18+
  1. Бразилия: потерянный шанс

Бразилия: потерянный шанс

Бразилия: потерянный шанс
Полнейший застой в экономике, раздутый государственный аппарат и ожесточенные массовые протесты. Судя по всему, Дилма Руссефф должна изменить курс, считает издание The Economist.

Четыре года назад The Economist изобразил на своей обложке статую Христа Спасителя, которая ракетой поднимается в небо с горы Корковаду в Рио-де-Жанейро.

ЦитатаСогласно российскому законодательству, юридические лица обязаны отчитываться о финансовой деятельности перед налоговыми органами. Однако, если штат компании небольшой, или объемы работы незначительны, выгоднее воспользоваться услугами удаленной бухгалтерии. Заключить договор на ведение бухгалтерского отчета можно на сайте юридического бюро «Арбитр» - http://www.arbitr-spb.ru/bookkeeping/.Конец цитаты

Заголовок гласил: «Бразилия взлетает». Экономика, стабилизировавшись при правлении Фернандо Энрике Кардозу в середине 1990-х, начала разгоняться во время президентства Луиса Инасиу Лулы да Силвы в начале 2000-х. На ней почти не сказался финансовый кризис 2008 года, и в 2010-м рост составил 7,5% - самый высокий за четверть века показатель. В дополнение ко всем успехам Бразилии доверили и проведение Чемпионата мира по футболу в 2014 году, и летней Олимпиады-2016. На волне такого подъема Лула убедил избирателей проголосовать за его протеже - технократку Дилму Руссефф.

После этого страна пережила неприятную и твердую посадку. В прошлом году экономика выросла лишь на 0,9%. Сотни тысяч бразильцев в июне вышли на улицы - это были самые массовые на памяти целого поколения выступления против подорожания жизни, неудовлетворительного уровня услуг и жадности чиновников-коррупционеров. Можно чем-то объяснить это замедление. Экономики всех развивающихся стран притормозили. Некоторые импульсы, послужившие двигателем предыдущего бразильского бума, например отдача от прекращения стремительной инфляции, открытость торговли, рост цен на сырье, значительное увеличение кредитования и потребления, уже исчерпали себя. А вот многие решения Лулы, особенно «Семейный пакет» (Bolsa Família), который спас от нищеты 25 млн бразильцев, достойны восхищения.

Самый тяжелый налоговый кодекс в мире

Но Бразилия слишком мало внимания обращала на реформирование государства в годы экономического бума. И в этом она не одинока: похожа возможность представилась Индии, которая также ее потеряла. Бразильский государственный сектор накладывает особенно тяжелое бремя на частный. Предприятия сталкиваются с фискальным кодексом с самым высоким уровнем налогообложения, нагрузка на фонд оплаты труда добавляет еще 58% к чистым зарплатам, а государственные приоритеты в финансировании поставлены с ног на голову.

Сравним пенсии и инфраструктуру. Первые - до нелепости щедры. Среднестатистический бразилец может надеяться на пенсию объемом до 70% последней заработной платы уже в возрасте 54 лет. Хотя Бразилия и молодая страна, она тратит на пенсии не меньшую долю национального дохода, чем Южная Европа, где процент пожилых людей втрое выше. И наоборот, несмотря на то, что государство простирается через весь континент, но имеет пустячное транспортное сообщение, ее расходы на инфраструктуру совершенно коротки, как бразильские бикини. Правительство ежегодно тратит только 1,5% ВВП на инфраструктуру (для сравнения: средний мировой показатель составляет 3,8%), при том, что ее общая остаточная стоимость оценивается в каких-то 16% валового внутреннего продукта (71% в других крупных странах). Развалившаяся инфраструктура означает финансовое бремя для бизнеса. В бразильском штате Мату-Гросу фермер, выращивающий сою, тратит 25% себестоимости продукции на ее транспортировку в порт, в американском штате Айова - 9%.

Эти проблемы накапливались от поколения к поколению. Но госпожа Руссефф не желает или не может решить их, разве что создает новые своим вмешательством, которое она осуществляет значительно дальше, чем это было у ее предшественника - прагматика Лулы. Она отпугнула инвесторов от инфраструктурных проектов и подорвала добытую тяжелым трудом репутацию Бразилии как страны с прозрачной макроэкономической политикой: открыто заставила главу Центрального банка резко снизить процентные ставки. Вследствие этого, чтобы сдержать постоянную инфляцию, процентные ставки приходится сейчас повышать гораздо больше, чем это было бы нужно при других обстоятельствах. Вместо того, чтобы признать невыполнение фискальных планов, правительство прибегло к бухгалтерскому творчеству. Валовая сумма государственного долга возросла до 60-70% ВВП в зависимости от определения, а рынки не доверяют госпоже Руссефф.

К счастью, Бразилия имеет большой потенциал. Благодаря умелым и предприимчивым фермерам она стала третьим в мире экспортером продуктов питания. Даже если правительство сделало процесс добычи медленнее и дороже, чем нужно, страна все равно к 2020 году будет крупным экспортером нефти. Она имеет несколько настоящих жемчужин в промышленности, а еще развивает исследовательскую базу мирового уровня в биотехнологии, генетических науках, глубоководной морской добыче нефти и газа. Потребительские бренды, выросшие вместе со средним классом, готовы выйти на международный рынок. Несмотря недавние протесты, Бразилия не страдает от социальных или этнических расколов донимающих, например, Индию или Турцию.

Собственная цель для «Дилмы Фернандес»?

Но, если государство хочет восстановить силы, ему нужно найти желание реформироваться. Налоги здесь (как и в охваченной хаосом Аргентине при президенте Кристине Фернандес) уже составляют 36% ВВП - это наибольшая доля среди развивающихся стран. Поэтому правительство не может рассчитывать на налогоплательщиков, чтобы получить дополнительные средства, необходимые для финансирования здравоохранения, образования и транспорта и успокоения демонстрантов. Вместо этого ему следует пересмотреть структуру государственных расходов, особенно пенсии.

Кроме того, страна должна сделать бразильский бизнес конкурентным и поощрять его к инвестированию. При этом надо не защищать предпринимательство (как это представляет себе правительство), а обрекая его на большую конкуренцию за рубежом, одновременно быстрее устранять препятствия дома. Бразильские тарифы на импорт остаются высокими, а таможенные процедуры можно считать образцом вредительства и саботажа. Стране следует открыться.

А еще Бразилии срочно нужна политическая реформа. Бесчисленные партии, интересующиеся только финансовой кормушкой, становятся причиной огромных расходов на всех уровнях государственного аппарата. Одним из последствий этого является формирование кабинета из 39 министров. На бумаге решение видится простым: «порог» мест в Конгрессе и другие изменения, необходимые для усиления депутатской ответственности перед избирателями. Однако, чтобы заставить «слуг народа» изменить выгодную для них систему, нужно иметь намного больше политического мастерства, чем проявила Дилма Руссефф.

За год ее ждет гонка: она хочет баллотироваться на следующий четырехлетний президентский срок. Сейчас у бразильского электората нет оснований удовлетворить эту амбицию сегодняшней руководительницы государства. Однако у нее есть время на подготовку необходимых реформ способом уменьшения бюрократической волокиты, слияния министерств и ограничения государственных расходов. Бразилия не будет обречена на падение: если дама Руссефф возьмет в руки штурвал, шанс взлететь все еще будет.

Последние новости