18+
  1. «Бинбанк»: было ваше, стало наше

«Бинбанк»: было ваше, стало наше

Рейдерство стало такой же национальной особенностью отечественного бизнеса, как и привычка деловых людей «обмывать» каждую успешную сделку. Конечно, сегодня этот промысел выглядит более цивилизованно, чем в «лихие 90-е».

Тем не менее, старые приемы отъема собственности действуют безотказно, продолжая кормить своих создателей. Причем, как показывает пример коммерческого банка «Бинбанк», некоторые из таких рейдеров находятся вне досягаемости российского правосудия

«Бинбанк» до сих пор использует схемы передела собственности, созданные беглым олигархом Михаилом Гуцериевым

Рейдерство стало такой же национальной особенностью отечественного бизнеса, как и привычка деловых людей «обмывать» каждую успешную сделку. Конечно, сегодня этот промысел выглядит более цивилизованно, чем в «лихие 90-е». Тем не менее, старые приемы отъема собственности действуют безотказно, продолжая кормить своих создателей. Причем, как показывает пример коммерческого банка «Бинбанк», некоторые из таких рейдеров находятся вне досягаемости российского правосудия

В деловых кругах страны снова заговорили о клане Гуцериева. Вспомнить опального бизнесмена, скрывшегося в туманном Лондоне от российской прокуратуры, заставил громкий скандал, обстоятельства которого заставили вспомнить «олигархические войны» недавнего прошлого. Судя по недавним публикациям в российских СМИ, «Бинбанк», считавшийся финансовым сердцем империи Гуцериева, внезапно ополчился против своего клиента, крупной ритейлерской сетью «Агроторг – Самара». Причем, обстоятельства этого конфликта заставляют уверенно говорить о старте нового передела собственности, грозящего захлестнуть российские регионы.

Война, как это обычно бывает, началась с ультиматума. В своем письме от 26 мая «Бинбанк» потребовал у компании «Агроторг – Самара», одной из крупнейших в Самарской области сетей продовольственных магазинов, досрочно, в течение пяти дней, погасить полумиллиардный кредит. Вернуться в договорное русло банк не хотел, ссылаясь на «повышение кредитных рисков». Тот факт, что торговая сеть долгие годы добросовестно исполняла условия кредитных договоров, предоставив банку в залог всю свою недвижимость, кредитор проигнорировал. Этика делового мира была забыта: в случае неуплаты кредита банк грозил обратится в суд, с иском о начале процедуры банкротства.

Досрочное погашение займа, да еще и в пятидневный срок, было задачей не из простых. Изъятие такой суммы из оборотных средств могло осложнить работу торговой сети, обслуживающую сотни тысяч покупателей покупателей. Тем не менее, «Агроторг – Самара» выразила готовность немедленно выплатить кредит, не забыв при этом положенные проценты. К удивлению руководства торговой сети, сделать это оказалось непросто. Как сообщает газета «Финансовые ИЗВЕСТИЯ» «Но брать деньги никто не спешил. Складывалась парадоксальная ситуация: Бинбанк, настаивая на досрочном и безусловном исполнении обязательств по кредиту, одновременно создавал сложности по его погашению. А именно тянул до последнего, под различными предлогами отказываясь сообщить реквизиты ссудного счета для перечисления суммы задолженности». Зато, не теряя времени, выкупил кредитные обязательства компании у регионального «Ноксбанка». …«Кредит был погашен. Но сам конфликт на этом не закончился. Словно подтверждая худшие опасения, банк не спешил расставаться с залогом. Механизм проволочек базировался на очевидных недостатках российского законодательства. Погашение регистрационных записей об ипотеке, в которой оказалось практически все имущество компании "Агроторг-Самара", производится только по совместному заявлению сторон. Бинбанк же, не утруждая себя объяснением причин, от подачи такого заявления уклоняется, тем самым лишая торговую сеть возможности свободно распоряжаться собственным имуществом».

Точку в споре, конечно, должен поставить суд. Но сам факт беспардонного «наезда» говорит о многом. Случай с компанией «Агроторг – Самара» - не единственный. В конце мая «Бинбанк» выдвинул аналогичный ультиматум компании «Тамерлан», которая владеет сетью магазинов «Пятерочка» в Волгограде и Ростове. Как и в случае с самарской компанией, банкиры требовали досрочного погашения всех выданных ранее кредитов в течение пяти дней. В официальном письме прозвучал все тот же предлог: «повышение степени кредитных рисков». И так же, как в конфликте с компанией «Агроторг – Самара», «Бинбанк» не возвращает заложенные «Тамерланом» здания магазинов и участок земли. Прослеживается единая схема: необоснованные претензии, последующая травля в СМИ, скупка долгов и попытки вызвать банкротство. Говорят, что компании даже подобран конкурсный управляющий, бывший менеджер «ЮКОСа» Эдуард Ребгун. Понятно, что такое может случится только при одном условии, когда предпринята спланированная атака с целью завладения собственностью компаний – заемщиков. Или, проще говоря, занялся рейдерством, по примеру своего основателя Михаила Гуцериева.

Банкиром Михаил Шишханов стал в одночасье, по воле семьи. Основав в 1993 году «Бинбанк», Гуцериев через год передал его племяннику, только что окончившему институт. И сразу же задействовал в своих деловых схемах. В основном, занимался «Бинбанк» скупкой ценных бумаг ведущих промышленных предприятий. Причем, не особо придерживаясь правил «честной игры». Показательным примером стала скупка акций московской строительной компании «Моспромстрой», которую в интересах банка провела компания «Росбилдинг». Объект являлся закрытым акционерным обществом, поэтому люди Гуцериева оформили несколько притворных сделок дарения акций. А затем, став «акционерами» предприятия, они на вполне законных основаниях занялись скупкой ценных бумаг «Моспромстроя», попытавшись взять под свой контроль всю компанию. Не менее агрессивно «Бинбанк» скупал бумаги тогда еще благополучного «ЮКОСа», чем вызвал повышенный интерес правоохранительных органов. Многих озадачила фантастически низкая цена, по которой в ноябре 2005 года «ЮКОС» продал банку Шишханова – Гуцериева свой пакет в «Саханефтегазе»: перспективнейшая нефтяная компания обошлась всего в шесть миллионов долларов, по семь центов за баррель сырьевых запасов. Потом была «война» с могущественной ТНК, битвы за строительный рынок и объекты «большой химии». И везде работала уже знакомая нами схема: газетная волна компромата, скупка долговых обязательств, уголовные дела в отношении менеджмента и поразительные по своей неадекватности решения арбитража.

Бизнес шел успешно. Клан стоял на трех прочных опорах: брат Михаила, Саит Гуцериев, бывший гендиректор Грозненского ТПО «Местная промышленность», руководил «Промышленно-финансовой компанией «Бин»», «Бинбанком» «рулил» племянник, а сам Михаил Сафарбекович владел «Русснефтью». К началу 2005 года годовой оборот нефтяной компании составил около трех млрд. долларов, а группы «Бин», без учета «Бинбанка» - более полутора миллиардов. Клану удалось скупить почти четыре десятка предприятий, причем останавливаться он не собирался. Почву для дальнейшей экспансии прощупывал Адлан Шишханов, двоюродный брат главы «Бинбанка». В свое время он возглавлял московское представительство кипрской компании «Блэкуол Инвестментс Лимитед», числился руководителем нескольких московских и подмосковных фирм, директорствовал компанией «Аспект», владевшей в Казахстане тремя заводами химического комплекса «Актал».

Как сообщает издание «Пресс-Атташе.ru» - «Но самый заметный след представитель клана оставил на Украине. Здесь имя Адлана Шишханова связывают с захватом заложников. Речь шла о контроле части поставок российской нефти. Как писала украинская пресса, три года назад Адлан и Михаил Шишхановы вели на сей счет переговоры с предпринимателем Левинчуком: «…В августе 2005 года Адлан предложил учредить совместную компанию «Русинвест-Групп». Гарантом выступал «Бинбанк» в лице его президента Шишханова Михаила Османовича. Сергей Левинчук согласился на предложенную схему, но учредителем «Русинвест-Групп» поручил выступить сыну Андрею, а сам улетел в Турцию. В аэропорту Москвы Андрея встретили и по поручению Адлана Шишханова отвезли в некий дом отдыха, принадлежавший последнему. В то же самое время в Стамбуле, по поручению все того же Адлана Шишханова, Сергея Левинчука, остановившегося в гостинице «Свисс Отель», повезли в некие «апартаменты», где на него набросились двое в масках, ударили пистолетом по голове, после чего тот потерял сознание. Когда Левинчук-старший пришел в себя, ему, угрожая убийством сына, дали телефонную трубку, чтобы он приказал Андрею подписать «все бумаги». Тем временем, в Москве группа лиц во главе с неким Або Арчаковым насильно удерживала Андрея Левинчука до тех пор, пока он не пообщался с отцом по телефону, и не подписал «все бумаги». Андрей вспоминает, что позже приехали двое парней, один из которых назвался Муратом. Затем появился сам Адлан Шишханов. Ошеломленный Андрей спросил у своего «делового партнера»: «Вы нас кинули?» И в ответ услышал: «Думай, что хочешь». Его отпустили только 23 марта, после того, как он подписал все документы у регистратора».

В наше время брать заложников немодно. Если какие-то люди раз за разом настойчиво проводят захваты чужой собственности, ими начинает интересоваться государства. Для главы клана такой интерес, как известно, закончился печально: Михаил Гуцериев бежал из-под следствия за границу, заочно арестован и объявлен в международный розыск. Зато в России остался его клан, который продолжает ранее взятый курс на агрессивное поглощение рынка. Правда, теперь «биновцы» ведут себя аккуратнее. Тот же Адлан Шишханов, ранее предпочитавший работать под прикрытием крепких ребят, в истории с волгоградской компаний «Тамерлан» действует цивилизованно. Теперь он представляет кипрскую компанию «Лефаро Инвестментс». И настаивает на своем праве присутствовать на общих собраниях акционеров «Тамерлана».

А суть дела остается все той же, что и во времена личного руководства Михаила Гуцериева. Клан, продолжает агрессивное поглощение предприятий. Схема, с незначительными вариациями, используется стандартная. Как в случае с компанией «Агроторг – Самара», банк входит в полное доверие к предпринимателям, кредитуя их несколько лет на выгодных условиях. И так же, как это случилось с компанией «Тамерлан», настаивает на передаче в залог всей недвижимости. А потом, внезапно потребовав досрочного погашения кредита, ведут дело к банкротству заемщика, оставляет у себя сего имущество. Или, попросту, не отдает залог, прикрываясь несовершенством закона. А за всем этим стоит тень изобретателя этой нехитрой схемы. Деньги нужны всем, включая российских миллиардеров, переселившихся на берега Темзы…

Российской прокуратуре принято сочувствовать: власти Великобритании не выдают российских преступников, волей случая оказавшихся на территории Объединенного Королевства. Но в случае с Михаилом Гуцериевым российским правоохранительным органам вполне под силу самим диктовать условия сбежавшему олигарху. Для этого достаточно всерьез заняться последними делами его клана, источника финансового благополучия новоиспеченного лондонца. И никакие ссылки на несовершенство законов действовать не должны. Как писал журнал эксперт, «по сути же любой рейд есть прямая уголовщина. И кто-кто, а уж его субъекты не могут этого не понимать…».