18+
  1. Личный дефолт Ходорковского

Личный дефолт Ходорковского

Десять лет назад дефолт превратил Ходорковского в миллиардера. Его сторонники надеются, что сегодня экс-олигарх или получит свободу, или на худой конец станет властителем дум. Однако прошлое оставляет слишком много вопросов.

С годами Михаил Ходорковский медленно, но верно переквалифицируется из миллиардера в публицисты, но своим сериалом про «левые повороты» он ориентируется на забывчивую публику. Анализируя причины кризиса, рассуждает о «национальной безответственности «корпорации менеджеров», так как будто бы сам никогда не был самым влиятельным олигархом.

«Подобно тому, как достоверная история японских императоров упирается в мифологические сказания о богине солнца Аматэрасу – недавнее, казалось бы, прошлое российских олигархов обросло совершенно фантастическими слухами» - писала о Ходорковском в августе 1999 года публицистка Юлия Латынина и на пальцах объясняла, как нефтяной олигарх «кидал» партнеров, государство и народ…

«Есть люди, которых деньги и власть делают лучше. Их мышление приобретает другой масштаб. К таким людям принадлежит Ходорковский», - такие мифы об олигархе Юлия Латынина сочиняет сейчас. Но на пальцах ничего уже не объясняет. Наверное, не получается - слишком уж неприличные для объекта обожания фигуры могут нарисоваться.

Зато «краткий курс истории ЮКОСа» хорошо усвоили в американском Госдепе. Недавно по поводу пятой годовщины ареста миллиардера здесь сделали очередное заявление «поддержки»: «Ведение дел в отношении Ходорковского и его соратников подорвало репутацию России». А «The Wall Street Journal» в редакционной статье сделал вывод: «Если когда-нибудь г-н Медведев захочет вернуть доверие инвесторов, хорошим сигналом может послужить освобождение г-на Ходорковского». Опять «достоверная история» упирается в «мифологические сказания».

А ведь до 2003 года западная пресса отзывалась об олигархе совсем по-другому: «Чем богаче становился Ходорковский, тем длиннее за ним тянулся след из обманутых западных инвесторов, а порой и подозрительных смертей».

Но это было раньше. Теперь заокеанские политики и некоторые отечественные публицисты страдают частичной амнезией памяти. Друзья познаются в беде, а олигархи познаются в кризисе. Поведение Ходорковского во время дефолта перечеркивает все красивые слова его западных «адвокатов».

Начать хотя бы с того, что не будь таких бизнесменов как Ходорковский, самого дефолта 98-го года в России могло и не случиться. К таким выводам по горячим следам пришла «Временная комиссия по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений от 17 августа 1998 года». Публицистка Латынина, сочиняющая сегодня о Михаиле Борисовиче сладкие мифы, в свое время тоже рассказала о закулисных подробностях дефолта:

«В 1997–1998 годах олигархи жили тем, что брали валютные кредиты на Западе под низкий процент… В июле 1998 года западные банкиры наконец отказываются пролонгировать ранее выданные кредиты и требуют их возврата… Олигархи в панике бегают по коридорам Белого дома: «Сделайте что-нибудь, чтобы мы могли не платить». Говорят, голос Ходорковского в этом хоре был весьма заметен... В конце концов, как рассказывают очевидцы, олигархи прибежали к Кириенко. «Мы у тебя НОРСИ отберем, в землю зароем, если ты как-нибудь не выручишь нас. Разреши не платить Западу». «Хорошо, – говорит Кириенко, – я объявлю мораторий по выплате долгов на Запад, но за это я перестану платить по ГКО».

Буквально накануне дефолта Ельцин уверял, что финансовая система России крепка, как никогда. Но «аргументы» Ходорковского для тогдашнего премьера, оказались весомее президентских. В итоге олигарх из миллионера превратился в миллиардера, а простые люди стали еще беднее.

По данным той же Временной комиссии Совета Федерации «в результате решений от 17 августа реальные доходы населения уменьшились в сентябре 1998 года по сравнению с августом этого же года на 31,1 процента... При этом доступ к информации о готовящихся решениях получили лица, заведомо заинтересованные в ее коммерческом использовании».

Ходорковский знал, как распорядиться инсайдерской информацией о дефолте. Девальвация рубля увеличила рублевую выручку олигарха в 6-8 раз, что с лихвой окупало разразившуюся инфляцию. Напомним, что накануне дефолта его хваленая империя Менатеп-Роспром-ЮКОС находилась на грани банкротства. Долги Менатепа превышали активы в 1,3 раза, а гордость Михаила Ходорковского - нефтяная компания ЮКОС - должна была заплатить кредиторам более чем 200 млн. долларов. Сумма для того времени неподъемная с учетом того, что после 17 августа все крупнейшие «проблемные» банки России были должны частным вкладчикам примерно 470 млн. (Кстати, сегодня именно последователи Ходорковского вовсю кричат о неизбежности девальвации.)

Так что весь 1999 год Ходорковский был занят «игрой в прятки» с государством, кредиторами и вкладчиками – переоформлял активы и распихивал миллионы по офшорам. Об этом были прекрасно осведомлены и в Америке. Вот фрагмент интервью замдиректора Дэвисовского центра евразийских исследований Гарвардского университета Маршалла Голдмана:

« - Банк Ходорковского «Менатеп» вместе с другими банками, принадлежавшими олигархам, во время финансового дефолта 17 августа 1998 года получил мощнейший удар. Были банковские каникулы, все банки были закрыты. Ходорковский взял все остававшиеся капиталы и перевел их в другой свой банк, оставив вкладчиков ни с чем.

- Итак, он заполучил эти активы, а всех оставил на мели?

- Да».

Во время дефолта Ходорковский, действительно, получил все, а его вкладчики - ничего. Деньги «Менатепа» благополучно перекочевали в «Менатеп СПб» и в «Доверительный инвестиционный банк», также находившийся под контролем олигарха. А когда у вкладчиков возникли вопросы, концы были спрятаны в воду. В буквальном смысле.

25 мая 1999 года все подлинники договоров «Менатепа» были загружены в «Камаз» и под благовидным предлогом отправлены в архив Великого Новгорода. 16 тонн финансовых документов, 607 коробок. Но до архива грузовик не доехал, «случайно» упал с моста в реку Дубна с десятиметровой высоты. Следствие, справедливо подозревающее водителя в преднамеренной аварии, было остановлено окриком из Москвы.

В итоге десятки тысяч вкладчиков банка «Менатеп» окончательно потеряли шанс вернуть свои средства. Зато Михаил Борисович начал жизнь «с чистого листа». Если в 2001-м владелец ЮКОСа занимал 194-е место в списке самых богатых людей мира, то в 2002-м - 126-е, а в 2003-м - уже 26-е.

Секрет последующей трансформации имиджа Ходорковского Маршалл Голдман объясняет его финансовой интервенцией в США: «Он создал фонд а ля Рокфеллер. Основал фонд российского открытого общества, созданный по образцу и подобию фонда Джорджа Сороса. Дал миллион долларов библиотеке Конгресса»… Что это как не завуалированная форма взяток, принятая в американском истеблишменте? «У него всегда была «крыша» в Правительстве России, теперь для защиты от него потребовалась западная крыша», - писала авторитетная «The New York Times».

В Англии Ходорковскому помогали принц Майкл Кентский и лорд Дэвид Оуэн. В правление российского фонда «Открытая Россия» вошли американцы Генри Киссинджер и Джейкоб Ротшильд. Ежегодно около 50 миллионов шли на благотворительность, к примеру, в Бруклинский институт. Полмиллиона доставалось Фонду Карнеги, еще сто тысяч – «Национальному книжному фестивалю», проводимому под эгидой Лоры Буш. Немудрено, что бывший «самый нечистоплотный олигарх» стал белым и пушистым любимцем западной политической элиты, которому в Вашингтоне прочили пост премьер-министра России. Такого премьера потеряли в США!

Сегодня та же забывчивая публицист Латынина пишет о бывшем главе Менатепа-ЮКОСа: «До ареста Михаила Ходорковского вектор развития России был направлен в сторону открытого общества… И символом этого вектора был как раз Ходорковский». На самом деле (и ей это известно!), вектор олигарха покоится на дне реки. Пусть злополучный грузовик и утонул, но неприятный осадок до сих пор остался. Никакая «Perestroyka» вместе с «Левым поворотом» это уже не исправят.

Кризис 98-го был «дефолтом Ходорковского», дефолтом, спровоцированным им и принесшим ему баснословные дивиденды. Но тот кризис стал одновременно и дефолтом его идей, тех идей, согласно которым госбюджет создан лишь для того, чтобы его разворовывать, а сбережения граждан – чтобы присваивать их.

Последнее высказывание особенно актуально сейчас, когда многие отечественные бизнесмены, задолжавшие западным кредиторам баснословные суммы, не прочь решить свои финансовые проблемы за счет государства. К счастью, такие штучки, как с Кириенко, у них уже не пройдут. С нынешним премьер-министром так не поговоришь. Теперь у нас другое правительство, да и страна стала кардинально другой. Никто в верхах не станет, как это было принято в столь милые Ходорковскому 90-е, нарушать закон и интересы граждан ради обогащения и без того не бедных людей. А значит, новый дефолт стране не грозит.

Последние новости