18+
  1. Цена благодеяний «Интерроса»

Цена благодеяний «Интерроса»

После того Владимир Потанин решил «облагодетельствовать» Эрмитаж, Счетная палата обнаружила массовую пропажу экспонатов из музея. В 1999 году владелец холдинга «Интеррос» Владимир Олегович Потанин решил стать «олигархом с человеческим лицом» и учредил благотворительный фонд имени себя.

Особенно старательно фонд помогал петербургскому Эрмитажу, а сам Потанин стал председателем его Попечительского совета. Игра явно стоит свеч. К настоящему моменту хозяин «Интерроса» единственный оставшийся на плаву, член знаменитой «семибанкирщины» - группы крупнейших магнатов ельцинского призыва считавшихся одно время едва ли параллельной властью в России. Обширные и грамотно отпиаренные благотворительные программы помогли предпринимателю избежать судьбы, сбежавших за границу Владимира Гусинского и Бориса Березовского, отправленного за колючую проволоку Михаила Ходорковского и умершего в нищете Владимира Виноградова. Однако проверявшие Эрмитаж аудиторы Счётной палаты, обнаружили там чудовищный беспорядок, запустение и пропажи множества ценнейших экспонатов, о чем председатель Попечительского Совета Владимир Потанин конечно ничего не знал!

Золотая арка Главштаба

Уже в 2001 году меценатские подвиги Потанина становятся общепланентными и его фамилия появилась в списке членов правления Совета попечителей знаменитого благотворительного фонда Соломона Гугенхайма с штаб-квартирой в Нью-Йорке. Для улучшения зарубежного имиджа – неплохо, но основавший организацию в 1919 году американский золотопромышленник планировал потратить нажитое во время золотой лихорадки на поддержку, прежде всего, авангардного искусства.

Казалось бы, что там делать председателю попечительского совета Эрмитажа, который специализируется почти исключительно на классических коллекциях? Согласно отчету генерального директора потанинского фонда Ларисы Зельковой за 2008 год в помощь господину Пиотровскому направлена прежде всего на поддержку «новаторских проектов музея». Одним из таких проектов стало скандальное переустройство здания Главного штаба, через арку которого бежали на штурм Зимнего дворца революционные солдаты и матросы.

План реконструкции понравился далеко не всем. Известный историк архитектуры директор института искусствознания Алексей Комеч чрезвычайно нелицеприятно отозвался о проекте со страниц органа правительства РФ – «Российской газеты». Комеч усомнился, что утверждавший проект глава Государственной инспекции по охране памятников Никита Явейн мог объективно рассматривать архитектурные новшества своего родного брата Олега Явейна, которые наносили невосполнимый урон облику творения великого Карло Росси.

«Идущие по площади и вдоль Мойки корпуса замыкают между собой длинное дворовое пространство, которое разбивается на отдельные дворы четырьмя поперечными корпусами. – Разъяснял профессор Комеч суть замысла Потанина-Пиотровским. – Дворы перекрываются, поперечные корпуса в центре разбираются и вместо них устраиваются гигантские, египетского вида порталы-проходы с монументальными лестницами перед ними. Россиевские корпуса имеют скромное внутреннее расчленение, в регулярности и пропорциях которого отразилась не только эпоха Николая I и правления имперской бюрократии, но и эпоха Пушкина, Гоголя, Достоевского. Логика наших современников: мы хотим громадье перекрытых пространств и перспектив опять же «как у них» и даже ещё больше. Об этом прямо написано в концепции. По закону памятники (в данном случае федерального уровня и листа Всемирного наследия ЮНЕСКО) нельзя разрушать, новое строительство на территории памятника запрещено! Но нет, для нас престижна такая реконструкция!» («Российская газета», 29 октября 2003 г.).

Этот протест и выступления других ценителей старой архитектуры так и остался гласом вопиющего в пустыне. Однако дело даже не в излишне вольном обращении лихих реконструкторов с творчеством Росси. Не менее интересна и финансовая сторона вопроса. Первоначальную смету – 4 миллиарда 418 миллионов 414 тысяч 868 рублей утвердил Всемирный банк реконструкции и развития. Однако по информации самого Пиотровского, часть денег дало государство, 300 тысяч долларов выделил лично Потанин, ещё столько же собрали на благотворительном балу, и в настоящее время сбор средств продолжается. Даже американская «Кока-кола» выписала чек на 3,9 миллиона рублей после того, как Пиотровский торжественно расписался на нескольких эксклюзивных баночках напитка, украшенных репродукциями Ван Гога и Сезанна… Поневоле создаётся впечатление, что объём пожертвований превышает первоначальную смету, и кое-кто на этом неплохо наживается.

Исчезающие экспонаты

А как же контролирующие органы, типа Счётной палаты? Уж бдительный взгляд их аудиторов наверняка должен учесть все расходы? Теоретически – да, но на практике все проверки, организованные бывшим зампредом Счётной палаты Юрием Болдыревым, закончились ничем. Комиссия Болдырева выявила вопиющие нарушения в хранении ценнейших экспонатов и организации их зарубежных выставок.

Только за 2000 год урон, нанесённый вывозимым за границу экспонатам, составил, по данным Счётной палаты, 368 тысяч долларов, причём изрядную часть этого урона ответственные за повреждения иностранные партнёры так и не компенсировали. Подобная практика продолжалась и в последующие годы – особо шумную огласку получил скандал с треснувшей на выставке во Франции уникальной стеклянной вазой, принадлежащей семейству Николая II.

Многие экспонаты просто исчезали, иногда навсегда, иногда обнаруживаясь в совершенно посторонних местах. Обнаружив за 78 уволившимися или умершими сотрудниками Эрмитажа 221351 экспонат, аудиторы захотели посмотреть произвольно выбранные 50, но им смогли представить лишь 3 единицы хранения. Впоследствии ещё 1123 обнаружили по питерским дворцам и особнякам, а судьба многих так и осталась неизвестной. Когда же Болдырев заявил, что ряд ценных вещей давно вывезена, за границу и заменена копиями, Пиотровский хоть и возмутился, но в суд так и не подал, зато назойливого Болдырева срочно отправили на пенсию. Кто стоял за этим решением? Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский? Но убрать зампредседателя Счетной палаты не его уровень. Зато одному из богатейших людей России имеющему прямой выход на главу государства и огромные деньги для обеспечения своих просьб это вполне по силам!

После изгнания Болдырева заграничные путешествия эрмитажных коллекций приняли поистине космические масштабы, одновременно став практически бесконтрольными. Каждый год за рубеж отправляются картины, статуи и произведения декоративно-прикладного искусства на общую сумму в несколько миллиардов долларов. Одни только «Дриада» и «Любительница абсента» Пабло Пикассо при пересечении границе были оценены в 16 378 078 долларов 58 центов. Многие из этих выставок организуются при участии Фонда Гугенхайма. В правление которого, как мы уже писали, входит Владимир Олегович Потанин, успешно обсуждающий проблемы высокого искусства с иностранными партнерами.

Зачастую путешествия растягиваются на многие месяцы и годы. При этом один из учредителей, специализирующейся на упаковке и вывозе компании «Хепри», Евгений Гаксельберг одновременно успешно торгует эксклюзивными сувенирами и ювелирными изделиями, которые порой очень трудно отличить от эрмитажных экспонатов.

Иногда исчезновение некоторых особо ценных вещей скрыть не удаётся и тогда выясняется, что во всем виноват какой-нибудь нерадивый хранитель, который иногда уже покинул наш грешный мир. Так случилась с коллекцией ценных эмалей, и другими украденными ювелирными изделиями на 140 миллионов рублей. За них всей строгости ответила скончавшаяся сотрудница Завадская, а кто за ней стоял, так и осталось неизвестным. Правоохранительные органы глубоко копать не стали, поскольку получили с самого верху настоятельные предложения не суетиться. Предложения сопровождались изрядным пополнением кошельков оборотней в погонах.

С трудом верится, что безнаказанно проворачивать подобные операции мог бы в одиночку интеллигентный профессор, ставший директором Эрмитажа после влиятельного отца – выдающегося советского учёного Бориса Пиотровского. А вот при поддержке олигарха, прошедшего огонь, воду и медные трубы дикого капитализма – запросто! И для олигарха это, кстати, не первая история подобного рода: еще в 1997 году заместитель Генерального прокурора РФ Михаил Катышев возбудил уголовное дело о хищении 237 миллионов долларов бюджетных средств, причем среди причастных к хищению СМИ называли тогдашнего вице-премьера Владимира Потанина. Ну и где то дело? Тоже замяли?

Наследники Арманда Хаммера

Несмотря на весь шум многочисленных скандалов вокруг пропадающих экспонатов, Пиотровский отделался выговором, а председатель попечительского совета и одновременно активный гугенхаймовец Потанин и вовсе оказался не причём. Хотя по странному стечению обстоятельств, именно после его появления в числе продолжателей дела Гугенхайма там начались многочисленные неурядицы – от закрытия музея в Лас-Вегасе до хищения 500 тысяч евро из музея в Бильбао.

Традиции Арманда Хаммера который, пользуясь бедственным положением и бардаком в большевистской России, вывез из неё ценнейшие произведения искусства никуда не делись. Для некоторых же российских дельцов перемещение на запад картин и статуй может стать неплохой заменой вывозу капитала, контроль за которым со стороны государства сейчас усилился. Кроме того, человек обогативший коллекции и музеи крупнейшей сверхдержавы культурным наследством её бывшего геополитического соперника может рассчитывать на ещё более тёплый приём, чем тот который встретил Гусинский в знойной Палестине и Березовский на берегах туманной Темзы.

Недобросовестные заокеанские дельцы, наживающиеся на расхищении российских культурных ценностей, с радостью встретят российского партнёра, обеспечившего им бесперебойный поток картин, эмалей и миниатюр. Почему бы известному магнату не заняться таким бизнесом, если еще в 1996 году, незадолго до того как заняться Эрмитажем, он в разговоре с журналистом, отвечая на вопрос о будущем России, он брезгливо процедил: «Вы думаете, у нас есть будущее?»