный закон, внесённый Президентом РФ.

Кто пофамильно голосовал за договор с государством Татарстан и почему его теперь поддержит Совет федерации?

9 февраля Госдума приняла внесенный президентом Путиным Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации (РФ) и органами государственной власти Республики Татарстан (РТ). Закон поступил в Думу с 5 приложениями, правда, все они носили крайне формальный характер. Заключение правительства РФ на закон, подписанное вице-премьером Александром Жуковым еще 20 июня 2006 года, состояло из очень краткого изложения сути закона и приписки: Правительство РФ поддерживает представленный проект федерального закона. А перечень актов федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу в связи с принятием данного закона оказался еще лаконичнее: закон не потребует признания утратившими силу других федеральных законов. Из приложений представляет интерес, пожалуй, лишь то, что закон был внесен не только на русском, но и татарском языках.

Заключение комитета Госдумы по делам федерации также было кратким, но доходчивым: комитет рекомендует принять указанный федеральный закон, внесённый Президентом РФ. Правда, подписавший это заключение председатель комитета Виктор Гришин, позже признал, что договор с Татарстаном достаточно специфический законопроект, но всё равно его надо принять хотя бы ради эксперимента.

В чём суть договора с государством Татарстан?

Сам договор небольшой по размеру документ, состоящий из введения и 6 статей, большая часть из которых не имеет даже подпунктов. В силу того, что ни в одной из его статей не говорится чего-либо излишне ясного и определенного, остается только догадываться, что может скрываться за этими обтекаемыми формулировками.

В пункте 2 статьи 2 сказано, что в соответствии с Конституцией РФ и Конституцией РТ Республика Татарстан (государство) субъект РФ обладает всей полнотой госвласти вне пределов ведения РФ по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ. Из этой запутанной формулировки можно сделать простой вывод: в Татарстане нет полностью федеральной собственности, а есть либо совместная, либо чисто татарстанская.

В пункте 3 той же статьи говорится, что по теме использования природных ресурсов правительства РФ и РТ должны заключить отдельные соглашения, учитывающие длительное использования нефтяных месторождений и горногеологические условия добычи. Сразу после ратификации Госдумой договора спикер парламента РТ Фарид Мухаметшин объяснил, что это значит: Подписание этого договора потребует ежегодного принятия одного нового закона, поскольку отдельной статьей в договоре прописан механизм рассмотрения коэффициента налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для стареющих месторождений Татарстана. Механизм будет заключаться в следующем: правительство РТ обращается к правительству РФ, после чего происходит совместная подготовка документа на рассмотрение в Госдуму РФ. По этому документу коэффициент налога будет фиксироваться с учетом естественных удорожаний при добыче нефти в Татарстане со стареющих месторождений.

Переводя с бюрократического на русский, получаем, что Договор с государством Татарстан дает возможность последнему платить в федеральный бюджет значительно меньший НДПИ, чем платят другие регионы России.

В пункте 4 статьи 2 речь идет о том, что РТ осуществляет международные и внешнеэкономические связи с субъектами и административно-территориальными образованиями иностранных государств, участвует в деятельности специально созданных для этих целей органов международных организаций, а также заключает соглашения об осуществлении международных, внешнеэкономических связей. То есть выступает на международной арене почти как самостоятельное государство.

В пункте 5 статьи 2 закрепляется право РТ тратить деньги республиканского бюджета на помощь татарам в других регионах страны и мира в сохранении самобытности, развитии национальной культуры и языка.

Пункт 6 статьи 2 обязывает кандидатов в президенты РТ владеть не только русским, но и татарским языком, правда тут же есть пометка, серьезно смягчающая это требование: владение государственными языками РТ (русским и татарским) устанавливается в заявительном порядке. Тем не менее пункт о языке теперь даст шаймиевцам возможность отсеять любого возможного выдвиженца Путина, не связанного с татарстанскими кланами.

В статье 3 говорится о том, что граждане РФ, проживающие на территории РТ, имеют право получать паспорт с вкладышем на государственном языке РТ (татарском) и с изображением государственного герба РТ. Вряд ли еще где-нибудь в мире есть такие паспорта, в которых присутствуют сразу два государственных герба, которые как бы подчеркивают принадлежность гражданина сразу двум государствам одновременно.

По статье 4 РТ должна иметь представительство при президенте РФ, а статья 5 устанавливает срок действия настоящего Договора - 10 лет со дня вступления его в силу, наконец в последней, 6 статье говорится о том, что данный договор был подписан президентами РФ и РТ 4 ноября 2006 года в двух экземплярах, на русском и татарском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу.

Договор вносится именно в год выборов.

Зачем был нужен такой короткий и расплывчатый документ, больше похожий на символ суверенного Татарстана, чем раскрывающий содержание этого суверенитета, депутатам оставалось только гадать.

Договор вносится именно в год выборов, когда очень важно получить от того же Татарстана дополнительную поддержку на голосовании: не секрет, что в отдельных районах Татарстана путём массовых фальсификаций процент Единой России уже дотягивали до 90-99% попытался отыскать суть происходящего председатель КПРФ Геннадий Зюганов.

Зачем Татарстану необходим паспорт на татарском языке? Что, Татарстан не победил неграмотность? Там не читают на русском языке свой паспорт? негодовал депутат фракции Родина Народная воля Сергей Глотов

Нарушается принцип равенства субъектов Федерации! Мы пережили тяжелое похмелье от ельцинского берите суверенитета сколько хотите, мы заплатили за этот принцип кровью на Северном Кавказе! добавлял депутат-коммунист Анатолий Локоть.

Естественно, тема договора РФ с Татарстаном возбудила огромный интерес в соседнем Башкортостане, власти которого также пожелали подписать с Москвой такой же договор. Неслучайно, башкирский депутат Михаил Бугера спросил представителя президента РФ в Госдуме Александра Косопкина, будет ли Кремль заключать подобные договора и с другими регионами? Все субъекты РФ равны во взаимоотношениях с центром неожиданно заявил Косопкин, пояснив, что Москва будет думать о таком же договоре с Уфой только в случае, если Башкортостан докажет, что у него есть определенные особенности. Очередь из желающих, может быть, и большая, это не значит, что очередь будет удовлетворена. Какие такие особенности есть у Татарстана и почему те же особенности у Башкортостана не очевидны, остается только гадать.

Башкирские депутаты разгадали этот ребус просто: они решили, что с ними Кремль договор подписывать не хочет и проголосовали против договора с Татарстаном. Из 311 депутатов-единороссов поддержали договор с Татарстаном только 293. Причем среди 10 единороссов, голосовавших против, 9 оказались башкирскими депутатами (Венер Камалетдинов, Зайнулла Багишаев, Мансур Аюпов, Михаил Бугера, Камиля Давлетова, Франис Сайфуллин, Анатолий Старков, Эдуард Хамитов и Александр Фурман). Да и из 7 единороссов, уклонившихся от голосования, один (Марс Кальметьев) также представитель Башкортостана.

Кроме того, против договора с государством Татарстан голосовал томский депутат-единоросс Анатолий Губкин, воздержался ростовский единоросс Вадим  Варшавский. А не голосовали в основном единороссы-одномандатники: читинский Евгений Блохин, волгоградский Владимир Горюнов, тюменский Юрий Конев и свердловский Антон Баков (последний, правда, заявлял, что вышел из фракции Единой России еще перед съездом СПС, где его избрали в президиум партии, и теперь карточку хранит дома). Не голосовали и двое единороссов-списочников Валентин Лунцевич и Бэлла Панина.

Гудков традиционно критикует инициативы Кремля, и тут же сам голосует за них.

Но даже и многие единороссы в душе были против договора, а голосовать вынуждены были всё равно за. Публично выступали с критикой, а потом проголосовали за, например, члены фракции Единая Россия Геннадий Гудков и Александр Сарычев. Первый сетовал, что Татарстан не может вытребовать для себя эксклюзивные условия, не создав прецедента, по которому Чечня, Башкирия и другие субъекты РФ захотят таких же привилегий. Второй предостерегал, что нельзя больше позволять каким-либо регионам быть равнее других, особенно если такие договора позволяют им оставлять значительную часть налоговых поступлений в региональных бюджетах. Это абсолютно несправедливо по отношению к другим регионам.

Причем Гудков уже не первый раз поступает таким же образом: ранее он публично выступал против кремлевских изменений в выборном законодательстве (запрета членов одной партии баллотироваться по спискам другой, отмены против всех), но каждый раз голосовал за то, что на словах жестко критиковал.

За договор голосовали Гартунг, Чуев, Малышкин и бизнесмены-нацмены из ЛДПР.

Остальные фракции, кроме Единой России, почти поголовно голосовали против особого положения Татарстана. Против голосовали все 47 коммунистов и фракция Бабурина-Семигина (13 против, остальные троё Иван Викторов, Александр Куваев и Геннадий Селезнев не голосовали).

Единицы поддержали договор и в других фракциях. В ЛДПР за голосовали только трое бизнесменов нерусского происхождения (Ашот Егиазарян, Сулейман Керимов, Дамир Шадаев), а также глухой на одно ухо охранник Жириновского Олег Малышкин и соратник президента Путина по работе в питерской мэрии Владимир Чуров (его жириновцы недавно делегировали в новый состав Центризбиркома). Все остальные жириновцы голосовали против, за исключением Андрея Головатюк, который вообще не голосовал.

В Справедливой России Родине за голосовали только трое наиболее прокремлевских депутатов Андрей Жуков (он первым выступил с критикой Рогозина в январе 2006 года, когда Кремль решил сместить Дмитрия Олеговича), Евгений Зяблицев (говорят, он подумывает о возвращении в Единую Россию, но его туда не слишком хотят принимать) и Александр Чуев (в прошлую Думу он прошёл по спискам Единства).

В то же время и против договора с договора с государством Татарстан голосовали лишь 12 справедливцев (Борис Виноградов, Сергей Глазьев, Александр Крутов, Николай Леонов, Наталия Нарочницкая, Владимир Никитин, Николай Павлов, Дмитрий Рогозин, Евгений Ройзман, Валерий Сергиенко, Шамиль Султанов и Сергей Чаплинский), а остальные 14 (включая 6 февраля вошедшего во фракцию Виктора Похмелкина) от голосования уклонились.

Среди 13 независимых депутатов лишь троих голосовавших за закон депутатов можно назвать его идейными сторонниками. Это либералы, которые еще в 1990-е годы прославились своими призывами к национальным республикам в духе берите себе столько суверенитета, сколько хотите. Среди них яблочник Сергей Попов, Владимир Рыжков и его соратник по Республиканской партии Святослав Насташевский (который после недолгого пребывания во фракции Семигина вернулся назад в независимые). Впрочем, даже среди либералов оказались те, кто не поддержал закон (например, яблочница Галина Хованская не голосовала).

Карточка независимого Александра Невзорова, как всегда, проголосовала вместе с единороссами: он уже лет 10 не ходит на заседания, но карточку сдал единороссам.

А вот голосование Валерия Гартунга (свергнутого Администрацией президента в конце 2005 года с поста председателя Партии пенсионеров) за договор вряд ли можно объяснить иначе, как желанием помириться с Кремлем и выйти из опалы.

Против закона из числа независимых депутатов голосовала только Оксана Дмитриева, которая возглавила список Справедливой России на выборах в Петербурге. Остальные 7 независимых не голосовали вообще.

В обмен на поддержку договора Советом Федерации в Татарстане зарегистрируют мироновскую Справедливую Россию?

Интересно, что спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин уверен, что, несмотря на критику со стороны Сергея Миронова, 21 февраля договор поддержит и Совет Федерации: уже есть решение о поддержке этого договора профильным комитетом Совфеда, который возглавляет Рафгат Алтынбаев. Последнее особенно неожиданно. Дело в том, что Алтынбаев был в 1990-99 годах мэром второго города в Татарстане Набережные Челны, а в 2001-2003 годах даже был делегирован в сенаторы Совфеда РФ самим Минтимером Шаймиевым. Однако вскоре Шаймиев заподозрил г-на Алтынбаева в желании занять пост президента Татарстана и Рафгат Закиевич попал в жесточайшую опалу: два года он вынужден был искать другой регион, который мог бы выдвинуть его сенатором, пока не нашел поддержку в Рязанской области. А в родном Татарстане его продолжали считать персоной нон грата: именно поэтому местная Партия пенсионеров заявила, что готова объединиться с Единой Россией Шаймиева, но ни в коем случае не хочет быть в Справедливой России Алтынбаева. Поэтому же в Татарстане образовалось еще и две параллельные Справедливые России из родинцев и жизненцев: шаймиевская во главе с Фаридом Хузихановым и мироновская во главе с Борисом Наймушиным, однако ни те, ни другие так и не получили регистрации от татарских властей.

И вот после всего этого Шаймиев и Алтынбаев готовы помириться ради поддержки договора. Во всяком случае, такой вывод можно сделать из заявления верного шаймиевца Мухаметшина. Если такое примирение состоялось, то оно практически гарантирует поддержку договора и Советом федерации. Ведь в Совфеде против договора выступал только спикер Миронов, но у него правой рукой как раз и является Алтынбаев: не исключено, что он теперь переубедит шефа. А в обмен на это в Татарстане зарегистрируют мироновскую Справедливую Россию. Мухаметшин уже намекнул на такой исход дела: У нас еще будет встреча с Сергеем Мироновым. Несколько консультаций я уже провел с ним: думаю, что председатель верхней палаты будет стоять на позициях действующей Конституции РФ, в рамках которой и составлен наш договор.