18+
  1. Билл Браудер подставил HSBC на 37,5 млн акций Газпрома?

Билл Браудер подставил HSBC на 37,5 млн акций Газпрома?

Билл Браудер подставил HSBC на 37,5 млн акций Газпрома?
Билл Браудер никогда не был инвестором в Россию, а вся его история – дешевая ложь, имеющая только одну цель – сделать невозможным предъявление финансовых претензий настоящему управляющему фондом Эрмитаж – банку HSBC.

ЦитатаСамого его ждет новый приговор и борьба с ИнтерполомКонец цитаты История фонда в России началась в 1995 году, когда владелец Республиканского банка Нью-Йорка Эдмонд Сафра решил покупать дешевые российские активы, и открыл на Дмитровском переулке в Москве офис банка. Дело казалось настолько выгодным, что Сафра предложил покупать русские акции и своим клиентам, а для этого создал на Гернси офшорный фонд «Эрмитаж», названный в честь принадлежащего ему одноименного отеля в Монте-Карло, треть здания которого занимал собственно офис банка.

Поскольку налоговое и валютное законодательство в то время было уж очень запутанное (нельзя было просто так купить и перевести за границу валюту, налоги составляли до 50% от прибыли), доверенное лицо Сафры – Дэйв Элзас нашел в Москве недорогую аудиторскую фирму «Файерстоун Данкен», принадлежавшую бывшему сотруднику «Эрнст энг Янг» Константину Пономарёву, младшим партнером которого был торговавший автомобильной краской американец Джемисон Файерстоун, которая и разработала для банка схему работы фонда «Эрмитаж» в Москве, включающую в себя открытие офиса в Калмыкии, наём инвалидов и использование кипрских компаний со статусом резидента (неофшорных).

Браудера тогда взяли на работу на должность руководителя финансовых аналитиков – одного из директоров компании «Эрмитаж Кэпитал», дочерней компании банка, являвшейся инвестконсультантом фонда, которому нужно было жить в Москве, следить за котировками и давать советы управляющим что покупать на деньги инвесторов.

ЦитатаЛучший способ бороться с коррупцией – возглавить её! (народная мудрость)Конец цитаты К роковому сожалению, Республиканский банк Нью-Йорка назначил Браудера же на формальные должности руководителей российских дочерних компаний фонда. В результате, когда в 1999 году Сафра продал свой банк группе HSBC и был убит (сожжен заживо) в своем доме в Монако, новые владельцы банка почему то решили, что фондом в России управляет Браудер и в значительной степени доверились ему.

Однако, еще в конце 1996 года Файерстоун с помощью нанятых автоматчиков из местного ОВД, отнял аудиторскую компанию у Пономарева, а вместо него налогами в компании занялся Сергей Магнитский. А он не считал нужным открывать офисы в Калмыкии и реально нанимать инвалидов, ограничившись только документами.

Рынок рос, с ним рос и фонд, и HSBC был доволен и не задавал лишних вопросов. Зато их в 2003 и в 2004 годах задала налоговая инспекция Элисты, попросившая пояснить, почему две компании фонда – ООО «Дальняя степь» и ООО «Сатурн Инвестментс» заплатили за 2000 и 2001 год 5,5% налогов вместо 35%. Переговоры с налоговой вел сам Магнитский, который был генеральным директором ООО «Сатурн Инвестментс» и действовал по доверенности, подписанной от ООО «Дальняя степь» Браудером.

В ходе налоговой проверки оказалось, что офисы в Элисте компании не открывали, а в налоговую инспекцию передали поддельные сертификаты резидентов экономической зоны, на которых были сфальсифицированные подписи министра экономики республики Калмыкия. Что касается инвалидов, то они в компаниях никогда и не работали, на них были выписаны фиктивные дубликаты трудовых книжек, и продолжали они работать в других местах озеленителем, библиотекарем, разнорабочим и водителем.

Сначала Браудер скрывал всё это от банка HSBC, однако когда в октябре 2004 года в отношении Браудера лично возбудили уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов в ООО «Дальняя степь», он вынужден был признать существование серьезной проблемы, но о поддельных подписях министра на сертификатах и о фиктивных инвалидах он умолчал, представив свои проблемы предвзятостью местных налоговиков.

Первым делом, фонду нужно было обезопасить находившиеся на счете ДЕПО ООО «Дальняя степь» в Газпромбанке 37,5 миллионов акций Газпрома, стоивших более 3-х миллиардов рублей, которые могли арестовать в любой момент.

Действовать нужно было срочно, однако спрятать такой большой пакет было очень непросто и Браудер попросил помощи у «Тройки Диалог», которая тогда являлась брокером фонда в России. Спросив разрешения у руководителя компании, Браудеру согласился помочь глава подразделения «Тройка Кэпитал Партнерс» Сергей Скворцов, сотрудники которого занимались сопровождением «Эрмитажа», но Браудеру объявили, что 1 миллион акций нужно будет отдать в оплату за услуги.

Часть сотрудников HSBC, работавшая еще при Сафре, включая Эндрю Пучера и Пола Ренча на Гернси, была в курсе проблем и помогала Браудеру обманывать головной офис банка, поэтому расходы на транзит и сокрытие акций были вставлены в отчетность фонда как неудачные операции с акциями. Еще 580 млн рублей были обналичены через Дальневосточный региональный банк и использованы на взятки для закрытия уголовных дел и в судах. На самом же деле эти активы было попросту похищены у акционеров фонда.

Для проворачивания всей операции «Тройка» использовала оформленную на доверенное лицо компанию «Бизнес Капитал», которая выкупила у ООО «Дальняя степь» все принадлежавшие ей 37,5 млн акций Газпрома, а 36,5 млн акций перевела на другую компанию фонда – ООО «Махаон», которая для конспирации была оформлена не на дочернюю компанию банка HSBC, а на зарегистрированную на Британских Виргинских Островах компанию Global Administration (Russia) ltd, а аудиторов фонда просто обманули. При этом, на момент транзита акций директором и ООО «Дальняя степь» и ООО «Махаон», был доверенный человек Браудера Иван Черкасов, который же был и учредителем ООО «Махаон».

В течение 2005 – 2006 года Браудеру пришлось предпринять титанические усилия, чтобы закрывать вновь возбуждавшиеся уголовные дела. Передачу взяток следователям он организовывал через своего адвоката Владимира Пастухова и специалиста по безопасности – израильтянина Якира Шашшуа, который сделал себе фальшивый российский паспорт на имя Якова Шошуа. В Калмыкии они решали через заместителя начальника следственной части УВД Элисты и зампрокурора Республики Калмыкия. Однако, когда ФСБ России, наблюдавшее за Браудером, строившим из себя инвестактивиста, добилось в 2006 году перевода всех дел в Москву, в Следственный комитет при МВД России, над Браудером нависла реальная опасность.

Тогда Пастухов нашел выход на замначальника Департамента экономической безопасности МВД России Константина Пирцхалаву, который в настоящее время трудится в Берне в должности представителя МВД России в Швейцарии. У Пирцхалавы были очень хорошие отношения с только что уволенным начальником СК при МВД – помощником руководителя администрации президента Виталием Мозяковым. И, хотя генерал Мозяков ушел, но команда его осталась работать в знаменитом здании на Газетном переулке. А самое главное, что отдел налоговых преступлений продолжал возглавлять Сергей Колобов, по кличке «Колобок», который был очень близок с Пирцхалавой, возглавлявшим в МВД России всю систему оперативных налоговых подразделений.

Точно не известно, сколько адвокаты Браудера отнесли Пирцхалаве и Колобову, но опрошенные нами эксперты считают, что эта услуга не могла стоить меньше 1 млн долл. США на них двоих.Так как же, несмотря на настойчивость ФСБ РФ, Колобов смог «похоронить» дело?Первым делом, он лично, несмотря на свою должность начальника отдела, принял дело к своему производству. Первый месяц Колобов отвечал всем, что дело сложное и он его читает. Но когда новый начальник СК при МВД РФ Алексей Аничин назначил заслушивание по делу с участием оперативников ФСБ, Колобов придумал поистине гениальный шаг.

На совещании, пользуясь тем, что в центральном аппарате МВД и ФСБ никто не знал деталей, а Колобов никого не подпускал к делу, он достал две налоговые декларации за те кварталы, когда объем выручки был минимальным – 15-20 тыс. рублей, показал всем и пояснил: уклонение от уплаты налогов – налицо, состав преступления есть, но сумма ущерба просто смешная и расследовать такое дело в центральном аппарате МВД России нельзя. Не подозревающий обмана со стороны своего сотрудника Аничин поддержал Колобова и предложил передать дело в Южный федеральный округ, с чем вынуждены были согласиться эфэсбешники. Однако в ЮФО дело не задержалось даже на месяц и решением прокурора было передано в удобную для Браудера Элисту, где его тут же опять закрыли. К слову, именно по этому делу Браудер и был осужден заочно в 2013 году, а доказанная сумма неуплаченных налогов превысила в итоге 500 млн рублей.

Устав бороться с ветряными мельницами в Калмыкии и на федеральном уровне, эфэсбешники договорились с начальником ГСУ ГУВД Москвы Глуховым и начальником УНП ГУВД Москвы Михалкиным о проведении новых проверок уже переведенных к тому времени в Москву компаний фонда.

Оказалось, что вместо того, чтобы работать на HSBC, Браудер «левачил» и предлагал особо важным клиентам работать с ним напрямую. Одной из таких «левых» компания было ООО «Камея», созданное все той же аудиторской компаний «Файерстоун Данкен», директором которой был всё тот же Иван Черкасов, имевшее на тот момент больше акций Газпрома, чем все компании фонда вместе взятые. В отношении Черкасова 31 мая 2007 года возбудили дело о неправильной уплате налога на дивиденды, однако вплоть до конца 2007 года обвинения ему предъявлено так и не было. В отношении же Магнитского и Файерстоуна расследование даже и не велось. К чести эфэсбешников, стоявших намертво, это дело закрыть Браудеру так и не удалось. Более того, когда в феврале 2008 году делегация из Москвы поехала изучать прекращенные калмыцкие дела, их встретил всё тот же замначальника следственной части УВД Элисты с уже отмененным постановлением о прекращении дела и решением об объявлении Браудера в розыск.

В марте 2008 года Аничин изъял калмыцкие дела из УВД Элисты и передал их в управление по Центральному федеральному округу, где их передали «душному» следователю Николаю Будило, который применил простую, но действенную тактику допросов: он стал вызывать всех сотрудников «Файерстоун Данкен» на допрос раз в неделю, задавая им новые вопросы, основанные на показаниях других сотрудников. Поскольку адвокаты не придумали лучшей тактики защиты, как полное отрицание («я лично отношения не имею, а кто из сотрудников занимался – не знаю»), после второго допроса люди были на взводе и многие реально подумывали о том, чтобы наконец начать говорить.

Файерстоун прямо сказал об этом Браудеру и тот решил применить «тяжелую артиллерию» - презентацию Браудера о его проблемах согласился передать только что избранному президентом Дмитрию Медведеву тот самый Виталий Мозяков, который занимал пост помощника руководителя администрации Президента РФ. Мозяков так извратил факты, что Браудер из преступника был представлен жертвой, следователи Москвы и Центрального федерального округа были представлены вымогателями, а возобновление калмыцких дел было названо преступлением.

Эту же презентацию Мозяков дал и своему преемнику - руководителю СК при МВД России Аничину, которого заверил, что Медведев «в курсе и согласен». В результате, в апреле 2008 года допросы сотрудников «Файерстоун Данкен» были остановлены, а все дела переданы (сюрприз!) в тот же самый отдел Сергея Колобова в СК при МВД России, где вплоть до сентября 2008 года расследование откровенно саботировали следователи Арём Чуриканов, а затем и Олег Болотов, работавшие в команде Колобова. Розыск Браудера, объявленный еще в Калмыкии, по-тихому прекратили.

А тем временем в Калмыкии, полным ходом шло контролируемое банкротство ООО «Дальняя степь», целью которого было сделать невозможным выведенные из компании активы и обезопасить HSBC как управляющего фондом. Сделать это без помощи местных налоговиков было невозможно, и на счастье Браудера в 2006 году руководить калмыцким УФНС был назначен москвич Герман Федоров, к которому быстро удалось найти подход. Коллеги Федорова, работавшие с ним до этого в центральном аппарате ФНС рассказали, что за решение проблем Федоров всегда брал не меньше 5% от суммы долга, а в этом случае мог попросить и все 10%. А это составляет не меньше 120 млн рублей в ценах 2006 года! Но в эту сумму должна была входить и поддержка центрального аппарата налоговой службы, и услуги арбитражного управляющего Александра Долженко, с которым договорились местные налоговики.

В результате, ни налоговая, ни управляющий Долженко не запросили выписки о движении по расчетным счетам и счетам ДЕПО, составили и утвердили фиктивный отчет об отсутствии признаков преднамеренного банкротства и в конце 2007 года «похоронили» компанию.

В Москве же, через несколько месяцев очередного бездействия, в сентябре 2008 года налоговые дела всё-таки передали в другой отдел, который возглавлял Геннадий Карлов, и тот поручил их новому следователю Олегу Сильченко. Сильченко раскрыл дело о неуплате налогов за три месяца и уже в ноябре 2008 года предъявил обвинение Сергею Магнитскому, а заочно – Браудеру.

Да, контролируемое банкротство «Дальней степи» не помогло избежать обвинения, по которому в 2013 году Браудер был заочно осужден. Но великолепно проведенная пиар-кампания на западе, окончившаяся принятием различных международных санкций, основанных на фальшивых доказательствах Браудера, позволила ему добиться отказа в международном розыске по линии Интерпола. И вся эта история должна была окончиться ничем.

Но сегодня стало известно, что в Ставрополе был задержан бывший конкурсный управляющий ООО «Дальняя степь» Долженко А.Н., давший признательные показания в том числе и на Браудера и фонд «Эрмитаж». А значит, нас ждет новый сезон увлекательного сериала «Браудер и Россия» с использованием грязного пиара, правозащитников и важных политиков, рассуждающих о несправедливом правосудии в России.

Однако, Браудера вряд ли поддержит банк HSBC, который и так становился объектом критики в последнее время. А учитывая, что в своих показаниях, данных на допросе с участием федеральных прокуроров США в апреле 2015 года, Браудер заявил, что не имеет никакого отношения к банкротству ООО «Дальняя степь», и всю ответственность за совершенное он возложил на сотрудников банка HSBC, его положение может оказаться весьма шатким.

И кто знает, может быть в ближайшие годы Браудер наконец залетит погостить в пятый московский следственный изолятор, сертифицированный по всем стандартам совета Европы, и задержится еще на несколько лет в уютной колонии общего режима в Тульской области.

Жаль, что в результате действий Браудера вернуть 37,5 миллионов акций Газпрома и рассчитаться с бюджетом теперь придется банку HSBC, у которого полно активов в России.

Дмитрий Зотов