Цена «ошибки» – 50 миллиардов

Цена «ошибки» – 50 миллиардов
Фото: http://tass.ru
Процесс по иску экс-компаньонов Михаила Ходорковского, которые решили отсудить у России десятки миллиардов долларов, уже с самого начала больше походил на спектакль. И в список действующих лиц входил не только Стивен Швебель, которого по необъяснимым причинам назначили представителем России, но и другие лица.

В частности, экс-посол РФ в Нидерландах Роман Колодкин. Рассмотрим, какое отношение он имеет к этому делу.

Кто виноват в провале защиты России по иску экс-акционеров ЮКОСа в Гааге?

В список людей, которые поспособствовали победе экс-акционеров ЮКОСА, записывали разных лиц, в том числе поговаривали о причастности к этому Игоря Шувалова. Он, что логично, отрицает своё отношение к этому делу. «Наша Версия» пять лет назад начала разбираться в этой истории, чтобы определить виновников, которые, вполне вероятно, могут занимать весьма высокие посты. При этом искать их, кроме СМИ, как будто бы никто не планирует.

Реклама на веке
Как разместить

Изучение деятельности экс-посла России в Нидерландах Романа Колодкина и некоторых его коллег смогло пролить свет на существование незаметных ранее связей. В вердикте Апелляционного суда Гааги, по сути, нет новых решений, так как он вернул акт, который был принят Постоянной палатой третейского суда в 2014 году.

Пройдёмся по сути происходящего для тех, кто потерял нить многолетней тяжбы. Около 6 лет назад инстанция присудила бывшим акционерам 50 миллиардов долларов, однако в 2016 году Россия смогла этот вердикт оспорить в Окружном суде Гааги. Затем более вышестоящая инстанция встала на сторону юкосовцев.

По какой причине Москва проиграла этот процесс? На этот вопрос пытались ответить эксперты в сфере права, и практически все они говорили о неправильно истрактованном судом Договоре к Энергетической хартии 1994 года, который, к слову, не был ратифицирован российскими властями. При углублении в данную тему легко упустить из виду основную деталь в многолетней тяжбе. Дело в том, что Апелляционный суд в Гааге является важной инстанцией, чьи вердикты имеют далеко идущие последствия. При этом упомянутая выше ППТС таковой не является. Зачем же Россия вообще согласилась принимать участие в данном процессе?

Интересы страны представляли иностранные юрфирмы, а кто был ответственен за него в Минюсте и МИДе, никто так и не узнал. Так или иначе, тогда же была заложена основа решения суда, по которому Россию обязали выплатить юкосовцам огромную сумму. В переводе на российскую валюту это 3,5 триллиона рублей – на такие средства можно профинансировать систему здравоохранения страны на трёхлетний срок.

Почти непредвзято

Как упоминалось выше, ППТС – это, по сути, список судей, из числа которых стороны выбирают тех, кто будет принимать участие в разрешении их спора. Как правило, бизнес использует эту инстанцию для разрешения возникающих противоречий. Основным условием является признание обеими сторонами полномочий выбранного суда, что и сделала Россия. Вернее будет сказать, что это от имени государства сделали юрфирмы Cleary Gottlieb Steen & Hamilton (CGSH) и Baker Botts. Кто выбирал этих представителей, и устраивался ли конкурс – неясно. Так или иначе, американские юристы, которым было дано соответствующее право, признали Россию стороной процесса. В соответствии с утверждёнными правилами, состав судей индивидуален для конкретной ситуации. Каждая из сторон должна выбрать по одному судье, к которому они испытывают доверие. Затем судьи выбирают третьего, который, по сути, должен быть независимым и решить исход дела.

Юристы, от правильности выбора которых во многом зависел исход дела, остановились на Стивене Швебеле – бывшем председателе Международного суда ООН. Отметим, что Швебель неоднократно демонстрировал предвзятость в отношении России. В итоге получилось то, что получилось. Издание направило запросы в МИД и Минюст, чтобы получить ответ на вопрос – кто курировал американских юристов? Но ведомства не предоставили вразумительных ответов. Между тем, сразу несколько источников указали: этим лицом был на тот момент вице-премьер РФ Игорь Шувалов. Его представители сообщили, что чиновник не имел никакого отношения к процессу. Тем не менее, издание продолжило разбираться в этой истории и выяснило факты, которые если не расставляют все точки над i, то как минимум заставляют задуматься.

А была ли ошибка?

Изучая сложившуюся ситуацию, нельзя не обратить внимание на роль в ней юриста и дипломата Романа Колодкина, который в 2009-2015 годы занимал должность российского посла в Нидерландах. До своей шестилетней работы в Гааге он занимал пост главы правового департамента МИД РФ, куда вернулся после её завершения. Опытный юрист и дипломат вряд ли ничего не знал о специфике процессов в ППТС. Отметим, что в 2016 году, когда во время выступления в МГИМО у него поинтересовались, по какой причине интересы России в Гааге представляли американские юристы, и почему судьёй выбрали Швабеля, Колодкин перевёл стрелки на Минфин. Или, если сказать по-простому, не смог внятно ответить на этот вопрос. При этом дипломат не смог согласиться с прозвучавшими в Госдуме обвинениями в адрес экономических министерств, что и неудивительно – ведь тогда ему пришлось бы навести тень на своего протеже Шувалова.

Госслужба – бизнес – госслужба

Некоторые СМИ упоминают Колодкина в качестве звена, связывающего Шувалова и бизнесмена Александра Мамута. Последний учился с Колодкиным в МГУ, Шувалов окончил тот же юрфак, но на 11 лет позднее. Колодкин познакомился с Шуваловым в начале 1990-х годов, когда будущий зампред правительства устроился на работу в МИД. В последующие годы Шувалов работал в компании Мамута «АЛМ Консалтинг». Не исключено, что по рекомендации своего покровителя из МИДа.

Поработав в частных юрфирмах, Шувалов в 1997 году вернулся на государственную службу в должности замглавы Госкомимущества, после чего стал главой аппарата правительства. Существует мнение, что Колодкин своим назначением на должность посла обязан именно успешному протеже. Кроме того, после возвращения в МИД он стал одним из таких судей. Возникает ощущение, что он был специально направлен в Гаагу, чтобы обеспечить себе место в суде, соответствуя ожиданиям зарубежных коллег. Теперь мы подходим к наиболее интересной части – юрфирма «АЛМ Фельдманс» вписывалась в бизнес-периметр «АЛМ Консалтинг».

В 2000-х юридический бизнес, строительством которого занимался будущий вице-премьер, практически рухнул. Forbes сообщает, что от катастрофы его спас юрист Павел Ивлев, он смог привести в компанию ЮКОС в качестве клиента. Сделал он это через однокурсника Василия Алексаняна. Не исключено, что Ивлев имел личную доверенность Ходорковского, делами компании которого он управлял. В настоящее время юрист скрывается в США, так как в России он был приговорён заочно к 10 годам заключения по делу ЮКОСа. Обвинения также были предъявлены управляющему партнёру «АЛМ Фельдманс» Елене Аграновской. В связи с перечисленными выше фактами, неподдельное удивление вызывают утверждения, что Шувалов и Колодкин не причастны к процессу. Всё это выглядит так, будто Колодкин намеренно продвигал Шувалова, а Ивлев и Аграновская трудились на благо ЮКОСа. При всём этом Колодкин и дальше представляет РФ в различных процессах.

Отметим, что в западных СМПИ данное дело регулярно комментирует историк Фёдор Шелов-Коведяев, который в начале 1990-х годов был первым замом главы МИД России Андрея Козырева. Последний, к слову, за рубежом получил весьма говорящее прозвище «мистер Да!». Сейчас Козырев с большим энтузиазмом натаскивает Запад через СМИ, как следует разговаривать с Россией. Колодкин же в тот же период был заместителем Шелова-Коведяева. Вот такой получается «расклад», при котором вообще странно, что Россия смогла чего-то добиться в Гааге в 2016 году.

Реклама на веке
Как разместить
Африканские лидеры осудили действия ПНС в Ливи Кокорин забил за «Сочи». «Зенит» кусает локоть
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются